Это такое, но не может дать определение или хотя бы описать



Скачать 141.82 Kb.
Pdf просмотр
страница4/7
Дата29.01.2018
Размер141.82 Kb.
1   2   3   4   5   6   7

Психология
6
www.sciam.ru в мире науkи [04] апрель 2012
информации об информации гораздо ниже, чему нас. Им нельзя приписывать самосознание и свободу воли, но, как теперь совершенно ясно, они способны решать сложные когнитивные задачи, справляться с состояниями неопределенности и совершать выбор для достижения цели, что заставляет нас относиться к их психической деятельности менее высокомерно, хотя вторичные моделирующие системы им недоступны. Нарастает по мере приближения к человеку и количество степеней свободы психического — свобода воли. Чрезвычайно интересен в связи с этим вопрос о когнитивных возможностях других биологических видов.
Вопрос, который по-прежнему встает, когда мы думаем о специфически человеческих когнитивных умениях, таков наш мозг — реализация множества всех множеств, не являющихся членами самих себя, как считал Бертран Расселили рекурсивный самодостаточный шедевр, находящийся в рекурсивных же отношениях с допускаемой в него личностью, в теле которой он размещен и кто в чем размещен в таком случае и прав ли Гедель, сформулировавший запрет на изучение системой самой себя и тем более на исследование более сложной системы, каковую, бесспорно, представляет собой мозг?
Бытие и сознание
Наука XXI вне только рушит границы между отдельными областями, но и делает попытки воспринять арсенал когнитивных средств, веками осваиваемый искусством дискретные, размытые описания. Противоречивые факты о деятельности мозга становятся более понятны, когда мы переходим к нейросемиотическому рассмотрению разных способов обработки информации.
Люди — существа, обладающие сознанием и рефлексией и создающие семиосферу особого характера. Уникальность этого свойства продолжает подвергаться сомнению, в частности потому, что нет ясного представления о критериях наличия сознания, особенно у животных. Важно и то, что часть когнитивной деятельности происходит не индивидуально, а координировано с другими людьми или артефактами, и сознание, как бы его ни понимать, может рассматриваться в том числе как распределенный процесс. Не утихают дискуссии о том, представляет ли собой естественный язык нашу видовую специфику, качественно отличную от других коммуникационных систем, или же ведущую роль в антропогенезе сыграла нарастающая способность к социальному поведению высокого ранга.
Очевидно, что человек в его современном виде сформировался как существо, для которого видообразую- щим стало оперирование символами и вторичными моделирующими системами, базирующимися на натуральном языке и формирующими сверхструктуры — языки второго порядка. К таким системам относятся искусство и наука как результат моделирующей деятельности, создающей аналог познаваемого объекта, в некотором смысле его заменяющий. Особая конструктивная природа искусства делает его совершенным средством хранения сложной информации, с необычайной емкостью и экономностью и даже со способностью увеличивать ее количество. Это уникальное свойство произведений искусства придает им черты сходства с биологическими системами и ставит их на особое место в ряду всего созданного человеком. Мозг — сложнейшая из всех мыслимых структура. Вопрос о том, что именно в нем заложено генетически ив какой мере, а главное — как именно внешняя среда и опыт настраивают этот инструмент, остается по- прежнему открытым. Ней- ронауки исследуют то, как происходит эта работа — каждого из отделов и нейронной сети в целом, как перераспределяется активность нейронных ансамблей, как и почему происходит формирование новых функциональных связей, как влияют на это поступающая извне информация и генетические факторы, лежащие в основе когнитивной компетенции, наконец, что из того мира, который мы воспринимаем и к которому приспосабливаемся, принадлежит ему, а что порождает наш мозг. А стало быть, вопрос о разделении субъекта и объекта остается центральным.
Это было давно осознано крупнейшими умами, например, выдающимся российским физиологом А.А. Ух- томским, который говорил, что нет ни субъекта, ни объекта, что мы вовсе не зрители, а участники и даже что природа наша делаема, те. ее как бы и нет независимо от нас. В этой связи нужно вспомнить А.М. Пятигорского Мозг — сложнейшая из всех мыслимых структура. Вопрос о том, что именно в нем заложено генетически ив какой мере, а главное — как именно внешняя среда и опыт настраивают этот инструмент, остается по‑прежнему открытым




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница