Экономическое положение социальных слоев российской деревни в 1930-х годах – начале XXI века



страница6/16
Дата01.01.2018
Размер0.82 Mb.
ТипСборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
(в ценах соответствующих лет, в % к итогу)


Статьи доходов

Постоянные рабочие совхозов

Колхозники

1958 г.

1961 г.

1958 г.

1961 г.

Весь доход в среднем на семью, руб.

1862


1999


1569


1507


В том числе, в % к итогу:

заработная плата в совхозах,

оплата труда от колхоза

58,3

62,6

41,3

41,7


пенсии, стипендии, пособия

4,4

4,8

Н.св.

Н.св.


поступления от личного подсобного хозяйства (чистая продукция)

29,1

23,3

42,0

42,2


прочие доходы

4,7

4,0

16,7

14,2

Составлено по: Совокупный доход семей рабочих промышленности, рабочих совхозов и колхозников РСФСР (приложение к бюллетеню ЦСУ РСФСР) № 30. М., июль 1962. С. 18, 25.


Перелом в товаризации труда колхозной части сельскохозяйственного пролетариата происходит в 1960-е гг., в 1970 – 1980-е гг. тенденция выглядит вполне завершенной (табл. 8).
Таблица 8
Структура совокупного дохода семьи колхозника РСФСР

в 1970, 1975, 1984 гг. (в %)


Годы

Весь совокупный доход

В том числе

заработная плата в других отраслях

оплата труда в колхозе

в том числе деньгами

пенсии, стипендии, различные пособия и т.д.

доход от личного подсобного хозяйства

доход из других источников

1970

100

8,1

48,5

45,8

8,6

32,8

2,0

1975

100

8,1

54,6

52,4

10,5

25,1

1,7

1984

100

8,3

57,6

56,1

9,3

23,8

1,0

Составлено по: Бюджеты рабочих, служащих и колхозников за 1970, 1975, 1980 – 1984 гг. М., 1985. С. 95.

С 1975 г. оплата труда в колхозе составляла более половины в совокупном бюджете двора, что означало качественно иное классовое состояние – жизнь в основном за счет продажи своих рабочих рук. Сближалась и структура совокупного бюджета колхозников и совхозных рабочих. В конце 1970-х гг. в РСФСР доля поступлений от личного приусадебного хозяйства в семьях колхозников равнялась 25%, в семьях рабочих совхозов – 14%39. Процесс товаризации рабочих рук также связан с денатурализацией оплаты труда за работу в колхозе, практически закончившейся в начале 1970-х гг. Если в 1953 г. доля денежных поступлений в семью российского колхозника составляла 21% от общего объема натуральных и денежных выплат, производимых колхозом, то в 1960 г. она равнялась 62%, а в 1970 г. – 95% поступлений от колхоза40. С превращением труда колхозника в абстрактный денежный эквивалент завершается монетизация заработной платы сельскохозяйственного пролетариата.

Угасание приусадебного хозяйства колхозного двора проходит ряд этапов. Начало этого процесса связано с 1930-ми гг., когда двор был лишен лошади, значительной части другого скота и земли, происходило быстрое сокращение доли технических культур в структуре посевных площадей приусадебных участков колхозников. Даже в начале 1930-х гг. они занимали около 7% посевных площадей приусадебных участков, а к 1960-м гг. их доля не превышала 1%. Хлебный клин до минимума сокращается в структуре посевов двора к 1970-м гг. (с 16% в 1940 г. до 7% в 1970 г.)41. Одновременно происходит падение агротехнической культуры приусадебного хозяйства, деградирует правильный севооборот и т.д. В то же время колхозный двор сохраняет животноводческую составляющую: в 1935 г. доля дворов российских колхозников, имеющих коров и телок, составляла 77% хозяйств, а не имеющих никакого скота – 12%. В этом году на 100 дворов колхозников приходилось 85 голов скота, находящегося в индивидуальном пользовании42. Эта ситуация зафиксирована и в частушках 1930 – 1950-х гг.:


Все колхозники сейчас

Держат по коровушке.

Чем платить теперь налог?

У всех болят головушки43.


Частью процессов пролетаризации и раскрестьянивания явилось исчезновение интереса колхозников к расширению и даже сохранению приусадебного участка. В конце 1940-х – начале
1950-х гг. доля дворов, не имеющих земли, с землей только под постройками или с малым (до 10 соток) количеством земли, не превышала в большинстве областей России 1 – 3%. Зато доля дворов с максимально возможным для данного региона земельным участком, как правило, была на уровне 30%, а чаще 40 – 50%. Серьезные перемены начали происходить лишь в 1960-х гг., усугубляясь в течение 1970 – 1980-х гг. На Европейском Севере, например, в середине 1980-х гг. свыше 10% колхозных семей вообще не имели приусадебного участка, а доля семей с максимальными земельными участками сократилась по сравнению с 1950-ми гг. в 2 – 3 раза44. И, наконец, последним этапом перерождения хозяйства двора можно считать отказ от содержания коровы. Уже в начале 1960-х гг. в России лишились коров около трети крестьянских семей, а во второй половине 1980-х гг. доля таковых приблизилась к 50% дворов. По областям Европейской России в 1987 г. доля семей, содержащих корову, колеблется от 14 до 35 % от общего числа колхозных дворов45.

Таким образом, через введение «зарплатной» системы оплаты труда, паспортизации колхозников, ухода в прошлое системы


повинностей основные категории сельскохозяйственного пролетариата – колхозного и государственного уклада – консолидировались в единый класс. Серьезным маркером окончательной пролетаризации класса стало уменьшение поступлений от приусадебного хозяйства в бюджете семьи. Данный процесс охватывает период с середины 1950-х гг. и до середины 1970-х гг., перелом приходится на 1960-е гг.
Примечания
1 Безнин М.А., Димони Т.М. Социальные классы в российской колхозно-совхозной деревне 1930 – 1980-х гг. // Социс. 2011. № 11. С. 90 – 102; Безнин М.А., Димони Т.М. Социальная эволюция верхушки колхозно-совхозных управленцев в России 1930 – 1980-х годов // Российская история. 2010. № 2. С. 25 – 43;
Безнин М.А., Димони Т.М. Протобуржуазия в сельском хозяйстве России 1930 – 1980-х годов (новый подход к социальной истории российской деревни). Вологда, 2008; Безнин М.А., Димони Т.М. Менеджеры в сельском хозяйстве России 1930 – 1980-х годов (новый подход к социальной истории российской деревни). Вологда, 2009; Безнин М.А., Димони Т.М. Интеллектуалы в сельском хозяйстве России 1930 – 1980-х годов (новый подход к социальной истории российской деревни). Вологда, 2010; Безнин М.А., Димони Т.М. Рабочая аристократия в сельском хозяйстве России 1930 – 1980-х годов (новый подход к социальной истории российской деревни). Вологда, 2012.

2 Абрамов Ф. Братья и сестры. Роман в четырех книгах. Л., 1982. С. 774 – 775.

3 РГАЭ. Ф. 260. Оп. 1. Д. 71. Л. 3, 32.

4 Государственный архив Архангельской области (далее – ГААО). Ф. 3474.
Оп. 1. Д. 200. Л. 115.

5 http://collectiv.narod.ru/doc32.htm

6 http://collectiv.narod.ru/doc33.htm

7 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 80. Л. 86.

8 Организация социалистических сельскохозяйственных предприятий. М., 1963. С. 223.

9 http://collectiv.narod.ru/doc35.htm

0 http://www.hrono.ru/dokum/1929kol/kol014.html

1 Трефилов В. Человек из прошлого века // Сельская правда. 2011. 9 декабря.

2 Заветные частушки. Из собрания А.Д. Волкова. Т. 2. Политические частушки. М., 1999. С. 32.

3 Яшин А. Сирота // Яшин А. Журавли. М., 1979. С. 232.

4 http://semen.znamenka.omskedu.ru/Musei/Vospominanij.htm

5 История крестьянства СССР. М., 1988. Т. 4. С. 296; Староверов В.И. Советская деревня на этапе развитого социализма. М., 1976. С. 14.

6 Островский В.Б. Колхозное крестьянство СССР, Саратов, 1967. С. 162–163.

7 http://www.bogorodskoe.vyatka.ru/history/issled_rabot/iss_1/665-istoriya-sovxoza-bogorodskij.html

8 Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 7. Д. 3223. Л. 4; Ф. 1562. Оп. 324. Д. 3606. Л. 26.

9 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 79. Д. 261. Л. 23; Колхозы в 1938 г. Ч. IV. М., 1940. С. 46.

20 Суслов И. Ф. Динамика эффективности общественного производства в сельском хозяйстве // Эффективность сельскохозяйственного производства. М., 1967. С. 28   29.

2 Рассчитано по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 324. Д. 5724. Л. 23; Оп. 44. Д. 1703. Л. 45.

22 Постановление Совета Министров СССР от 17 июля 1950 г. «О мерах в связи с укрупнением мелких колхозов».

23 Постановление СМ СССР и ЦК КПСС от 3 мая 1957 г «О порядке передачи колхозного имущества при преобразовании колхозов в совхозы» // http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_5194.htm

24 Вологодский областной архив новейшей политической истории (далее – ВОАНПИ). Ф. 2522. Оп. 17. Д. 93. Л. 41 – 43.

25 Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 28 ноября 1969 г. «О Примерном уставе колхоза» // Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965 – 1974 гг.). С. 384.

26 http://collectiv.narod.ru/doc33.htm

27 http://collectiv.narod.ru/doc39.htm

28 Частушки. М., 1990. С. 153.

29 Заветные частушки. Из собрания А.Д. Волкова… С. 53.

30 Российский государственный архив новейшей истории (далее – РГАНИ). Ф. 5. Оп. 46. Д. 333. Л. 76.

3 Организация социалистических сельскохозяйственных предприятий. М., 1963. С. 222.

32 Рассчитано по: РГАСПИ. Ф. 112. Оп. 25. Д. 5. Л. 6.

33 Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965 – 1971 гг.). М., 1971. С. 135.

34 РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 22. Д. 394. Л. 5 – 7.

35 Заветные частушки. Из собрания А.Д. Волкова… .С. 43.

36 Труд в СССР. М..; Л., 1932. С. 41.

37 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 78. Д. 211. Л. 259.

38 Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950-1965 гг.
С. 111.

39 Бюджеты рабочих, служащих и колхозников за 1970, 1975 – 1979 годы. М., 1980. С. 8.

40 Подсчитано по: Совокупный доход семей рабочих промышленности, рабочих совхозов и колхозников РСФСР. М., 1962. С. 29; Совокупный доход семей колхозников РСФСР в 1971 г. М., 1972. С. 10.

4 Рассчитано по: Народное хозяйство РСФСР. Статистический сборник. М., 1957. С. 131 – 132; Народное хозяйство РСФСР в 1975 г. Статистический ежегодник. М., 1976. С. 166 – 167.

42 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 78. Д. 211. Л. 259.

43 Заветные частушки. Из собрания А.Д. Волкова... С. 54

44 Безнин М.А. Крестьянский двор в Российском Нечерноземье 1950-1965 гг.
С. 86 –90; Гулин К.А. Материальное положение колхозного крестьянства на Европейском Севере России в 1965 – 1985 гг. Дисс….канд. ист. наук. Вологда, 1999.
С. 172 –173.

45 Численность скота в РСФСР. Статистический сборник. М., 1961. С. 174; РГАЭ. Ф. 650. Оп. 1. Д. 1650. Л. 18.

В.С. Жукова
Постройки и имущество крестьянских хозяйств
в 1920 – начале 1930-х гг.
(на материалах Европейского Севера России)

Вместе с вопросами, которые связаны с формированием бюджета, потреблением, большое значение для характеристики материального положения крестьянского хозяйства имеет анализ данных об их имущественной обеспеченности. Имущество – это совокупность вещей и материальных ценностей, состоящих во владении какого-либо лица, а также совокупность вещей и имущественных прав и обязанностей, которые характеризуют имущественное положение их носителя1.

В данной статье будут рассмотрены вопросы обеспеченности крестьянского хозяйства постройками, орудиями труда, средствами передвижения и домашней утварью.

Крестьянские постройки, их разновидности, размеры, внешний облик, материалы, из которых были сделаны строения, и их состояние могут показать нам имущественное положение крестьянской семьи.

Среди крестьянских строений различались жилые и хозяйственные. Вот как описывает Василий Белов крестьянские «хоромы» в Вологодской губернии в 1928 г.: «Двухэтажный пятистенок с зимовкой… Широкий сарай, куда с любым возом въезжают по отлогому въезду, – под одной крышей с домом, на сарае три сенника-чулана. Между сенниками – до крыши набитые соломой и сеном перевалы... Под настилом сарая – три низких теплых хлева для рогатой скотины и конюшня. Под въездом вкопан сруб неглубокого колодца для скотинной воды... Под летней избой – два темных подвала… Не считая гумна с двухпосадным овином… амбар, а около дома, на спаде холма, вырыт картофельный, на один скат, погреб. Внизу, у реки, где кончаются огороженные косой изгородью грядки, стоит закоптелая баня. Вся постройка стара, но изобихожена, дровни, розвальни, выездные сани, соха и железная, купленная в кредит, борона прибраны под крышу»2.

Для северных крестьянских хозяйств Европейской России было характерно еще одно сооружение бытового назначения – баня. Ее имел почти каждый двор, а иногда одну баню строили несколько хозяев.

В свою очередь хозяйственные постройки были сельскохозяйственные и промысловые3. Промысловые постройки обслуживали промышленные заведения и встречались достаточно редко. Состав сельскохозяйственных построек определялся типом организации сельскохозяйственного производства. В зерновом хозяйстве с большим количеством гуменных кормов были необходимы амбары и риги, плодосеменное хозяйство с корнеплодным кормлением скота нуждалось в погребах. Характер строения скотного двора зависел от направления животноводства. Возводили крестьяне и постройки производственного назначения. Основными из них были сельскохозяйственные строения: овины, гумна, мельницы, амбары. Из сельскохозяйственных сооружений известны еще рассадники, ставившиеся на огородах. В них проращивали семена и выращивали рассаду.

Из данных «Монографического описания крестьянского хозяйства деревни Полутиха Катромской волости Кадниковского уезда Вологодской губернии» по состоянию на 1919/20 бюджетный год мы имеем следующие сведения. Семья Тарабиных состояла из хозяина (40 лет), его жены (38 лет), тещи (80 лет) и четырех дочерей (8 месяцев, 6, 8, 12 лет). Под домом и двором было занято
40 кв. сажен, что составляло 188,1 м2: длина – 24 аршина (17,1 м), ширина – 15 (10,7 м), высота – 9 венцов. Дом был возведен в
1914 г. Нормальной продолжительностью службы дома считалось 25 лет. Он был перестроен, стоимость постройки составляла 250 довоенных руб. Под амбаром было занято 4 кв. сажени (18,2 м2), длина и ширина – 6 аршин (4,3 м), высота – 4 венца. Амбар был возведен в 1912 г. Под овином, гумном, током – 40 кв. сажен
(188,1 м2), длина – 24 аршина (17,1 м), ширина – 12 аршин (8,5 м), высота – 4 венца. Данные постройки были возведены в 1910 г. Продолжительность службы амбара, овина, гумна считалась
50 лет, стоимость – 100 довоенных руб. Все постройки в хозяйстве стояли на низком фундаменте, были выполнены из бревен, с железной крышей, все прочные4.

Обеспеченность крестьянских хозяйств постройками зависела от имущественного положения семьи, наличия строительного материала, уровня развития земледелия в регионе. Так, в Вельском уезде Верховажской волости в деревне Наумовской в 1924/25 г. для обследования было выделено статистиками мощное и среднее хозяйство, а в деревне Вирино той же волости – маломощное5. Рассмотрим обеспеченность постройками крестьянских хозяйств Вельского уезда Верховажской волости Вологодской губернии в 1924/25 г. (табл. 1).

Таблица 1
Обеспеченность постройками крестьянских хозяйств
Вельского уезда Верховажской волости





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница