Феноменология и теология



Скачать 121.5 Kb.
страница2/4
Дата12.04.2018
Размер121.5 Kb.
1   2   3   4
а) Позитивность теологии
Позитивная наука есть обосновывающее раскрытие некоего наличного и уже как-то раскрытого сущего. Возникает вопрос, что есть для теологии наличное? Можно было бы ответить: наличное для христианской теологии есть христи­анство в качестве исторического события, засвидетельствованное религиозной и духовной историей, также в качестве явления всеобщей мировой истории наблюдаемое в настоящее время в его учреждениях, культах, союзах и группах. Хри­стианство есть наличное positum, а теология - это наука о нем. Очевидно, это было бы неверным определением теоло­гии, поскольку сама теология принадлежит христианству. По всеобщему признанию теология есть нечто, что в качестве феномена мировой истории внутренне связано с целостным феноменом христианства. Очевидно, что теология не может быть наукой о христианстве как о каком-то событии миро­вой истории, но она сама есть наука, которая всецело при­надлежит этой истории христианства; она была рождена и определена им. Теология как наука сама принадлежит истории христианства, подобно тому, как, например, и всякая историческая дисциплина представляет собой яв­ление в историческом процессе, но при этом так, что она может выражать постоянно меняющееся самосознание истории. Так могла бы возникнуть возможность определения теологии как самосознания христианства в качестве явления мировой истории. Однако теология принадлежит не только христиан­ству, но исторически находится в связи со всеобщими яв­лениями культуры; теология есть познание того, что прежде всего делает возможным существование в мировой истории
некоего явления, называемого христианством. Теология есть понятийное знание о том, что делает христианство изначаль­но историческим событием, знание о том, что мы собствен­но называем идеей христианства (Christlichkeit).

Мы говорим: н а л и ч н о е (positum) д л я т е о л о г и и е с т ь и д е я х р и с т и а н с т в а. Это решает вопрос о возможной форме теологии как по­зитивной науки о христианской жизни. Но что же такое христианская жизнь?



Мы называем христианской веру. Сущность ее следует формально определить так: вера есть способ существования человеческого здесь-бытия, которое, согласно его собствен­ному свидетельству, сущностно связанному с этим способом существования, не исходит из здесь-бытия, не охватывается временем в нем, но проистекает из того, что открывается в этом способе существования - из содержания веры. Сущее, первично открытое вере и только ей, в качестве откро­вения и прежде всего ее определяющее, есть для «христи­анской» веры Христос, распятый Бог. Отношение веры к кресту, установленное Христом, есть нечто христианское. Однако Распятие и все, что относится к нему, есть истори­ческое событие, причем это событие засвидетельствовано в его специфической историчности только для веры в Писание. Этот факт мог стать "известен" только в вере. Откровение, выраженное таким образом, согласно его специфически "жертвенному" характеру, обладает определенной направленностью в обращении к людям, современникам или несовременникам откровения, исторически существующим в качестве отдельных людей или в качестве общины. Откровение в качестве сообщения не есть передача знаний относительно действительных, то есть бывших ранее или же впервые слу­чившихся событий, но это сообщение делает нас «участни­ками» события, которое есть само откровение - то, что открывается в нем. Это "соучастие", протекающее только в существовании, дается всегда верой и только как вера. В этом "у-частии" и "при-частии" к событию Распятия здесь-бытие целиком ставится перед Богом в качестве христианского, то есть отнесенного к распятию, и существо­вание, затронутое этим откровением, открывается себе са­мому как забвение Бога. Таким образом, по своему смыслу - я все время говорю только об идеальной конструкции идеи, - предстояние (Gestelltworden) перед Богом есть превращение существования, совершенное, открывшимся вере милосердием Бога. Вера, таким образом, всегда понимает себя только путем веры. Верующий никогда не узнает на почве, скажем, теоретической констатации своих внутренних переживаний о своем специфическом существовании; он может только "верить" в эту возможность существования, возможность, в которой затронутое ею здесь-бытие, будучи бессильным в самом себе, попадает в рабство и приносится Богу и таким образом в о з -рождается. Поэтому собствен­ный экзистенциальный смысл веры есть: в е р а – в о з р о ж д е н и е. Возрождение не означает здесь мгновенной перестройки в какое-то новое качество; возрождение берется здесь в качестве модуса исторического существования верующего фактически здесь-бытия в той истории, которая начинается с события откровения, в той истории, которой согласно смыслу откровения уже поставлена крайняя цель. Это событие откровения, которое передается вере и, следовательно, само совершается в веровании, обнаружива­ется только в вере. Лютер говорит: "Вера есть предоставленность вещам, которые мы не видим». Однако вера - это не то, чем и в чем открывается совершающееся спасение в ка­честве некоего события, то есть не только каким-то обра­зом модифицированный вид познания. Вера, будучи усвоением Откровения, сама становится христианским свершением, то есть тем видом существования, который определяет факти­ческое здесь-бытие в его христианстве (Christlichkeit) в качестве специфической историчности. В е р и т ь – з н а ч и т в в е р у ю щ е м п о н и м а н и и с у щ е с т в о в а т ь в о т к р о в е н н о й, б л а г о д а р я Р а с п я т о м у, т о е с т ь с о б ы т и й н о й и с т о р и и.

Совокупность этого сущего, раскрытого верой так, что сама вера включается в эту связь событий сущего, со­ставляет позитивность, которой располагает теология. Предположим, теперь, что теология, исходя из веры, налагает­ся непосредственно на веру, наука же есть с в о б о д н о совершенное, понятийно обнаруживающееся опредмечи­вание. Теология в этом случае заключается в тематизации веры и того, что обнаружено ею, то есть «Откровенного». Следует отметить, вера - это не только способ, в котором преимущественно раскрывается positum и который опредме­чивается теологией, но сама вера становится теологической темой. Более того, хотя теология налагается на веру, только в вере она может обрести достаточное ос­нование для себя самой. Если бы вера по природе своей про­тиворечила понятийному истолкованию, теология была бы со­вершенно н е а д е к в а т н ы м истолкованием своего предмета (веры). Ей не хватало бы сущностного момента, без которого она с самого начала не смогла бы стать наукой. Необходимость теологии никогда не может быть поэтому вы­ведена из системы чисто рациональных наук. Кроме того, вера мотивирует не только проникновение науки, истолко­вывающей христианство (Christlichkeit), вера в качестве возрождения есть в то же время и с т о р и я, в совер­шение которой теология должна внести свою лепту; только внутри самой веры в качестве охарактеризованного истори­ческого события теология обладает смыслом и правом на су­ществование.

Пытаясь объяснить эту связь, мы показываем, как благодаря специфической позитивности теологии, то есть благодаря христианскому свершению, раскрытому верой в качестве веры, обозначается научность науки о вере.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница