Феномен этнокультурной толерантности в музыкальном образовании


Вторая глава второй части



страница17/29
Дата30.12.2017
Размер363 Kb.
ТипДиссертация
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29
Вторая глава второй части «Музыкальный язык как основа взаимопонимания в условиях глобализации: герменевтический подход» начинается с важнейшего для исследования положения: общение человека с музыкой разных культурных традиций имеет свою специфику, которая в первую очередь заключается в умении понимать ее музыкальный язык. В связи с этим, анализируется суть таких категорий, как «понимание» и «музыкальный язык».

В философии вопросы понимания и толкования смысла находят разрешение в герменевтической традиции, которая изначально возникла в рамках экзегезы как искусство толкования классических текстов древности, Священного Писания, как учение о принципах интерпретации. Только в конце ХIХ-начале XX века герменевтика стала вводиться в философский контекст, что было связано с деятельностью Э. Гуссерля, Г.Г. Шпета, М. Хайдеггера, Х.-Г. Гадамера. Одновременно рождался синтез феноменологии и герменевтики, сближение двух философских традиций за счет усвоения феноменологической «идеи о горизонте», представленной в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера и философской герменевтике Х.-Г. Гадамера. В отечественной философии такой синтез был осуществлен в концепции Г.Г. Шпета, которая в дальнейшем обрела статус «герменевтической феноменологии». Экстраполяция представленных в данной главе идей философов-герменевтов (Ф. Шлейермахера, Г.Г. Шпета, В. Дильтея, Э. Гуссерля и др.) в область педагогики музыкального образования играет, по мнению автора, большую роль в становлении и развитии так называемой «понимающей музыкальной педагогики», одна из задач которой – научить пониманию музыкальных текстов, музыкального языка произведений разных этнических традиций.

Для понимания процессов, происходящих в реальной действительности, музыкой моделируются образы-символы – знаки, которые связаны со значением условно. По мнению специалистов, предпосылки для понимания музыки даны каждому от рождения, они опираются на культивированные безусловные рефлексы, которые находятся в сложнейших отношениях со специально же культивированными условными рефлексами (В.Б. Брайнин). Символами в музыке могут выступать как отдельные звуки, их мелодические, гармонические, тембровые и динамические сочетания, так и строго дифференцированные музыкальные образы (Т.В. Лазутина). Смысл, заложенный в музыке, является ее духовно-идеальным содержанием, предстающим как моделирование, осмысление и обобщение явлений действительности. При этом музыкальный смысл есть не только освоение существующих ценностей, но и одновременно является «сотворенной новой ценностью, ранее не существовавшей и вне данного музыкального произведения не существующей» (М.Ш. Бонфельд).

Для понимания сущности музыки требуются эмоционально-волевые и интеллектуальные усилия, ибо музыка есть особый способ познания мира, выражающий себя в переживании смысла человеческого бытия, и вместе с тем является формой этого бы­тия. Проблема установления контактов, взаимопонимания между языками музыки разных народов может быть успешно решена лишь посредством овладения «грамматикой» того или иного национального музыкального языка. При этом, согласно Е. Назайкинскому, человек, владеющий несколькими языками, способен более глубоко оценить прелесть родного языка, как и народ, владеющий многими музыкальными системами, способен еще больше ценить и развивать национальные самобытные традиции.

Под музыкальным языком понимают порождающую систему, основанную на стереотипах связей (М.Г. Арановский). В то же время не все исследователи считают музыку языком, объясняя это тем, что музыка, во-первых, представляет собой искусство выражения и лишена понятийной основы; во-вторых, не взывает к переводу, так как обладает универсальной способностью понимания (И.Н. Унжакова). В этой связи в главе освещается полемика ученых по поводу универсальности музыкального языка.

Автору данного исследоваия близка позиция Е.М. Алкон, которая полагает, что существует универсальный тип музыкального мышления, позволяющий людям через общение с музыкой понимать друг друга. Это объясняется тем, что, глубинные структуры, архетипы, сохраняющиеся в психике на уровне бессознательного, при самых разнообразных условиях, обнаруживают себя в музыке, действуя на человека помимо его воли. Особое значение для настоящего исследования представляет концепция музыкального сознания А.В. Тороповой, согласно которой спонтанные интонационно-двигательные паттерны как точки кристаллизации музыкальных переживаний являются первыми «психическими орудиями» развития музыкального сознания и освоения музыкального языка выразительной интонации в звуке и движении, а также модель психосемантических уровней музыкального языка. Исходя из исследований ученых (Е.М. Алкон, В.В. Медушевский, Г. Орлов, А.В. Торопова и др.) можно заключить, что основой для взаимопонимания различных культур являются музыкальные архетипы (ритмо-интонационные формулы), а общим основанием всех языков культуры – «интонация и движение, два исходно данных человеку способа общения» (В.В. Медушевский).






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   29


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница