Феномен сознания



страница9/9
Дата12.01.2018
Размер138 Kb.
ТипЛекции
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Праксеологический аспект. Рассматривается ориентиро­ванность на творчески-деятельностный и волевые компонен­ты сознания. Сознание человека обладает «вектором активно­сти», выражает то измерение, которое обозначается как про­екция в будущее, целеустремленность. Актуальность пробле­мы связана с настоятельной потребностью общества стимули­ровать свободу творчества человека, его волю, энергию.

Данные аспекты изучения сознания позволяют предста­вить общий контур исследования, увидеть то проблемное, что на современном этапе философской рефлексии становится предметом дискуссии.



Проблема искусственного интеллекта.

Значительный вклад в разработку проблемы сознания внесен с развитием кибер­нетики и теории информации. Кибернетика и синергетика изучают функци­онирование самоорганизующихся систем (независимо от их природы). Успехи кибернетики определили возможность мо­делирования с помощью электронных машин отдельных пси­хических функций. Как известно, современные ЭВМ при на­личии соответствующих программ могут успешно решать ма­тематические и логические задачи, выполнять функции управления системами, играть в шахматы и т.п. Они способны хранить обширную информацию и выдавать ее по требованию.

Возникновение кибернетической техники ознаменовало новый этап в управлении машинами. Такие свойства кибер­нетических устройств, как быстродействие, точность, неутом­ляемость, обширная память, создают им преимущества по сравнению с человеком во всех случаях, когда решение зада­чи может быть алгоритмизировано.

Однако преимущества эти нельзя абсолютизировать. Соб­ственно творческие функции по-прежнему составляют удел человека. Кибернетическая машина не знает эмоций. В этом ее преимущество: ей нельзя испортить настроение, тем са­мым снизить эффективность работы. Но в этом и ее недоста­ток, так как эмоции составляют важнейший эвристический фактор человеческой деятельности. Машина не обладает ин­туицией, ей чужды воображение, фантазия. По существу, она воспроизводит лишь один аспект мышления - логический, в то время как реальное мышление включает также эмоцио­нальные, интуитивные, чувственно-образные, волевые и иные составляющие. Все это свидетельствует об ограничен­ности возможностей кибернетических устройств в решении познавательных задач. Они остаются не более чем средством «механизации», автоматизации тех сторон интеллектуальной деятельности, которые связаны с четкими правилами перера­ботки информации.

Есть ли предел машинного моделирования? Очевидно, что априорная установка каких-либо пределов не оправдана. На первых этапах считалось невозможным создать устройства для решения задач, не имеющих жесткого алгоритма. После их создания было сформулировано другое ограничение: нельзя создать систему, меняющую поведение в зависимости от ситуации, т.е. способную к обучению и самообучению. Когда и такие устройства были созданы, ограничение приняло новую форму: моделирующее устройство не может расширить число заложенных в программу исходных данных. Но и оно было снято с появлением вероятностных устройств. Ограничения связывают с невозможностью моделирования творческих процессов, - творчество по-прежнему представляет загадку.

В связи с «информационным бумом», возникшим в ходе компьютерной революции, использованием многообразных си­стем искусственного интеллекта возникает вопрос об эффек­тивности процессов понимания, так как приходится участво­вать в обмене информацией не только между людьми, но и между кибернетическими системами. Социальная коммуника­ция предполагает ту или иную степень взаимопонимания сторон, что неприемлемо по отношению к искусственным систе­мам. Достигает ли искусственная система понимания смысло­вых контекстов? X. Дрейфус считает, что для распознавания образов и понимания в системе должен существовать самый первый контекст, но он не распознается машиной, потому что отсутствует алгоритм его осмысления. На основе опыта моде­лирования можно сделать вывод, что моделирующее устройст­во способно имитировать те функции мозга, которые поддают­ся описанию, а само моделирование зависит от познания зако­номерностей развития и функционирования мозга.

Кибернетика дала серьезное основание для функциональ­ного подхода к описанию живых и разумных существ. Суть его в том, что специфика живой системы определяется функ­циями; что касается описания субстратных характеристик системы, от них отвлекаются, поскольку они могут быть раз­ными. Р. фон Баумгартен предлагает рассмотреть в качестве субстрата сознания «ансамбли» согласованных систем прове­дения и переработки возбуждений и регуляции степени син­хронизации нейронов в определенных структурах мозга, ко­торые, в принципе, поддаются моделированию. Н. Винер в свое время предостерегал от подобного редукционизма, вво­дя массу ограничений для кибернетического моделирования. Сознание, мышление не есть функционирующий мозг, хотя вне последнего не существует. Не следует смешивать кибер­нетические, психологические и философские понятия. К. Сэйр, следуя этому предостережению, выделил два аспек­та проблемы моделирования: «онтологический» и «научный». Последний он связал с собственно моделированием, онтоло­гический - с решением психофизической проблемы, что, по его мнению, предполагает формирование языка, адекватного описываемому кругу явлений. Им может стать язык, исполь­зуемый в последнее время в концепциях информации.

Появление на Земле жизни, человека, наделенного созна­нием, социума, культуры рассматривается в качестве эволю­ции, увеличивающей «негэнтропийную гибкость». Мозг чело­века, сравнимый по размеру с мозгом животных, имеет зна­чительно большую негэнтропийную гибкость, которая без­мерно увеличивается с развитием языка как средства общения и социальной адаптации. Рассудочная, мыслительная, языковая деятельность рассматриваются исключительно в со­циокультурном контексте. Социокультурные феномены при­дают человеку огромные негэнтропийные преимущества; со­циальная адаптация предполагает сохранение прямых и об­ратных связей с природой, действующих на уровне онто- и филогенеза, а также появление комплекса связей интеллектуального, морального и прочего плана, играющих огромную роль в процессе приспособления и выживания человека.



«Негэнтропийная гибкость» социума и культуры требует увеличения эффективности информационных каналов, а так­же объемов оперативной и долгосрочной памяти, что застав­ляет человека развивать не только индивидуальное сознание, мышление, интеллект, но и подключаться к «социальной па­мяти», «инфосфере». Таким образом, понимание онтологического аспекта проблемы моделирования в значительной сте­пени сужает конкретно-научные задачи моделирования сис­тем искусственного интеллекта, по крайней мере на этом эта­пе научного развития, сводя их к моделированию интеллек­туальных функций мозга человека.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница