Епифаний Премудрый «Житие Стефана Пермского»


Житие: специфика жанра и место в жанровой системе средневековья Житие: определение жанра



страница2/25
Дата10.03.2018
Размер2.4 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Житие: специфика жанра


и место в жанровой системе средневековья

Житие: определение жанра


Слово «житие» на старославянском языке буквально значит «жизнь» и «жизнеописание»1. А в русском, войдя в круг высокой лексики, оно получило более узкое значе-ние – описание жизни святого человека.

Житие – основной жанр агиографии и один из самых распространенных жанров всех средневековых литератур Европы, Азии и Африки.


Агиография


Агиография (от греч. hágios – «святой» + grapho – «пи-шу») – вид церковной литературы, который посвящен рас-сказам о жизни святых людей. Кроме житий, он включа-ет в себя патерики (греч. paterikón, от páter – «отец»), – сборники поучительных новелл о наиболее важных, с точ-ки зрения агиографа, эпизодах жизни монахов («святых отцов», «святых старцев»; отсюда другие названия этого жанра – отéчники, стáрчество), а также их изречения.

В литературе Древней Руси существовало три типа жи-тийных сборников: Прóлог2, Минéи Четьи (или Четьи-Ми-неи; греч. ménáios – «помесячные чтения, месячники») и Месяцеслóвы, или менолóгии3. Первый включает помимо кратких житий «в память о преподобном отце» – объемом от трех-четырех предложений до нескольких страниц, – фрагменты патериков, притчи, поучения отцов Церкви и слова библейских пророков, рассказы о видениях и чудес-ных знамениях – знаках воли Бога4, обращенных к лю-дям, и т.п. Здесь, как и в Минеях-Четьях и Месяцесловах, статьи расположены для удобства пользования в церков-ном быту в календарном порядке: по месяцам в соот-ветствии с очередностью дней христианских праздников и поминовения праведников в годовом круге церковных служб. Второй тип сборников – Минеи-Четьи – состоит преимущественно из агиографических произведений большого объема: развернутых, подробных жизнеописаний святых, – а также включает разного рода молитвенные песнопения в их честь.


История жанра


В Европе жанр жития имеет богатую предысторию. В числе непосредственных дохристианских источников, оп­ределивших многие его формальные черты, такие жанры античной литературы, как панегирик и трен (греч. threnos – надгробное слово), греческие и римские жизне­описания (сочинения Плутарха, Светония и др.), эллини­стические романы-биографии, сборники суеверных исто­рий о чудесах (парадоксография5) и о языческих богах (аретология).

В начале нашей эры сложились книги Нового Завета: евангелия, которые повествуют преимущественно о земном пути Иисуса, и деяния (старослав. – «дела») апостолов, излагающие историю жизни учеников Христа после Воз­несения. Кроме этих жанров раннехристианской литера­туры образцом для последующих агиографов стали цер­ковные хроники – календари (лат. – Calendarium6) с ука­занием дней поминовения мучеников, мартирии7 (греч. martýros – «свидетель, мученик») и иногда апóкрифы8 (греч. apokryphos – «тайный»).

С IV в. некоторые поместные церкви (но не римская) расположили житие в порядке богослужебных чтений сра-зу после литургии в день памяти святого. Позже оно в ря-де случаев включалось в состав монастырских служб (но-вое значение слова легенда пошло от лат. «[vita] legen-da» – «то [житие], что должно быть прочитано»).

Канон структуры жанра жития окончательно сложился в Византии в VIII – X вв. Крещение Руси в Х в. привело к тому, что восточные славяне и их соседи познакомились с христианской литературой, в том числе и агиографиче-ской. Причем большая часть ее произведений уже была переведена в IX – X вв. в Болгарии на понятный жителям древнерусских городов язык. В то же время вместе с пере-водными агиографическими памятниками в Подунавье и на Балканах западно- и южнославянскими авторами были написаны и жития местных святых: просветителей Кирил-ла и Мефодия, чешских князей Вацлава и Людмилы – и другие агиографические сочинения (например, болгарские «Сказание о железном кресте», житие Ивана Рильского).

Отмеченное многими исследователями явление «куль­турной трансплантации» стимулировало быстрое усвоение Русью иноземного опыта, и уже в XI – начале XII в. здесь были созданы свои оригинальные образцы этого жанра: жития святых князей Бориса и Глеба, основателя мона­стыря – Феодосия Печерского, а также летописные рас­сказы в «Повести временных лет» о начале христианства на Руси (мучениках-варягах, княгине Ольге, князе Вла­димире и др.).

Типы житий


В восточноримской (византийской) церковно-литератур­ной традиции различали несколько видов житий. Во-пер­вых, энкóмий – похвальное слово святому, включавшее биографические элементы и произносившееся при празд­новании его памяти в церкви. Во-вторых, bioi (буквально греч. – «жизни») – собственно жития, которые подразде­лялись на три большие группы: [1] риторические жития, стремящиеся изощренной словесной формой «восхитить», вознести души прихожан к гóрнему, то есть Высшему миру (при этом историко-фактической стороне описания уделялось сравнительно мало внимания); [2] народные жи-тия, которые имели целью популяризировать святого в простонародной среде, были написаны в более простой ма­нере и особое внимание обращали на чудеса, совершенные святыми; [3] литургические жития, краткие извлечения из пространных агиографических сочинений, используемые во время церковной проповеди.

Также подвиды агиографических сочинений определя­ются типом («ликом») святых: жития мучеников, испо­ведников и святителей, преподобных и подвижников-аске­тов – и различаются рядом композиционных моментов.

Часто используется и классификация жития с бóльшим акцентом на роль того или иного типа святых в обществе: жития мучеников9 (в древнерусской традиции характер­ный пример этого типа – «сказание о страстях» Бориса и Глеба, Михаила Черниговского), святителей10, святых иерархов (жития Николая Мирликийского, митрополита Алексия Московского, Сергия Радонежского, Стефана Пермского), святых воинов – защитников веры (житие мученика Меркурия Смоленского), царские и княжеские11 (жития равноапостольного12 римского императора Кон­стантина Великого, князя Александра Невского), Христа ради юродивых (византийское житие Андрея Юродивого, древнерусское – Василия Блаженного) и т.п.

Особое место здесь занимают рассказы об обращенных язычниках, которые некогда участвовали в преследовании и убийствах христиан, но затем, под влиянием чудесных знамений, отреклись от прежних заблуждений и стали ак­тивно проповедовать слово Божье. Одним из наиболее из­вестных образцов для житий последнего типа является евангельский рассказ об обращении римского гражданина в апостола Павла (Paul, Pavl). В позднейших трудах агио­графы часто использовали целый ряд сюжетных схем той истории: мотив внезапной слепоты, поразившей Савла13 по дороге в Дамаск (ср.: болезнь Владимира при взятии Кор­суни), и последующего, уже после принятия христианства, его прозрения – как в физическом смысле, так и духов­ном; подчеркивание кажущегося психологически немоти­вированным контраста между чрезвычайной жестокостью язычника и последующим милосердием после его обраще­ния к Богу (так, Савл участвовал в убийстве первомуче­ника Стефана; ср.: истребление Ольгой древлян и, позже, ее деятельность по установлению мира в стране; кровавые жертвоприношения и убийство христиан-варягов в Киеве по приказу Владимира и – десятилетие спустя – сомнения князя, ставшего праведником, имеет ли он моральное пра-во казнить преступников).


Место житий в жанровой системе


Отвечая на вопросы: «Каким же образом древнерусские книжники могли разобраться в великом множестве жан­ров и поджанров, находящихся к тому же в сложных иерархических взаимоотношениях? Каким образом это многообразие не превращалось в хаос? Каковы были те ориентиры, которые помогали древнерусским книжникам легко находить нужный жанр для составления новых про­изведений и определять жанр уже написанных?.. – Д.С.Лихачев писал: – Литературные жанры Древней Руси имеют очень существенные отличия от жанров нового времени: их существование в гораздо большей степени, чем в новое время, обусловлено их применением к прак­тической жизни. <...> В русской средневековой литерату­ре <...> жанры различаются по тому, для чего они предна­значены».

Центром системы жанров литературы Древней Руси и других стран христианского мира была Библия. Книги Ветхого и Нового Завета (Евангелия14), составившие ее, излагали основы вероучения и Священную историю от со­творения мира до пришествия Спасителя на землю и воз­никновения Церкви, начала проповеднической деятельно­сти апостолов, а также – в Апокалипсисе – сообщалось о грядущем втором пришествии Христа и Страшном Суде. Они были основой круга богослужебных книг, ежедневно используемых в храмах.

Сочинения «отцов Церкви», или патристика, обосновы­вали и комментировали догматы, приводили возражения против воззрений еретиков, описывали принципы органи­зации церковной жизни, в целом, и монашеской, в частно­сти. Фрагменты этих работ включались в проповеди в церквях. Часто для большей наглядности и убедительно­сти при объяснении сложных вопросов богословы исполь­зовали мотивы фольклорных притч, перетолковывая их, однако, в сугубо христианском смысле15.

Агиографические сборники дополняли сюжет Священ­ной истории рассказом об истории Церкви в целом или, что бывало чаще, какой-то ее части от апостольских вре­мен до современности. Этой иерархией определялось место и смысл того или иного текста/жанра церковной литера­туры во время службы в храме.

Краткие (пролóжные16) жития с соответствующими пес-нопениями и молитвами входят в состав богослужебной литературы и звучат в церкви после литургии в праздники или в дни памяти тех или иных святых. Подробные жития из Миней-Четьих и Месяцеслова используются в разного рода монастырских службах, а также рекомендованы для индивидуального чтения. Эти внешние по отношению к тексту, внелитературные особенности бытования произве­дений отражаются в их композиции и иных структурных моментах.

Канонизация святых и композиция жития





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница