Экономический факультет



страница5/40
Дата16.02.2018
Размер3.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
Глава 2. К вопросу о дискуссии об объекте и предмете

экономической теории

2.1Экономика как объект познания

Развитие промышленно-развитых стран в последней четверти ХХ века шло под аккомпанемент обществоведческих определений признаков новой реальности как «постэкономической» и «постсоциальной». Утверждалось, что фундаментальные изменения в технологическом базисе производства, ведущие к обретению экономикой науко- и информационноемкого характера, превращению личности, человека в решающий фактор общественного развития, социализации капиталистической собственности размывают границы между производством, экономикой и обществом. Действительно, растущее обобществление производства отражалось в институциональной структуре общества изменением асимметрии капитала и труда, сменой типа отношений государства и бизнеса, расширением экономической демократии. С публицизацией правомочий собственности, принимающих статус прав на владение, пользование, управление, доход, «капитальную» стоимость, защиту от вредного использования и др., общество представлялось как множество индивидов, связанных двусторонними добровольными контрактами. Экономическая теория прав собственности не оставляет места различным формам коллективности: сословиям, классам, группам, организациям. Но если, с точки зрения социологии, организации, например, суть только процессы и связи специфических действий отдельных индивидов, то для экономистов и юристов это могут быть вполне определенные экономические и юридические институты при том, что экономика не сводится, на наш взгляд, к «институтам».

На рубеже веков получило широкое распространение понятие «новая экономика». В Экономическом докладе Президента США Конгрессу (январь 2001 г.) она характеризовалась с помощью старых, известных экономистам определений и величин, а именно: «необычайными» изменениями и приростом в экономических показателях, включая быстрый рост производительности труда, повышение доходов, низкий уровень безработицы и умеренную инфляцию. Однако обеспечиваемая «новой экономикой» комбинация взаимно усиливающих друг друга достижений научно-технического прогресса, методов ведения бизнеса и совершенствования экономической политики, о чем шла речь в докладе, не смогла лишить капиталистическую экономику такого родового ее признака, как цикличность развития.

Сегодняшняя структура общества не позволяет характеризовать фирмы, корпорации как юридические фикции. В той мере, в какой права собственности верно отражают объективно существующие отношения присвоения, они сами обретают значение объективности.

Глобальный кризис 2008-2009 г.г., как явление экономического порядка, заставил монархов, президентов, премьер-министров и, наконец, население вспомнить о том, что существует такой отряд обществоведов, как экономисты. Он со всей ясностью обнаружил масштабы существования в «новой экономике» среди юридических лиц (предприятий, корпораций, банков, страховых организаций и т.д.) фиктивных экономических организаций. По сути поставлен вопрос, все ли институциональные единицы «новой экономики» действительно являются экономическими организациями?

Экономика в сознании людей по-прежнему отражается как особая сфера их общественного бытия, наряду с политикой, правом, культурой и др. Определение понятия «общество» как обособившейся от природы и исторически развивающейся жизнедеятельности людей, выделение среди общественных отношений отношений людей, связанных с производством и распределением материальных средств обеспечения жизнедеятельности человека и общества, позволили впервые К.Марксу представить развитие человеческого общества как естественно-исторический процесс. Движущую силу последнего предлагалось искать не в абстрактных идеях. Эмпирически были установлены предпосылки материалистического понимания истории общества: действительные индивиды, их деятельность и материальные условия жизни, которые они находят готовыми или создают сами. Такое понимание представляет собой целую систему постулатов, парадигмальное же значение имеет рассмотрение производственных отношений, общественных форм функционирования производительных сил, как той структуры общества, которая детерминирует изменения его социальной структуры и форм общественного сознания.

Особенность экономики как сферы общественного бытия состоит в том, что через производство она связана с двумя областями реальности: природой и обществом. В определенном смысле в общесоциологическом плане связь производственных отношений с вещами, обнаруживаемая и в исходном пункте производства, и в самом его процессе, и на его финише, выступает в качестве критерия вычленения производственных отношений среди прочих общественных отношений. [Заметим, что юридические отношения собственности также «связаны» с вещами. Однако, связь эта иного рода: в сфере права собственности находятся волевые отношения людей к вещам как своим или чужим.] Это обстоятельство важно, поскольку тем самым подчеркивается то, что соединяет общество с остальным материальным миром, и не позволяет находить производственные отношения во всех сферах человеческой деятельности.

Сложность познания экономики состоит в том, что она исторична. Поэтому следует различать вопрос о вещных формах, имеющихся у каждого из производственных отношений в любом обществе и вопрос о вещной форме проявления вещной оболочке отношений капиталистического производства, обусловленной их вещным характером. В условиях общественного разделения труда и обособленности производителей в рыночной экономке не может быть иной формы связи кроме обмена продуктами труда. В обмене происходит приравнивание товаров, обладающих стоимостью. Специфика связи человека и общества в экономике в том, что в экономике индивид является частью общественной силы.

Равенство различных видов труда получает вещную форму одинаковой стоимостной предметности продуктов. Общество в экономике, таким образом, не является только общественным сотрудничеством, в котором помимо взаимодействия индивидов не существует другого субстрата в отличие от других сфер общества. Любое производственное отношение, поскольку оно является отношением общественным, не содержит ни одного атома вещества природы.

Специфика экономики как сферы общества состоит в том, что оно представляет собой ту целостность, которая единственно и позволяет развиваться подсчетам, обменам, торговли.

.«Капитал» К.Маркса дает материалистический анализ капиталистического общества. Складывающиеся независимо от воли и сознания людей отношения в процессе производства их материальной жизни были выделены впервые для анализа общества как целостного образования. Прогресс общества во второй половине ХХ века проявился стремлением называть общественные науки гуманитарными, постановкой проблем человека в центр философии, антропоцентрическим образом общественной реальности в социологии. Можно, конечно, дискутировать по вопросу, находится ли общество еще в истории, или оно превратилось в идею, его структурные элементы – в идеологические конструкции, а формы проявления общественной жизни сводятся лишь к культурным акциям. Однако реалии мирового общественного развития в условиях глобализации свидетельствуют о существовании экономических (материальных) интересов людей, отдельных стран, их союзов, более того, об увеличении разрыва между экономически развитыми и слабыми в экономическом отношении странами.

Всякое познание начинается с живого созерцания. Гражданское общество базируется на рыночной экономике. Товары, деньги, доходы и т.д. – реальные экономические формы, выражающие существенные черты рыночных отношений. В повседневной жизни, как пишется в российском учебнике по рыночной экономике, люди сталкиваются с необходимостью покупать и продавать товары и услуги, получать денежные доходы, распределять их, формировать личные, семейные и государственные бюджеты, делать и использовать сбережения. Они также интересуются изменением цен и инфляционными процессами. Их материальное положение во многом зависят от состояния дел на биржах, валютных курсов и процентных ставок.1 В этом перечне явлений, образующих экономическую жизнь общества, как видим, люди не сталкиваются с необходимостью работать.



Экономикс описывает поверхностные формы, то, что происходит в экономике. В центре его исследования находится индивид с его проблемами выбора, предпочтений. Экономикс отбирает то, что позволяет рассматривать категории политической экономии как сигналы, которые улавливает индивид, но не рассматривает их. Его парадигма, идущая от маржинализма, состоит в исследовании взаимодействий людей с точки зрения согласования интересов субъектов, которые являются физическими и юридическими лицами.

В современной экономической литературе отмечается критически, что неоклассика не склонна замечать контекстов экономической деятельности: технологического, экологического, исторического, институционально-культурного. И потому велик соблазн повернуться, например, к институционализму, который признает разнообразие факторов, влияющих на экономику. С этим можно согласиться, но, на наш взгляд, политико-экономический подход обеспечивает понимание сути экономических процессов, форм ее проявления, возможность количественного измерения.

Метрологическая состоятельность политической экономии объясняется отсутствием разрыва между микро- и макроэкономическими уровнями в отличие от неоклассического синтеза. Стоимость как основа цены, категории микроэкономики, является продуктом общества, поэтому свести ее к одним доходам невозможно. Марксова «идеологическая» теория решила ряд научных проблем, связанных с определением стоимости отдельных товаров и их макроэкономических агрегатов, создала возможность непротиворечивого объяснения всех видов доходов.

В экономической литературе различают предмет и объект своей науки. По поводу последнего до недавнего времени особых разногласий не было. Большинством авторов признавалось, что единым, общим объектом для двух ветвей экономической теории, классической и неоклассической, является экономическая реальность. В четвертом выпуске «Капитала» и экономикс» В.В. Радаев определяет объектом экономической теории экономическую деятельность, замечая, что последняя требует специального большого рассмотрения.1 В первом же выпуске этой серии сфера экономической деятельности людей определялась им как «особая область их жизнедеятельности, связанная с использованием определенных факторов для производства и распределения «богатства» /краеугольная категория практически у всех экономистов/ в целях обеспечения благосостояния/ удовлетворения потребностей/».2 Если речь идет об экономике, а так можно думать, поскольку упоминаются производство и распределение богатства, благосостояние, удовлетворение потребностей, то заметим, что в этом определении единого объекта сосуществуют два разных ее понимания. Во-первых, как сферы общественного бытия, в рамках которой решаются проблемы производства и распределения материальных средств поддержания и развития жизни общества. Во-вторых, как сферы экономической деятельности людей как индивидов ,каждый из которых решает задачу обеспечения благосостояния.

Поэтому можно согласиться с тем, что объект исследования один и тот же -действительность рыночной экономики, но с тем уточнением, что в экономиксе он рассматривается с позиций индивида, поэтому это есть действительность обращения с его реальным фактом – обменом товаров и его субъектами, продавцами и покупателями, а политическая экономия рассматривает экономический процесс с позиций общества, первым историческим актом которого было производство средств для удовлетворения потребностей. Поэтому её действительность – это действительность общественного материального производства.

Отсюда, казалось бы, один шаг до признания разных предметов исследования: в политической экономии это объективная сторона экономической жизни общества, в экономиксе – субъективная. Но, по мнению В.В. Радаева, предмет анализа в экономиксе и политэкономии также один, а именно, отношения людей в сфере экономической деятельности. Возникает вопрос: это производственные отношения, по Марксу людей в или, как пишут К.Р. Макконнелл и С.Л. Брю, исследование поведения людей в процессе производства, распределения и потребления благ и услуг в мире ограниченных ресурсов? В.В.Радаев считает, что классики и неоклассики одинаково понимают особую субстанцию отношений людей в сфере экономической деятельности, субстанцию, которая отличает экономическую науку от других общественных наук. Особенность ее состоит в том, что, во-первых, экономические отношения являются «вещными» отношениями, отношениями по поводу благ для удовлетворения потребностей людей и, во-вторых, «вещность» эта складывается в реальном взаимодействии людей с природой. Однако сфера экономической деятельности у Маркса как объект познания-это общественное материальное производство в единстве его моментов, отношения в котором экономических субъектов (капиталистов и рабочих, капиталистов внутри отраслей и между отраслями) – предмет его интереса – объективны и субъекты этих отношений выступают как персонификация. В экономиксе же это сфера любой деятельности, посредством которой люди решают вопросы своего благосостояния, а потому их «стремление «заработать себе на жизнь» - это и есть предмет экономикс, экономической науки».3 Определение достаточно расплывчатое, поэтому предмет науки сразу же уточняется как исследование поведения людей в производстве, распределении, и потреблении материальных благ и услуг. Люди свободны в выборе сферы своей индивидуальной деятельности, но не своей экономической деятельности, которая определяется их местом, функциями, положением в обществе. Быть индивиду художником, землепашцем или государственным деятелем не зависит от состояния, уровня производительных сил и характера производственных отношений того общества, в котором он живет. Это зависит от его личностных свойств и способностей. Но выбор: быть предпринимателем, наемным работником или рантье в капиталистической рыночной экономике не зависит от его способностей и предпочтений. Далее заявляется, что ее проблемы обычно изучаются не с индивидуальной, а с общественной точки зрения, что производство, обмен и потребления товаров и услуг рассматриваются в ней не с позиций банковского счета отдельного человека, а с позиций общества в целом».1 Заявления эти декларативны. Они не могут быть иными, поскольку противоречат исходным общефилософским предпосылкам экономикс: признанию первенства единичного, особенного перед общим, части перед целым.

Признание первенства человека перед обществом, частного перед общественным или наоборот зависит от мировоззренческих позиций исследователей. Ответы на них различают философские основания двух ветвей экономической науки, которыми они руководствуются при выработке методологии вычленения объекта и определении предмета исследований.

Факт, что Россия прошла в процессе реформирования путь от правовой эйфории к правовому нигилизму, с одной стороны, подтверждает справедливость идеи о том, что право не может быть выше экономического строя, а с другой, указывает на совершенно особую роль государства как института развития в экономике. Безграничное расширение «видов экономической деятельности»,учитываемых СНС при определении ВВП, делает сомнительным достоверность отражения именно экономической реальности.



Каталог: cmt2 -> lib
lib -> Статистический анализ демографических процессов в орловской области на фоне депопуляции населения россии
lib -> Организационно-экономические механизмы деятельности негосударственных пенсион-ных фондов
lib -> Межорганизационные сети в системе форм функционирования современных отраслевых рынков
lib -> I постановка проблемы
lib -> Программа курса политической экономии учебно-методические материалы для студентов вечернего отделения, направление "экономика"
lib -> Экономическое стимулирование устойчивого развития в ес
lib -> Стремление человека приподнять завесу грядущего и предвидеть ход событий имеет такую же длинную историю, как и его попытки понять окружающий мир
lib -> Различные модели здравоохранения
lib -> Ю. М. Осипов Постреформизм в угоду России: вырыв к развитию


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница