Эзотерические психопрактики в религиозных традициях



страница2/28
Дата15.02.2018
Размер359 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Психопрактики в мистических тралициях от архаики до современности


на фоне всякого рода деформаций» [337]. Самореализация, по Фуко, нуждается в определенного рода представленности как первичном импульсе разворачивания. Это, буквально, поставление себя перед собственными глазами, узревание себя. Такого рода видение предпо­лагает два основных момента:

  • обращение «я» на себя, т.е. выделение себя из событийности жизни и такое застревание внимания на самом себе, которое обнару­живает несоответствие и проблемность;

  • постановку вопроса о себе: что я есть как я? или что для меня значит быть собой?

Второй уровень прозрений условно можно назвать уровнем пси­ходинамических или персональных откровений. Люди начинают бо­лее отчетливо видеть паттерны своих мотиваций и своего поведе­ния. Человек может, например, заметить: «Надо же, когда я обра­тил на это внимание, то понял, что всегда рассказываю людям что-то определенным образом, потому что постоянно жду одобрения», или «Я всегда стараюсь выглядеть хорошо», или «Я всегда боюсь этого» и т.д. В ходе осознавания посредством слушания и концент­рации внимания возникает озарение, которое очень похоже на пси­хотерапевтический инсайт. Прозрение и согласие, которые прихо­дят, когда безоценочно сознаются наши структуры, способствуют психическому равновесию, усвоению способов уменьшения невро­зов и страданий.

Глубже психологических прозрений лежат уровни практики, о которых часто упоминает восточная классическая литература. Это уровни различных состояний транса, или дхьяны, — очень высокой поглощенности или концентрации. Подобные состояния концент­рации имеют тот недостаток, что ведут прежде всего к измененным состояниям сознания, а не к фундаментальным и устойчивым изме­нениям личности.

И наконец, область опыта, лежащего, по Корнфильду, за психо­динамическим и личностным уровнем, — это надличностные пережи­вания. На этом уровне осознавания возможен целый спектр различ­ных переживаний. Так, человек может разотождествиться со своим телом или разумом, начиная видеть, как возникают желания и моти­вации, независимо от содержания конкретного желания. Можно ясно увидеть, как от мгновения к мгновению растворяется самость, и это часто ведет в область страха, ужаса, своеобразной внутренней смер­ти. Позже из этого понимания спонтанно возникает «отпускание» личной мотивации, а вместе с этим растет осознание любви, или, в

терминологии буддизма, «сознание Бодхисаттвы». Когда твердыня самости разрушена, возникает видение метафизической связи между всем окружающим, которое приводит к различным альтруистичес­ким состояниям и, возможно, к высшей степени просветленности, когда мы способны видеть свое существование как игру в энергети­ческом поле, которым является весь мир. На этом же уровне возмож­но отождествление себя с одним из архетипических образов или пе­реживание базовых натальных матриц.

Как мы увидим далее, данная классификация является перело­женной языком, близким к современной науке аналогичных класси­фикаций, применявшихся в буддизме, суфизме и некоторых других эзотерических системах. Однако, как и большинство используемых трансперсоналистами описаний, страдает некоторой эмпиричностью. Кроме того, как указанное трансперсональное описание, так и при­веденная выше концепция К. Юнга об индивидуализации имеют об­щий недостаток: «архетипы», как и «области надличностных пере­живаний», никак не структурированы в рамках данных моделей. Внут­ренний мир человека в этих моделях имеет «размерность», но не имеет «формы», «направления» или «иерархии».

Попытку создать соотвтетсвующую антропологическую модель, имеющую топику, сделал С.Хоружий в работе «Психология врат как врата метапсихологии» [308]. В этом труде он приводит «картогра­фию» антропологической границы, которая построена на выделе­нии «высокой» и «низкой» видов практики: «топики Духовной прак­тики» и «топики психоанализа (невротических переживаний)», т.е. одномерную иерархическую модель. Истоки такой модели лежат в идеях Франкла и Леонтьева о «вершинной» и «глубинной» психо­логии и приведенных в первой главе концепциях православной ан­тропологии.

Опираясь на методологию, основанную на разделении «глубин­ной» и «вершинной» составляющих внутреннего мира человека [308], можно выделить две схемы «расширения» сознания в процессе ду­ховной практики:


  1. расширение «вверх» — сознательное овладение более общими законами и формами поведения, которое включает в себя также ос­вобождение от программ, установок и стереотипов, заложенных в сверхсознании человека;

  2. расширение «вниз» — осознание человеком своей природы и возможностей, потребностей, желаний, ведущих по жизни, исполь­зование их энергии.


126

127


Сафронов А. Г.

Психопрахтики в мистических традициях от архаики до современности


Процесс расширения сознания является целью не только эзоте­рических психопрактик, но и современной психотерапии, что также свидетельствует об определенном родстве этих систем, однако рас­ширение сознания в процессе психотерапии ограничивается уровнем, необходимым для нормальной социальной адаптации, тогда как эзо­терические системы продолжают этот процесс и далее.

Вместе с тем нельзя не заметить, что предложенная С.Хоружим «картография» излишне проста и не дает возможности дифференциро­вать различные типы психопрактик, например, суфизм, как и исихазм автор относит практикам«Духовной топики», но суть практик с очевид­ностью различна. С точки зрения автора, сформулированная С. Хору-жим модель является отражением идеи «лестницы», принятой в иси-хазме для описания процесса «духовного восхождения». В свою оче­редь, образ «лестницы» есть отражение экзистенциального мифа Ми­ровой Горы. Поэтому попытка применить его к культурам, основанным на других типах миросозерцания, представляется не очень удачной.




Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница