Энциклопедия в четырех томах научно-редакционный совет



страница207/393
Дата11.03.2018
Размер9.68 Mb.
1   ...   203   204   205   206   207   208   209   210   ...   393
Фрагм.: DK I, 113—139; Testimonianze e frammenti, introd., trad. e comm. M. Untersteiner. Firenze, 1967; Lesher J. H. Xenophanes of Colophon. Fragments: A Text and Translation with Commentary. Toronto, 1992.

Лит.: Лебедев А. В. Фалес и Ксенофан. — В сб.: Античная философия в интерпретациях буржуазных философов. М-, 1981, с. 1—16; Jaeger W. W. The theology of the early Greek philosophers. Oxf., 1968; Fränkel H. \\fege und Formen friihgriechischen Denkens. Miinch., 1968; Lesher J. H. Xenofanes' Scepticism. — Essays in ancient Greek philosophy, v. 2. N. Y, 1983; Lebedev A. V. A new fragment of Xenofanes. - Studi di filosoria preplatonica. Napoli, 1985, p. 13 sqq.

А. В. Лебедев

КСЕНОФОНТ (Ξενοφών) из Афин (ок. 445, Афины— ок. 355 до н. э., Коринф) — ученик Сократа, писатель, историк и профессиональный военный. Автор «Воспоминаний о Сократе» и других сократических сочинений — наряду с диалогами Платона нашего основного источника о жизни и учении Сократа.

Знакомство молодого аристократа Ксенофонта и беднякафилософа Сократа произошло, вероятно, на поле боя: в 424, принимая участие в битве при Делии, Ксенофонт во время отступления упал с коня и был спасен пешим воином Сокра

том (Strab. Geogr. IX, 403, Diog. L. II, 5, 22). Летом 401 Ксенофонт в качестве наемника принял участие в экспедиции персидского царевича Кира Младшего (историю этого похода и трудного возвращения греков после поражения он потом опишет в «Анабасисе»). Уехав из Афин, Ксенофонт больше Сократа не видел, и только по рассказам мог судить о событиях, связанных с его казнью. Между расставанием и написанием сократических сочинений пройдет ок. 20 лет, заполненных военной службой: зима 400/399 — у фракийского царя Севфа, во время Коринфской войны 394—387 — у спартанского царя Агесилая, своего друга и покровителя. За военную службу у спартанцев Ксенофонт был вознагражден домом и земельным наделом в Скиллунте (в Элиде), где на досуге он и начал составлять свои знаменитые литературные произведения, ставшие классикой греческой прозы: «Анабасис», «Воспоминания о Сократе» и «Апологию Сократа», «Пир» и «Экономик» («Домострой»). В 371 элейцы овладели Скиллунтом и Ксенофонт бежал в Коринф, где завершил политическую утопию «Воспитание Кира» — жизнеописание идеального монарха и устройство созданного им государства, «Ipeческую историю», «Похвальное слово Агесилаю», «Лакедемонскую политию», «Гиерон, или Жизнь тирана» — философский диалог, персонажами которого выведены сицилийский тиран Гиерон и поэт Симонид Кеосский; «Об обязанностях гиппарха», «О всадническом искусстве», «О доходах» (точно датировано 355). Относительная хронология сочинений Ксенофонта — предмет дискуссионный.

Перед исследователями всегда стоял вопрос о достоверности изображения личности Сократа у Ксенофонта и Платона. Ксенофонт изобразил Сократа прежде всего как морального учителя, игнорируя отвлеченные философские рассуждения (главная отличительная черта двух версий Сократа). Обычный довод против Ксенофонта в пользу Платона: будучи в философии дилетантом, Ксенофонт мог не заметить самое важное в учении Сократа. В пользу Ксенофонта: не будучи оригинальным мыслителем, он, вероятно, без прикрас изложил все, что помнил, в то время как гениальный Платон вложил в уста Сократа собственное философское учение. Между тем сочинения Ксенофонта являются такими же литературными произведениями, а не историческими описаниями, как и диалоги Платона. Ксенофонт во многом опирался на литературную традицию «сократических диалогов», развивавшуюся к началу его литературного творчества не менее 15— 20 лет («Апология Сократа» и сократический диалог «Экономик» описывают Сократа в 400 и 399, когда сам Ксенофонт воевал далеко от Афин и не мог быть свидетелем этих событий). Наибольшее значение для него имели диалоги Антисфена, Эсхина и Платона. Антисфен для Ксенофонта особенно важен; последний делает его персонажем своих произведений, использует повествование от первого лица (как было в диалогах Антисфена), а самое главное, следует созданному Антисфеном образу Сократа в своих «Воспоминаниях» — ср. Mem. 12,1, где Ксенофонт описывает Сократа обладателем трех характерных антисфеновских добродетелей — «воздержности» (εγκράτεια), «выносливости» (καρτερία) и «самодостаточности» (αυτάρκεια). Ксенофонт, безусловно, использовал платоновские диалоги («Лахет», «Пир», «Федр», «Теэтет» и др.), причем характерны вносимые им изменения в заимствованные у Платона темы, напр.. Plat. Symp. 210a— любовь к красивым телам (юношей) как первая ступень философского эроса; Хеп. Symp. VIII — безусловное осуждение этого вида телесной любви; Хеп. Mem. IV 5 — о диалектике как




==336


КУАЙН


способности «воздержных» (=счастливых) людей различать дурное от хорошего и быть успешными в политике, в отличие от диалектики у Платона как доступной истинному философу способности «различать по родам и видам» и «определять сущность каждой вещи» (Resp. VII 534b). Сократова диалектика понятий изображается у Ксенофонта лишь однажды (см. Mem. IV 6,1—11, о благочестии и справедливости) — этот консенсус Ксенофонта и Платона обычно принимали за критерий исторической истинности. Однако более разумно, с учетом сравнения текстов, предположить, что Ксенофонт здесь полностью зависим от Платона и не может рассматриваться как надежный свидетель о характере бесед исторического Сократа (ср. Kahn, 1996, р. 79; Patzer, 1987, p. 438-42).

Соч.: Xenophontis Opera, ed. E. C. Marchant. Oxf., 1900-1904; Xenophon, greek and engl. by W. Miller et alii, vol. 1—7. Cambr. (Mass.), 1960—68; в рус. пер.: Сократические соч., вступ. ст. и пер. С. И. Соболевского. M., I935; 2-е изд. СПб., 1993; Киропедия, пер. и прим. В. Г. Боруховича и Э. Д. Фролова. М., 1977.



Лит.: Breitenbach ff. R. Xenophon von Athen. Stuttg., 1966; Strauss L. Xenophon's Socrates. Ithaca, 1972; PalvrA. (ed.) Der historische Socrates. Darmstadt, 1987; Vander Waerdt P. (ed.) Socratic Justice and Self Sufficiency. — «Oxford Studies in Ancient Philosophy», 1993, 11, p. 1— 48; Idem. The Socratic Movement. Ithaca, 1994; Kahn Ch. Plato and the Socratic Dialogue: The Philosophical Use of A Literary Form. Cambr. (Mass.), 1996; Bibliography of Editions, Translations and Commentary n Xenophon's Socratic Writings, by D. R. Morrison, 1988; Index Socraticorum Xenophontis operum, conscrip. A. R. Lopez et F. M. Garcia. Hildesheim, 1995.

M. А. Солопова

КУАЙН (Quine) Уиллард ван Орман (25 июня 1908, Экрон, шт. Огайо) — американский философ и логик. Профессор Гарвардского университета (с 1948), где в 1931 он закончил докторантуру под руководством А Н. Уайтхеда. На формирование концепции Куайна большое влияние оказали М. Шлик, Р. Карнап и в целом идеи логического позитивизма, с которыми он познакомился во время поездки по Европе (1933) и, в частности, при встречах с членами Венского кружка. С 1934 Куайн в течение многих лет работал над одной из центральных проблем Венского кружка — вопросом о роли логики в обосновании математики. Куайн приложил немало усилий для того, чтобы помочь обосноваться в США многим членам Венского кружка и другим выдающимся европейским философам, которые вынуждены были покинуть континент незадолго до начала 2-й мировой войны. Куайн участвовал в войне в качестве добровольца, служил в морской пехоте.

Основные работы Куайна в области логики посвящены построению аксиоматической системы, которая включала бы в себя логику классов и была бы непротиворечивой. Куайну также принадлежит оригинальная формулировка натурального исчисления. В своих работах по формальной логике Куайн подчеркивал преимущества экстенсионального подхода перед интенсиональным (включая модальную логику), в философии языка критиковал лингвистический нативизм Хомского, которому противопоставляет учение о языке как комплексе приобретенных диспозиций к вербальному поведению.

В философии математики Куайн придерживался позиций крайнего номинализма. Он ставил вопрос о возможности выразить все естественные науки на языке, в котором идет речь только о конкретных предметах, а не о классах, свойствах, отношениях и т. п. Куайн допускал возможность использования абстрактных понятий лишь в тех случаях, когда они слу

жат вспомогательным средством, т. е. когда окончательный результат не содержит сами эти абстракции.



При разработке своего философского учения Куайн испытал влияние логического позитивизма, прагматизма и бихевиоризма. Появление в 1951 его статьи «Две догмы эмпиризма» (Tw Dogmas of Empiricism, 1951), содержавшей критику ряда основополагающих неопозивистских идей, усилило в США интерес к новым тенденциям в аналитической философии, привнесло в нее элементы прагматизма. Куайн выступил, во-первых, против разграничения т. н. аналитических предложений, т. е. предложений логики и математики, зависящих только от значения составляющих их терминов, и синтетических (эмпирических) предложений, основывающихся на фактах. Во-вторых, против редукционистского тезиса о том, что каждое осмысленное предложение эквивалентно некоторой конструкции из терминов, указывающих на непосредственный чувственный опыт субъекта. Источник этих «догм» Куайн видел в ошибочной установке рассматривать изолированные предложения, отвлекаясь от их роли в контексте языковой системы или теории. Данной установке он противопоставил холистскую установку прагматизма. По Куайну, проверке в науке подлежит система взаимосвязанных предложений теории, а не отдельные предложения, гипотезы. Этим объясняется устойчивость теории как таковой при столкновении с опытом и ее способность к самокоррекции на основе соглашений ученых (конвенционализм). Философия, согласно Куайну, принципиально не отличается от естественных наук, выделяясь лишь несколько большей степенью общности своих положений и принципов. Собственную позицию Куайн квалифицирует как натурализм, или «научный реализм». Он доказывает, что «концептуальная схема» языка определяет структуру онтологии. При экспликации онтологической проблематики на языке экстенсиональной логики он формулирует свой знаменитый тезис: «Быть — значит быть значением связанной переменной». Предпочтение одних онтологических картин другим объясняется сугубо прагматическими мотивами. С этим связан и тезис «онтологической относительности», в соответствии с которым наше знание об объектах, описываемых на языке одной теории, можно рассматривать лишь на языке др. теории, который, в свою очередь, должен рассматриваться в отношении к языку следующей теории, и так далее до бесконечности. Т. о., онтологическая проблематика связывается с вопросом о переводимости языков (естественных или искусственных). Но «радикальный перевод», по Куайну, является принципиально неопределенным, ибо предложения любого языка способны обозначать самые разные объекты и способ их референции (указания на объекты) остается «непрозрачным» (неясным). В своей философии Куайн широко использует данные лингвистики, антропологии, бихевиористской психологии (критикуя при этом психологический ментализм). Язык рассматривается им как важнейшая форма человеческого поведения, а наука — как один из путей приспособления организма к окружающей среде. Куайн вводит понятие «стимульного значения» — совокупности внешних стимулов, которые вызывают согласие или несогласие с произносимой фразой, и в этой связи исследует проблему синонимии как тождества таких значений для говорящих на одном языке.

Соч.: A System of Logistic. Cambr. (Mass.), 1934; Mathematical Logic. N. Y, 1940; Elementary Logic. Boston, 1941; From a Logical Point of View. A logico-philosophical Essays. Cambr. (Mass.), 1953; Method of Logic. N.Y, 1955; Word and Object. Cambr. (Mass.)-N.Y. -L., I960; Ontological Relativity and Other Essays. N. Y.-L., 1969; The Roots of


==337


КУДРЯВЦЕВ-ПЛАТОНОВ


References. Li Salle, 1973; Tlie Ways of Paradox and Other Essays. N. Y, 19&6; Theories and Things. Cambr. (Mass.), 1981; The Time of My Life. Cambr. (Mnss.). 1985; Pursuit ofTruth. Cambr. (Mass.), 1990; From Stimulus to Science. Cambr. (Mass.)— L.. 1995, в рус. пер.; Слово и объект. СПб., 2000.

Лит.: Хи.1.1 Т. И. Современные теории познания? М., 1965; Вещи и их место в теориях. — В кн.: Аналитическая философия: Становление и развитие (антология). М., 1998; Kiing G. Ontologie und logistische Analyse der Sprache, Wien, 1963; \\brds and Objections: Essays on the Wark of W. V. Quine. Dordrecht - Boston, 1975; Can Theories Be Refuted? Dordrecht — Boston, I976; Orestein A. Willard van Orman Quine. Boston, 1977; Essays on the Philosophy ofW. v. O. Quine. Hassocks (Sussex). 1979; The Philosophy ofW. v. O. Quine, ed. by L. E. Hahn, P.A. Sehillp. La Salle, 1986.



О. А. Назарова


Каталог: sites -> default -> files
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   203   204   205   206   207   208   209   210   ...   393


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница