Философия doc



Скачать 106.35 Kb.
Pdf просмотр
страница5/7
Дата12.02.2018
Размер106.35 Kb.
1   2   3   4   5   6   7

571 стратегия преодолевает «порог позитивности» в процессе острой дискуссии с либеральными подходами, которая сыграла конституирующую роль в становлении этого дискурса.
Продолжая эту логику, французский философ предполагал, что «когда в процессе развития дискурсивной формации вычленяется некая совокупность высказываний, которая стремится (даже если и не достигает этого) придать большее значение нормам верификации и связности и которая выполняет по отношению к знанию доминирующую функцию (функцию модели, критики или верификации), то мы скажем, что дискурсивная формация преодолевает порог
эпистемологизации» [7]. С точки зрения нашего исследования, это происходит тогда, когда в рамках консервативного или либерального направлений дискурса появляются реалистические или идеалистические очертания, соответствующие этим двум теориям в сфере международных отношений.
Наконец, для объяснения нашего подхода важно сослаться на методологическое положение о том, что «любой дискурс конституируется как попытка доминирования на поле прерывистости… и конструирования центра»
[8]. Эта особенность и предполагает неизбежное выделение «привилегированных дискурсивных точек», то есть ключевых терминов и концептов, которые оказывают структурирующее воздействие на дискурсивное поле и «фиксируют смыслы в цепи обозначающих» [9]. Два дискурсивных центра – либеральный и консервативный – отличаются друг от друга этими «привилегированными дискурсивным точками»: если в первом случае ключевыми, смыслообразующими концептами являются «демократические ценности» и «проекция норм», то во втором – «безопасность» и «порядок».
Один из наиболее интересных выводов, которые можно сделать по итогам проведенного исследования, состоит в том, что каждая из двух дискурсивных стратегий по-своему конструирует образ России и дает свой ответ на вопрос о том, в каком качестве Россия может рассматриваться Америкой в качестве субъекта мировой политики. В рамках либеральной стратегии субъектность РФ
(и, соответственно, признание Соединенными Штатами России как потенциально полезного партнера) выводилась из способности нашей страны моделировать (в мягком варианте) и имитировать (в более жестком) основные принципы политического, экономического и правового устройства США. Другими словами, американская внешнеполитическая элита либерального толка готова была признать некую роль России в мире только при условии ее добровольного
включения в тот мировой порядок (и подчинения его правилам), который патронируется Вашингтоном.
Акценты в консервативной стратегии были расставлены иначе. В ее дискурсивных рамках Россия признавалась в качестве относительно автономного участника международных отношений, причем такого участника, субъектность которого выводилась в значительной степени из его возможного или предполагаемого сопротивления американоцентричному глобальному порядку.
Для консервативного сегмента американского «рынка идей» важность России объяснялась не ее способностью стать, условно говоря, «зеркальным подобием»
Соединенных Штатов, а тем вызовом, который Россия прямо (то есть в виде неподчинения «правилам игры», предлагаемым Вашингтоном) или косвенно
(неспособностью воплотить в жизнь проекты по ее внутреннему переустройству, разработанные заокеанскими экспертами) может бросить (или уже бросает) США.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница