Экономический факультет



страница7/40
Дата16.02.2018
Размер3.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   40

Глава 3. Введение в экономическую теорию: роль и содержание


3.1. Необходимость «Введения» в курс экономической теории

Построение теории в ее содержании и структуре всегда опирается на некоторые методологические предпосылки, или, по выражению Й.Шумпетера, на определенное предварительное общее видение исследуемой проблемы. Обычно авторы сами предваряют ее изложение указанием на важнейшие принципы анализа, используемые ими в развиваемой теории. Это служит дополнительным обоснованием правильности, научной логичности теории, а также, что немаловажно, способствует ее лучшему пониманию изучающими. Подобные вводные, разъяснительные замечания по-существу образуют своеобразное введение в развиваемую далее теорию.

В экономической теории введение обычно содержит указание на объект экономического анализа, непосредственный предмет исследования в рамках этого объекта и методологические принципы, используемые автором в этом процессе. Иногда речь идет и об определении места и роли экономической теории в системе наук. При этом, чем меньший объем занимают подобные указания, тем в большей мере они конституируются не как особое введение в курс, а как его традиционное начало.1

Казалось бы, на первый взгляд, - никакой особой проблемы «введения» в курс теории не существует, тем более, что постановка о предмете и методах исследования часто понимается как простая, хотя и необходимая формальность. Однако обнаруживается ряд факторов, которые заставляют сегодня поставить вопрос именно об особой роли введения, предполагающей в «интересах» экономической теории необходимость специального (вводного в нее) подраздела в рамках (в частности, преподаваемого курса) экономической теории. Во-первых, сам характер теории предполагает не простое постулирование категорий, и в этом смысле не просто формальное «фиксирование» объекта, предмета и методов теории, а их определенное логическое обоснование, выведение. Но можно ли говорить о выведении категорий, которые образуют исходные моменты, начало данной (в частности, экономической) науки? Очевидно, это возможно и даже необходимо) сделать, если:



:1)более подробно рассмотреть предполагаемый объект экономического анализа; 2)установить его взаимосвязь с объектами других сфер анализа и – что особенно важно – 3)строго очертить его рамки, границы, с тем чтобы жестко соблюдать их в дальнейшем. Те же требования встают и при определении и характеристике предмета экономической теории. Методы, применяемые в ней, должны отвечать содержанию, особенностям ее предмета, дополняя философские и общенаучные методы. Подобное логическое обоснование, выведение в этом смысле объекта и предмета экономической теории и свойственных им методов анализа становится дополнительной «гарантией» строгой логичности теории в целом.

Во-вторых, необходимость особого вводного подраздела экономической теории определяется историческим характером экономического развития. Разные исторические этапы экономики получают соответствующее различное теоретическое отражение. Можно сказать, что предмет экономической теории в разные эпохи проявляется в различных конкретно-исторических формах, подчас, внешне не имеющих между собой ничего общего. В истории экономических учений это отражается в формировании соответствующих концепций (меркантилистских, физиократических, классических, неоклассических и т.п.) Экономическая теория, занимаясь прежде всего конкретными формами, вместе с тем, призвана вскрыть их общую внутреннюю связь, подчеркнуть тем самым единство своего объекта и предмета, дать на этой основе объективные критерии научной типологизации экономического развития, что крайне важно для правильного понимания не только настоящего и прошлого, но и предстоящего будущего. Специальный вводный подраздел экономической теории в этом смысле, к примеру, не просто предваряет изучение современного мейнстрима, но сразу же ставит его в определенную историческую и логическую «нишу», указывая на его определенную связь и с прошлым и с будущим, подчеркивая, что неоклассика есть лишь частный случай отражения теорией общей экономической связи людей, демонстрирующей нам уже сегодня элементы новых конкретно-экономических форм будущего.

В-третьих, необходимость специального дополнительного «разъяснения» возникает в связи с достаточно глубокими концептуальными различиями экономических теорий и одного временного исторического этапа, по-разному толкующих и объект и предмет экономической теории, а также типологизацию экономического развития. Этому есть ряд причин. Прежде всего это происходит из-за различия исходных методологических предпосылок отдельных авторов, первоначального общего видения проблемы, тем более что выбор их, подчас, оказывается недостаточно обоснованным. К примеру, мы встречаемся с разным пониманием самого «начала» (временного) экономической теории, до сих пор дискуссионной остается трактовка ее предмета и др. Естественно, это не может не влиять на содержание соответствующей экономической концепции, логику ее развития. Далее, в появлении различных, в том числе и противоречащих одна другой теорий повинен «эффект интеллекта»,1 оказывающий важное воздействие на построение теорий, допускающий недоучет тех или иных элементов реальной экономической истории и логики анализа и изложения. Прогрессирующая сегодня роль «эффекта интеллекта» объясняется известной инерционностью логического мышления, нарастающими трудностями в объяснении новых экономических процессов, преувеличением значения в анализе математических методов и др. «Эффект интеллекта» проявляется и в давно сложившейся «инерционной» тенденции: просто «брать» сложившиеся в литературе определения объекта и предмета экономической теории – как бы «для порядка», вообще не считая это важным для последующего логического изложения. Характерно, что первый автор современного курса «Экономикс» П.Самуэльсон в «обоснование» предмета экономической теории приводит пять определений предмета (наиболее распространенных в литературе), из которых просто выбирает одно, на его взгляд,

самое удачное1.«Эффект интеллекта» сыграл существенную роль в том, что развитие неоклассической теории привело в итоге к «потере» ею объекта и предмет экономической теории (замене последнего «подходом»), превращению ее в «социологическую теорию рационального выбора».2

Вышесказанное объясняет, почему введение в экономическую теорию не может быть просто формальным «упоминанием» о ее объекте и предмете (отмеченный выше «выбор» предмета экономической теории Самуэльсон проводит именно во «Введении»), предполагает специальное, достаточно подробное и аргументированное обоснование и разъяснение их содержания и исторических форм. Особая роль введения проявляется в его трех важных функциях. Во-первых, оно должно учесть и отразить в трактовке «основ» экономической теории кумулятивный процесс накопления знания по мере развития экономики, показывая, тем самым, что экономическая теория (политическая экономия) есть единство общего и особенного. Во-вторых, представляя основы экономической теории в обобщенном виде, подчеркивая тем самым ее единство, несмотря на исторические различия конкретных экономических форм, введение конституирует методологические принципы последующего анализа не только настоящего, но и прошлого и будущего. В-третьих, оно призвано свести до минимума (полностью это сделать невозможно) негативные проявления «эффекта интеллекта».

Подобная роль введения в экономическую теорию исторически возрастает. Это связано с постоянным увеличением объема конкретного социально-экономического «материала», подвергающегося логической обработке. Возрастает и количество разнообразных, часто противоречивых логических построений и концепций, что все более затрудняет обнаружение внутреннего единства экономической теории. Следует иметь в виду и то, что каждой концепции свойственна инерция, ошибочно «опрокидывающая» ее воззрения на будущее, и для ее преодоления необходимо вновь и вновь проверять (возвращаться к проверке) исходные методологические основы экономической теории, связанные с трактовкой ее объекта, предмета и методов. Особенно возрастает необходимость специального подробного введения в курс экономической теории в современных условиях, что связано с рядом моментов. Во-первых, современный этап, по общему признанию, есть этап формирования качественно новой экономики (т.н.постиндустриальное общество, экономика знаний и др.), научное понимание которой невозможно без надежной «проверенной» методологической базы. Во-вторых, этого требует понимание закономерностей самого переходного процесса. В-третьих, существенные коррективы в трактовку современных процессов вносит развивающаяся экономическая глобализация. В-четвертых, новых методологических обоснований требует трактовкаа экономической роли государства, роль которого изменяется. В-пятых, все большие трудности в объяснении новых явлений испытывает господствующая (неоклассическая) экономическая теория.3.

Подобная роль введения в экономическую теорию исторически возрастает. Это связано с постоянным увеличением объема конкретного социально-экономического «материала», подвергающегося логической обработке. Возрастает и количество разнообразных, часто противоречивых логических построений и концепций, что все более затрудняет обнаружение внутреннего единства экономической теории. Следует иметь в виду и то, что каждой концепции свойственна инерция, ошибочно «опрокидывающая» ее воззрения на будущее, и для ее преодоления необходимо вновь и вновь проверять (возвращаться к проверке) исходные методологические основы экономической теории, связанные с трактовкой ее объекта, предмета и методов. Особенно возрастает необходимость специального подробного введения в курс экономической теории в современных условиях, что связано с рядом моментов. Во-первых, современный этап, по общему признанию, есть этап формирования качественно новой экономики (т.н.постиндустриальное общество, экономика знаний и др.), научное понимание которой невозможно без надежной «проверенной» методологической базы


Подобная роль введения в экономическую теорию исторически возрастает. Это связано с постоянным увеличением объема конкретного социально-экономического «материала», подвергающегося логической обработке. Возрастает и количество разнообразных, часто противоречивых логических построений и концепций, что все более затрудняет обнаружение внутреннего единства экономической теории. Следует иметь в виду и то, что каждой концепции свойственна инерция, ошибочно «опрокидывающая» ее воззрения на будущее, и для ее преодоления необходимо вновь и вновь проверять (возвращаться к проверке) исходные методологические основы экономической теории, связанные с трактовкой ее объекта, предмета и методов. Особенно возрастает необходимость специального подробного введения в курс экономической теории в современных условиях, что связано с рядом моментов. Во-первых, современный этап, по общему признанию, есть этап формирования качественно новой экономики (т.н.постиндустриальное общество, экономика знаний и др.), научное понимание которой невозможно без надежной «проверенной» методологической базы. Во-вторых, этого требует понимание закономерностей самого переходного процесса. В-третьих, существенные коррективы в трактовку современных процессов вносит развивающаяся экономическая глобализация. В-четвертых, новых методологических обоснований требует трактовкаа экономической роли государства, роль которого изменяется. В-пятых, все большие трудности в объяснении новых явлений испытывает господствующая (неоклассическая) экономическая теория..
3.2. О выделении и логике анализа объекта экономической теории и определение её предмета.

Выделение объекта и предмета экономической теории – исходные и важнейшие моменты конституирования экономической науки. Сложившееся на практике, как отмечалось выше, представление о формальности этого процесса обусловливает существующие «разночтения» в их трактовке, известный произвол при «выделении», сохраняет постоянно дискуссионный характер проблемы. На деле, содержание предмета и особенно объекта экономической теории достаточно объективировано.Во-первых, объект анализа экономической теории, очевидно, должен представлять некий «кусок» объективной реальности. Во-вторых, коль скоро в экономической теории речь идет об общественных отношениях (не природе), этот объект должен быть связан с какой-то сферой общественной жизнедеятельности. В-третьих, именно эта сфера должна образовать ограниченность (границы) объекта экономической теории, за рамки которой экономическая наука не должна выходить.

Объективированность предмета экономической теории в целом определяется зависимостью «предмет – в объекте», т.е. сфера и границы объекта распространяются и на предмет. Историческое развитие объекта теории очевидно, должно каким-то образом проявляться и в развитии предмета, однако, это развитие должно происходить опять-таки в указанных границах, сохраняя при этом обязательно нечто общее в содержании и предмета и объекта. Выделение этого общего в разнородных конкретно-исторических формах, связанных с предметом и объектом – важная задача особого введения в экономическую теорию.

Постановка вопроса об объекте как отдельной сфере реальной жизнедеятельности людей предполагает обоснование самой возможности , правомерности такого подхода (она обусловлена самой природой науки),1 а также выделение различных сфер общественной жизнедеятельности (обычно выделяют экономическую, политическую, социальную, нравственно-духовную и семейно-бытовую сферы). Естественно, конкретным объектом экономической науки (экономической теории) оказывается экономическая деятельность как взаимодействие человека (общества) с природой для удовлетворения своих материальных и духовных потребностей. Главная содержательная особенность экономической деятельности – ее двусторонность. Одна сторона – природо-преобразовательная деятельность людей, взаимоотношение их с природой. Другая – особые общественные (экономические) отношения, опосредующие «механизм» удовлетворения потребностей. «Двусторонность» объекта экономической теории и прежде всего его внутренняя связь с природой отличает экономическую науку от всех других общественных наук, в которых природа остается лишь «внешним» фоном, не входит в их объект. Этим обстоятельством определяется роль экономической сферы и, соответственно, экономической теории, связанной с научной характеристикой фундаментальных основ жизнедеятельности людей, затрагивающих непосредственно само их существование.18 Непосредственный предмет экономической теории – экономические отношения, вторая сторона экономической деятельности. Однако, сразу же (подробнее об этом будет сказано ниже) следует подчеркнуть, что экономические отношения как сторона единой экономической деятельности в своем функционировании и развитии не могут не испытывать влияния функционирующей и развивающейся природо-преобразовательной деятельности. В этом смысле, имея в виду, что непосредственным предметом экономической теории являются экономические отношения (не технология производства), не следует забывать (такая «забывчивость» характерна для экономической теории на всех исторических этапах), что экономические отношения – это лишь сторона единого процесса экономической деятельности.2

Именно неразрывность сторон экономической деятельности заставляет в экономической теории проводить специальное рассмотрение ее первой (природо-преобразующей) стороны, с тем чтобы более подробно раскрыть механизм ее воздействия на экономические отношения, их содержание, развитие, конкретно-исторические формы. В результате такого рассмотрения в истории экономической науки накоплен огромный материал, правда, не всегда достоточно обобщенный в едином методологическом аспекте, а подчас, носящий, во многом, описательный характер. Задача введения в курс экономической теории – преодолеть эти недостатки, дать научно-теоретический анализ первой стороны экономической деятельности человека (общества). Переход от внешне-описательной характеристики этой стороны к ее научно-теоретическому анализу, т.е. придание процессуу «природо-преобразования» категориального выражения и есть «начало» характеристики объекта экономической теории в целом. Естественно, субстанционально-логическая характеристика первой стороны экономической деятельности включает два «перехода»:1)от внешне-конкретного ее состояния к наиболее общей, простой категории и 2)»развертывание» этой категории в систему ее конкретных форм проявления. В целом в этом процессе, опираясь на уже имеющиеся в науке (и прежде всего в «Капитале» К.Маркса) разработки условно можно выделить ряд логических ступеней.

Первая ступень – от созерцания конкретной реальности к выделению ее наиболее абстрактного (простого) выражения. Как показал К.Маркс в «Капитале» это простой процесс труда с его основными элементами. Вторая логическая ступень, также показанная в «Капитале», завершает первую, обращаясь к реализации цели процесса труда как целесообразной деятельности – его результату (продукту труда). Вовлечение продукта в последующий процесс труда конституирует новую логическую категорию – производство. Третья логическая ступень – характеристика производства с точки зрения факторов его постоянного функционирования и развития – выделение факторов производства. Первоначально в теории рассматривались два фактора производства: естественно-природный (земля, вода) и личный (человек) факторы.1 С развитием экономики все большее значение приобретает третий фактор, представляющий собой созданные человеком средства труда (по-сути, это как бы «преобразованно-природный» фактор производства) и получивший не вполне логичное название «капитал». Однако в итоге характеристика факторов производства в экономичкской теории получила устойчивое выражение: земля, капитал, труд.2 Четвертая логическая ступень в характеристике природо-преобразовательной стороны экономической деятельности в переходе от простого процесса труда к ее все более конкретным формам вводит в эту характеристику категорию производительные силы, определяемую кратко как систему личных и технических элементов, осуществляющих «обмен веществ» между человеком и природой. Сохраняя в себе все внутренние существенные черты предшествующих категорий анализа, «производительные силы» – качественный шаг вперед в рассмотрении природо-преобразовательной стороны экономической деятельности Во-первых, это переход к «представлению» ее реальных, конкретно-исторических форм; во-вторых, это характеристика в определенных масштабах – как правило, в масштабах общества; в-третьих, она, соответственно, связана с количественными показателями.3 Категория производительных сил как бы вновь возвращает рассмотрение первой стороны экономической деятельности на поверхностный уровень, который, однако, теперь скрывает под собой четко обрисованный механизм ее внутренних структурных и каузальных связей. Известная условность выделения рассматриваемых логических ступеней позволяет говорить о пятой логической ступени в рассматриваемом процессе – характеристике производительных сил общества в их отраслевой и региональной структурах и т.д.

Конечно, реальным объектом анализа и определенного воздействия в интересах общества всегда оказывается именно конкретное состояние общественного производства: его отраслевая структура, территориальное размещение, количество и размеры отдельных производственных ячеек, структура и уровень подготовки кадров, состояние действующих основных фондов, инфраструктуры и т.д. И в этом смысле, казалось бы, экономической теории достаточно «иметь дело» с реально-конкретными производительными силами, не опускаясь до их глубинной сущности, рассмотренной, в частности, в «Капитале» Маркса. Однако всякий сбой в развитии экономики обнаруживает недостаточность только такого представления о природо-преобразовательной стороне экономической деятельности, наталкивает на поиски именно глубинных причин происходящего. Так было, к примеру, в период мирового экономического кризиса конца первого десятилетия ХХ1 в.,.вызвавшего в поисках его причин и путей выхода призывы в экономической науке: «назад – к Марксу». Более того, научное знание о субстанционально-логической структуре «конкретности» (реальных производительных сил) всегда является условием повышения эффективности экономической политики, в частности, когда речь идет о модернизации производства, формировании инновационной экономики, определении роли (подчиненной, вторичной) финансовой системы и т.п. Особенно это важно с учетом того, что отдельные факторы производства, коль скоро речь идет о них, изменяют свою роль в развивающихся производительных силах: смена доминирующего фактора производства в этом развитии изменяет характер процесса труда; изменяется направленность целесообразной деятельности и характер ее результата; изменившийся доминирующий фактор производства влияет на экономические отношения, производя их коренное изменение на различных исторических ступенях. Все это меняет приоритеты экономической политики воздействия на производство. Учет всего этого особенно важен в переломные (переходные) экономические периоды, каковым как раз является ХХ1 в. В самой экономической теории глубинное понимание структуры природо-преобразовательной стороны экономической деятельности – необходимое условие научного обоснования ее исторических ступеней, типологизации экономического развития, помогающей понять лучше и прошлое, и настоящее, и будущее.


Каталог: cmt2 -> lib
lib -> Статистический анализ демографических процессов в орловской области на фоне депопуляции населения россии
lib -> Организационно-экономические механизмы деятельности негосударственных пенсион-ных фондов
lib -> Межорганизационные сети в системе форм функционирования современных отраслевых рынков
lib -> I постановка проблемы
lib -> Программа курса политической экономии учебно-методические материалы для студентов вечернего отделения, направление "экономика"
lib -> Экономическое стимулирование устойчивого развития в ес
lib -> Стремление человека приподнять завесу грядущего и предвидеть ход событий имеет такую же длинную историю, как и его попытки понять окружающий мир
lib -> Различные модели здравоохранения
lib -> Ю. М. Осипов Постреформизм в угоду России: вырыв к развитию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница