Федеральное государственное автономное образовательное


Права детей с ограниченными возможностями в России сквозь призму государственных правозащитных институтов



Скачать 305.35 Kb.
страница12/24
Дата30.12.2017
Размер305.35 Kb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   24
3.1. Права детей с ограниченными возможностями в России сквозь призму государственных правозащитных институтов

Одним из важных органов, осуществляющих функцию контроля и восстановления в нарушенных правах является институт Уполномоченного по правам человека (далее – УПЧ, существующий в 72 регионах и на федеральном уровне в РФ). Институт основан с 1996 года (ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» принят Государственной Думой 25 декабря 1996 года, был одобрен Советом Федерации 12 февраля 1997 года (в редакции ФКЗ от 16.10.2006 №4-ФКЗ, от 10.06.2008 №3-ФКЗ)116. В соответствии с законодательством деятельность Уполномоченного способствует совершенствованию работы, «указывает на имеющиеся недостатки и проблемы, в том числе связанные с действием или бездействием тех или иных органов и должностных лиц, содействует реализации прав граждан перед лицом бюрократических структур».117 Институт Уполномоченного по правам ребенка (далее – УПЧР) создан во всех регионах России с 2008 года (раньше существовал лишь в некоторых) при содействии со стороны ЮНИСЕФ.

Если обратиться к практике обоих правозащитных государственных институтов, в настоящий момент «идеология инклюзии» не в полную меру реализуется на прикладном уровне. С целью изучения основных «болевых точек» для детей-инвалидов и их семей, были проанализированы ежегодные и специальные доклады УПЧ и УПЧР за 2005 – 2012 годы в РФ и 20 регионах: Приморский край, Калининградская область, Кировская область, Астраханская область, Саратовская область, Новгородская область, Республика Карелия, Свердловская область, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край, Алтайский край, Ивановская область, Волгоградская область, Ростовская область, Самарская область, Оренбургская область, Московская область, Иркутская область, Сахалинская область, Санкт-Петербург.

По анализу данных о работе по тематике обращений и жалоб граждан с ограниченными возможностями к УПЧ в РФ и в регионах, объем которых не снижается в динамике, можно оценить ситуацию с проблемой (детской) инвалидности на этапе и в условиях социальной политики переходного периода и периода «модернизации общества и государства». Обращает на себя внимание, что в этих условиях резко обострились противоречия между тенденцией к сокращению объемов непосредственной государственной социальной помощи и увеличению спроса на нее со стороны граждан при практической неразвитости негосударственных институтов социальной помощи и поддержки.

Состояние семьи и детства, особенно детей-инвалидов, еще с середины 2000-х отражает, по мнению УПЧ в РФ В.П. Лукина, глубокий кризис общества, недостатки в области социальной политики государства. Тогда в Специальном Докладе УПЧ в РФ В.П. Лукина «О соблюдении прав детей-инвалидов в РФ» от 10 мая 2006 года118 были указаны основные нарушения прав детей-инвалидов, выявленные при рассмотрении жалоб и обращений, поступивших к нему. Среди них мы выделили следующие наиболее часто встречаемые группы проблем, отраженных в жалобах:

1. Несовершенство критериев и процедуры установления инвалидности и обеспечения лечения детей-инвалидов;

2. Ухудшение положения детей-инвалидов в связи с принятием ФЗ от 22 августа 2004 г. №122-ФЗ. Родители детей-инвалидов перестали получать выплаты, обеспечивающие проезд с детьми-инвалидами на лечение. Пенсии детей-инвалидов с детским церебральным параличем, например, в соответствии с этим законом составляли всего 81% от официального прожиточного уровня, хотя дети-инвалиды дополнительно нуждаются в лекарствах, колясках, ортопедической обуви. Список лекарств, предоставляемых бесплатно, не включал многих необходимых лекарств, а официально зафиксированные расходы и компенсации на лечение не позволяли покрывать реальные.

3. Не выполняемость положений закона, направленные на обеспечение детей-инвалидов жильем, в результате дети в психоневрологических интернатах вынуждены были оставаться там до конца жизни.

4. Недостатки в организации образования детей-инвалидов (проблемы организации инклюзивного образования, жалобы на необоснованный перевод детей на индивидуальное обучение);

5. Нарушение прав детей-инвалидов, содержащихся в домах-интернатах для умственно отсталых детей, на воспитание и обучение в дошкольных и общеобразовательных государственных и муниципальных учреждениях, гарантированное частями 1 и 2 статьи 43 Конституции РФ и Конвенции о правах ребенка. Нарушаются ст. 18 ч. 6 ФЗ РФ «О социальной защите инвалидов в РФ» и п. 1, 3, 17 ст. 29 ФЗ «Об образовании», в соответствии с которыми воспитание и обучение детей-инвалидов в дошкольных и общеобразовательных учреждениях являются расходными обязательствами субъекта РФ, который несет ответственность за осуществление политики в области образования. Была подчеркнута в рекомендация необходимость перевода детей, не страдающих умственной отсталостью в средней, тяжелой или глубокой степени, и частично детей, страдающих умственной отсталостью в средней степени, из учреждений социальной защиты в учреждения системы образования. Также была подчеркнута необходимость установление ставки медсестер для осуществления ухода за детьми, которые нуждаются по состоянию здоровья в медицинском уходе.

6. Не выполняются основные законы, регулирующие права детей-инвалидов, так как их основные положения носят рамочный характер и не обеспечены финансированием и конкретным содержанием. Например, определено право детей-инвалидов на индивидуальную программу реабилитации (ст. 11 ФЗ №181- ФЗ 1995 г.). Однако отсутствует конкретное содержание, объем и размеры финансирования реабилитационных мероприятий.

Как показывает анализ, вопросы, имеющие отношение к проблематике инклюзии через образование доминируют в массиве жалоб. Кроме того, отметим, что из обращений к УПЧ в регионах за последние годы, тоже заметно, что по ряду ключевых показателей положение детей-инвалидов ухудшается.

Региональные данные показывают, что особую озабоченность вызывают массовые нарушения конституционных прав детей-инвалидов на образование и интеграцию в общество, отсутствие действенной государственной системы поддержки семей, воспитывающих детей-инвалидов. Многие дети помещаются в детские интернатные учреждения, где нередко подвергаются жестокому обращению, унижающему человеческое достоинство. Значительное количество семей, воспитывающих детей-инвалидов, не получает необходимой помощи государства, что тормозит их реабилитацию и интеграцию в общество. В Докладах региональных УПЧ так же указываются проблемы, с которыми наиболее часто приходится встречаться российским инвалидам в последние годы (помимо отмеченных выше, мы сгруппировали их в следующем виде):

- существующая система трудоустройства подростков и молодых инвалидов в условиях рыночной экономики не отлажена, а такие меры, как квотирование рабочих мест, штрафные санкции, оказались неэффективными. С введением с 1 января 2005 г. поправок в ФЗ №185 «О социальной защите инвалидов в РФ» основной объем обязанностей по созданию специальных рабочих мест для них, в том числе и их финансирование, перекладывается с государственных структур на работодателей, которые зачастую не заинтересованы в труде инвалидов (т.к. необходимо финансовое обеспечение для оборудования рабочих мест, труд инвалидов бывает менее эффективен, чем здоровых сотрудников и т.п.). Неоднократно отмечается необходимость разработать комплекс мер, направленных на решение вопросов обеспечения профессиональной конкурентоспособности людей с ограниченными возможностями. К таким мерам можно отнести программу по возмещению работодателю затрат на оборудование рабочего места для инвалидов, например;

- нарушаются права детей-инвалидов на меры реабилитации, социализации, воспитания и обучения, доступности социальной среды, существует дефицит мест для таких детей в дошкольных образовательных учреждениях, в том числе, и специализированных;

- существуют проблемы создания инклюзивного образования, связанные с организационной, финансовой, психологической неподготовленностью образовательных учреждений, педагогов, родителей здоровых детей и детей-инвалидов, инертностью социальных служб и государственных органов. Во многих докладах отмечается, что создание инклюзивной образовательной среды носит зачастую декларативный характер, обусловленный как объективными, так и субъективными факторами (недостаточное обустройство «безбарьерной» среды в школах, дефицит технических средств, недостаток в школах социальных педагогов, психологов, логопедов). Практически все УПЧ в регионах подчеркивают, что образовательное и профессиональное становление – это лучший способ реальной социализации инвалидов, который позволяет максимально обеспечить их самостоятельную активность;

- неудовлетворительное обеспечение беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры и реализации прав на социальную адаптацию, нерешенные вопросы с созданием «безбарьерной среды»;

- низкое качество технических средств реабилитации, длительные сроки реализации заявок на технические средства реабилитации;

- многие просто фиксируют массовые нарушения конституционных прав детей с ограниченными возможностями на интеграцию в общество т.к.: не выполняются основные законы, регулирующие права детей – инвалидов, поскольку их основные положения носят рамочный характер, не обеспеченный финансированием и конкретным содержанием, законодательно не определена деятельность системы образования;

- повсеместно отмечается отсутствие действенной государственной поддержки семей, воспитывающих детей-инвалидов. Отсутствуют единые банки данных о детях-инвалидах и семьях с детьми-инвалидами, отсутствует социальное сопровождение таких семей, нет координации в работе государственных учреждений и социальных служб. Помощь органов социальной защиты носит разовый характер. Суммы выплат по уходу за детьми с ограниченными возможностями недостаточны.



Представленные (далеко не полные) данные о тематике обращений и жалоб граждан с ограниченными возможностями здоровья к УПЧ в РФ и в регионах и областях РФ позволяют в некоторой степени негативно оценить ситуацию с проблемой инвалидности в современной России на сложном этапе модернизации и гуманизации общества и государства. Ратификация Российской Федерацией Конвенции о правах инвалидов открывает новые возможности и обязанности государства по интеграции инвалидов в правовое гражданское общество.

Анализ обращений граждан с ограниченными возможностями здоровья и родителей, имеющих детей с ограниченными возможностями здоровья, к Уполномоченным по правам ребенка в РФ, краях, областях, республиках, основанных на Докладах за 2009-2011 гг. тоже позволяет отметить высокую обеспокоенность Уполномоченных неудовлетворительным положением дел с реализацией прав детей-инвалидов и молодежи со специальными образовательными потребностями на качественное инклюзивное образование в условиях безбарьерной среды. Тема в целом присутствует практически у всех, например, по Свердловской области отмечается, что за период с 2000 г. по 2009 г. почти в 2 раза выросла доля детей с ограниченными возможностями здоровья, обучающихся в массовых школах в обычных классах (с 2831 чел. в 2000 г. до 5539 чел. в 2009 г.). Эти показатели, по мнению, характеризуют не только общий уровень ухудшения здоровья детского населения, отмечаемый по всей стране, но и процессы интеграции в сфере образования, которые изначально должны базироваться на принципах гуманизации образовательного процесса. Вместе с тем, отмечается, что создание инклюзивной образовательной среды носит зачастую декларативный характер. Считанные единицы образовательных учреждений, начиная от дошкольных и заканчивая вузами, могут похвастаться обустройством безбарьерной среды (пандусы, лифты, оборудование туалетных комнат, коридоров, аудиторий). Отмечается также большой дефицит технических средств для детей, имеющих нарушение слуха, зрения, дефицит учебной и художественной литературы, напечатанной по специальным методикам. Уполномоченный с озабоченностью отмечает, что имеется дефицит мест в дошкольных образовательных учреждениях, в том числе и в специализированных. В последние годы из школы ушли по разным причинам, в том числе и материального характера, специалисты логопеды, психологи, социальные педагоги, дефектологи, то есть те специалисты, которые должны поддерживать механизм «интеграции» и «инклюзии». Как отмечает УПЧ, существует еще один фактор, препятствующий интеграции детей-инвалидов в общеобразовательную среду – это непонимание, нежелание отдельных родителей, бабушек и дедушек, чтобы такие «особые» дети обучались в одном классе с их нормально развивающимися детьми. Иногда это нежелание сопряжено с прямой агрессией по отношению к «особым» детям119. Таким образом, реализация инклюзивного образования сталкивается не только с объективными трудностями создания и организации «безбаръерной» пространственной среды, но и с препятствиями субъективного характера – «психологическими барьерами». Уполномоченный с озабоченностью отмечает, что несогласованность действий медицинских учреждений, социальных служб, отсутствие единых баз данных, правовая безграмотность и безответственность родителей приводит к тому, что дети с ограниченными возможностями здоровья не получают реальной помощи не только в раннем дошкольном возрасте, но и на более поздних этапах развития. Отсутствуют единые банки данных о детях с особыми потребностями (каждое ведомство учитывает только тех, с кем работает), отсутствуют координация в работе, социальное сопровождение семей. Помощь органов социальной защиты носит разовый характер, инициатором которой часто выступают родители детей с особыми потребностями. Необходима, кроме того, единая система раннего выявления отклонений в развитии детей и ранней коррекционной помощи. Вместе с тем, в Свердловской области сообщает, что в области вступил в действие проект «Доступное образование», реализация которого рассчитана до 2015 г. Цель проекта – обеспечение доступных психолого-педагогических условий для качественного образования детей с ограниченными возможностями здоровья и особыми образовательными потребностями. При этом важно учитывать, что вопросы реабилитации, социализации, воспитания и обучения, доступности социальной среды, реализации своих прав и свобод неразрывно связаны между собой, и решение их возможно только при наличии комплексного и системного подхода при ведущей роли государства120.

УПЧ в Красноярском крае отмечает, что дети с ограниченными возможностями здоровья принимаются в группы компенсирующей и комбинированной направленности дошкольного образовательного учреждения на основании заключения ПМПК, но не во всех городах и районах такие учреждения имеются.



Пример. К Уполномоченному обратилась мать, сын которой посещал дошкольное образовательное учреждение общего типа, На занятиях мальчик мешал другим детям, создавал проблемы воспитателям. Через ПМПК рекомендовала этому ребенку посещение дошкольного учреждения VI вида, которого в их городе не было. Мать уволилась с работы, ходила с сыном по врачам, занималась с ним сама в меру возможностей и очень переживала о том, как неподготовленному мальчику через 2 года идти в школу. Уполномоченный обратился в управление образования по месту жительства матери,. В ответ было подтверждение комиссии и все… Уполномоченный обратился в Министерство образования и только после этого женщина была приглашена в управление образования , и ей выдали путевку в специальное дошкольное учреждение, в котором ребенку предоставят необходимые реабилитационные меры. Опыт показывает, что многие дети, получив своевременную помощь квалифицированных специалистов в детских садах комбинированного типа, могут успешно продолжать обучение в общеобразовательных школах общего типа121.

В результате выполнения программы «Доступная среда» в Красноярском крае для детей с ограниченными возможностями здоровья в 2012г. приобретено 129 единиц компьютерной техники с целью дистанционного обучения, открыто 19 компьютерных классов для детей со специальными потребностями обучения, приобретено оборудование для устройства рабочего места диспетчера-сурдопереводчика. В числе недостатков Уполномоченный отмечает, что у многих педагогических работников отсутствуют необходимые профессионально-педагогические знания, соответствующие требованиям квалификационных характеристик для работы с такими детьми. Об этом говорят обращения граждан, в которых они жалуются , что педагогические работники не только не стремятся найти индивидуальный подход к ребенку с особенностями в развитии, но и настраивают родительскую общественность на то, чтобы с их помощью убрать такого ребенка из группы или класса. В Красноярском крае 10475 детей с ограниченными возможностями здоровья включены в процесс общего образования, обучаясь в общеобразовательных школах в общих классах, что составляет 56 % школьников с ограниченными возможностями здоровья. Создание для них необходимых условий сталкивается не только с трудностями организации безбарьерной среды (переоборудование образовательных учреждений), но и с препятствиями психологического характера (отказ учителей, школьников и их родителей принять такую форму обучения)122.

УПЧ в Томской области в своем Докладе отмечает недостаток специалистов (психологов, логопедов, дефектологов), необходимых для обучения и воспитания детей с ограниченными возможностями здоровья. Особенно остро эта проблема характерна для школ в сельской местности. Актуальной остается проблема нехватки социальных педагогов. Как считает УППЧ, данная проблема может быть решена в том случае, если соответствующие специалисты подготавливались в вузах г. Томска с гарантией последующего трудоустройства. В 2012 г. в общеобразовательных учреждениях г. Томска обучались 332 ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Общеобразовательные учреждения предоставляют таким детям получение основного общего, среднего (полного) общего образования в соответствии с индивидуальными программами реабилитации123.

В Докладе УПЧ в Хабаровском крае звучит озабоченность по поводу деятельности ПМПК, определяющих образовательный маршрут для детей с ограниченными возможностями здоровья. Диагноз «умственная отсталость» часто ставится социально запущенным детям. Учреждения не заинтересованы в переводе детей на другой более высокий уровень образования. Уполномоченный предлагает в показатели эффективности образовательных учреждений ввести изменение группы коррекции в процессе обучения124.

УПЧ в Алтайском крае отмечает, что практически повсеместно в дошкольных образовательных учреждениях открыты консультационные пункты для родителей, воспитывающих малышей с ограниченными возможностями здоровья, создаются условия для инклюзивного образования. В рамках реализации Проекта «Образование» на базе краевого государственного общеобразовательного учреждения «Алтайский краевой педагогический лицей» открыт центр дистанционного образования для детей с особыми потребностями образования с сохранным интеллектом, не имеющих противопоказаний для работы с компьютером125.

В Докладе УПЧ в Новгородской области за 2012 г. только еще звучит в качестве пожелания необходимость обсуждения условий для инклюзивного образования и разработки плана его развития126

В Докладе УПЧ в Республике Карелия отмечаются факты формального отношения местных властей и администрации школы к реализации приоритетных направлений социальной политики государства. Так, ученику одной из школ Сегежского района в рамках реализации программы «Дистанционная поддержка обучения детей с ограниченными возможностями» два года назад был передан комплект компьютерного оборудования. Ученик до сих пор не имеет выхода в сеть Интернет, следовательно обучение по дистанционной программе не проводилось. Прокурором района в адрес директора школы и Главы администрации Сегежского района внесены представления об устранении нарушений закона127.

В Докладе УПЧ в РФ отмечается, что группа родителей детей с синдромом Дауна из г. Красногорска Московской области обратилась к Уполномоченному с жалобой на нарушение прав дошкольников на образование и социальную адаптацию в обществе, поскольку в городе нет детских садов, готовых их принять. Многочисленные обращения родителей в различные инстанции с просьбой обеспечить их детям право на получение образования в инклюзивной форме в обычных дошкольных учреждениях оказались безрезультатными. После обращения Уполномоченного в областное Министерство образования вопрос был решен положительно, хотя и не без труда. В настоящее время дети с синдромом Дауна посещают дошкольные учреждения общего типа, что, по мнению детских психологов, положительно сказывается на их развитии и интеграции в общество128.

Уполномоченный по правам ребенка в г. Санкт-Петербурге сообщает, что 1839 детей с ограниченными возможностями здоровья посещают дошкольные образовательные учреждения. Открыто 87 групп для детей со сложным дефектом развития, 14 групп - для детей с умственной отсталостью умеренной и тяжелой степени. Идет процесс внедрения программ инклюзивного образования в детских садах (совместное образование здоровых детей с детьми с синдромом Дауна и с ДЦП). Уполномоченный по правам ребенка внимательно изучает опыт работы по инклюзивному образованию в других регионах России. С учетом этого опыта Уполномоченным инициирована разработка нормативного документа «Об утверждении Концепции образования детей с ограниченными возможностями здоровья в образовательном пространстве Санкт-Петербурга» (распоряжение Комитета по образованию №1263-р от 5мая 2012 г.). Документ предусматривает основные стратегические направления и мероприятия по решению этих проблем. В марте 2012 г. Уполномоченным проведена встреча с педагогами и директорами учебных заведений, активно продвигающими инклюзивное образование. Инициатором мероприятия стала Ассоциация родителей детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов с детства по слуху «СПб АРДИС» и ее президент Валерия Ольшанская. На встрече поднимался вопрос о взаимодействии между школами, практикующими инклюзивное образование, так как школы не знают о работе друг друга.(школы пока «негласно» инклюзивные, по выражению Уполномоченного). Поднимался также вопрос о необходимости сопровождения детей в учебном заведении. Должен быть тьютор-помощник, обеспечивающий работу по индивидуалному образовательному маршруту в рамках общего обучения129.

В некоторых случаях детей с ограниченными возможностями здоровья принимают в общеобразовательные школы, но сразу же отправляют на надомное обучение. Даже паралич нижних конечностей и заикание позволяет это сделать. Родители жалуются, что детей «выдавливают» из школы. Дети с ограниченными возможностями здоровья не всегда успешно осваивают учебную программу и снижают общую успеваемость в классе. Снижается и заработная плата учителя. Необходимо, чтобы у детей с ограниченными возможностями здоровья была своя шкала оценивания, плюс тьютор, плюс социальный педагог и психолог130.

Приведенные факты и наблюдения из Докладов УПЧ в РФ и регионах позволяют в некоторой степени понять трудности и проблемы на пути становления образовательной интеграции и инклюзивного образования детей с ограниченными возможностями здоровья в России. Российское общество находится в самом начале этого пути.


Каталог: data -> 2013
2013 -> Источники в социологии
2013 -> Концепция устойчивого развития признана мировым сообществом в качестве центральной стратегии развития человечества, которая направлена на преодоление глобального экологического кризиса
2013 -> Политические ориентации современной российской молодежи
2013 -> 5 Алёшин А. И. Несколько тезисов к теме конференции 7
2013 -> Исследование особенностей жизнедеятельности семей в современной России
2013 -> Владимир карлович кантор
2013 -> Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы истории
2013 -> Социокультурные аспекты процесса глобализации


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   24


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница