Экономический факультет



страница14/40
Дата16.02.2018
Размер3.8 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   40
6.3. Место и роль теории национальной экономики в структуре экономической теории

Итак, как оказалось, можно зафиксировать собственный предмет теории национальной экономики в общем предметном пространстве экономической теории. Каким конкретно образом выглядит соотношение этих предметов и адекватных им частей самой экономической теории? Здесь можно встретить и выделить разные подходы.



Первый подход выразился в прямом противопоставлении теории национальной экономики общей экономической теории, что в терминологии Листа звучало как разграничение «экономии политической, или национальной» (другими словами, национальной системы политической экономии), которая «учит, каким образом данная нация … при наличности особых национальных отношений может сохранять и улучшать свое экономическое положение», и «экономии космополитической»1. Заезженная пластинка об эмпиризме немецкой исторической школы почему-то не учитывает того, что, во-первых, Лист позиционировал свои идеи в пространстве именно «политической экономии» при указании на решающую роль производительных сил и «национально-экономических отношений»; во-вторых, эти идеи не выхолащивали политэкономию, а нацеливали на ее на более тесную связь с экономической реальностью, спасали ее от схоластики, от крайностей «абстрактной дедуктивной экономии», на что обращают внимание и современные немецкие экономисты2; в-третьих, не доведя свое исследование до строгой логической системы, Лист дал огромный импульс будущим национально-ориентированным теоретикам для продолжения этой работы и формирования более развернутых научных систем.

Второй поход был выражен известным российским последователем исторической школы С.Ю.Витте, который, комментируя листианское научное наследие, сделал вывод (впрочем, не артикулируемый самим Листом) о том, что «параллельно развитию политической экономии» должна развиваться «прикладная часть этой науки – национальная экономия»3. На наш взгляд, данное утверждение не означает, однако, признания прикладного, конкретно-экономического статуса последней. Речь идет здесь не о прикладной экономической науке, а о прикладной части именно политической экономии (иначе говоря, о политэкономии или в целом общей экономической теории, «приложенной» к национальным условиям данной страны). По большому счету, такое понимание идет в русле признания теории национальной экономики как особой составной части экономической теории.

Третий подход исходит из того, что «национальная экономика, как и мировая экономика – это блок дисциплин конкретно-экономического цикла» 1 (в этот ряд при желании можно добавить и региональную экономику). Как нам представляется в этой связи, надо разграничивать два научно-учебных понимания «национальной экономики». В одном случае речь действительно идет о национальной экономике как конкретной дисциплине, в которой говорится, в частности, о состоянии различных конкретных блоков (сфер) экономики страны, о конкретных механизмах государственного управления экономикой, о размещении производительных сил и т.п. (существующие учебники по дисциплине «Национальная экономика» находятся в основном в этом ряду, хотя нередко в них просматриваются и экономико-теоретические характеристики). Здесь сопоставление с мировой или региональной экономиками вполне уместно. В другом же случае термин «национальная экономика» выражает «национальную экономию» (теорию национальной экономики), оперирующую экономическими отношениями, раскрывающую национальный социально-экономический строй, содержание национальной экономической модели и т.п. Здесь уместно сопоставление с другими частями именно экономической теории.

Четвертый подход выглядит внешне как более гибкий, логичный, неконфликтный. Он исходит из того, что может и должна быть национальная спецификация универсальных экономических закономерностей, фиксируемых общей экономической теорией и ее составными частями, что не предполагает выделения особой теории национальной экономики. В этом русле такая спецификация может быть выражена в двух основных формах. Во-первых, это простое национальное оформление универсальных характеристик (своего рода «национальные иллюстрации»): например, рубль как национальная денежная единица России, величина ВВП страны и т.п. Во-вторых, это формы проявления общих экономических законов, их видоизменения: например, особенности факторов и механизма совокупного спроса и предложения, количественные колебания мультипликаторов, коэффициентов эластичности, различные социальные параметры национальной экономики, конкретные способы обеспечения макроэкономической стабилизации и т.п. Приверженцы разных направлений экономической теории легко найдут такого рода национальные спецификации, приноравливая их к своим принципам и структурно-логическим особенностям. Однако такой подход при всей его понятности и привлекательности не может считаться исчерпывающим. Главный его недостаток состоит в том, что здесь не улавливается целостный характер экономики как национальной экономической системы. Необходимо более объемное и глубокое представление, которое и способна обеспечить особая теория национальной экономики. Следует перейти к определению ее основных характеристик, что и составит содержание пятого подхода согласно выстроенной нами структуризации подходов.

Как нам видится, теория национальной экономики включает в себя три уровня, по-разному связанных с общей экономической теорией.



Первый уровень не связан с ней непосредственно. Он фиксирует Россию как специальный объект теоретического изучения, ставя во главу угла ее цивилизационное своеобразие (цивилизационный строй страны), уникальные институты, совокупность национально-специфических факторов и целей национального развития, самые общие параметры национального воспроизводства, проблемы обеспечения единого экономического пространства, формирования адекватной экономической среды (например, занимаясь поиском ответа на вопрос: «источает» ли из себя Россия либеральную среду?). И хотя на данном уровне присутствует немало неэкономических характеристик, раскрывающих своеобразие России, общая направленность остается экономической: здесь в основном выясняется то, что получило название «экономики русской цивилизации»1. Для этого уровня характерны «национальные экономические законы»2, свойственные именно данной стране и в силу этого универсальными не являющиеся: к ним, в частности, можно отнести необходимость более сильного участия государства в экономической и социальной жизни независимо от господствующего типа отношений на том или ином историческом отрезке. В русле этих суждений идет и трактовка «уникального в экономике», определяемого как такая «предельная форма особенного», которое «в другой системе, как правило, не приживается. Самым его характерным признаком становится неповторимость»3.

Второй (промежуточный) уровень теории национальной экономики предполагает ее связь с общей экономической теорией, причем со всеми ее составными частями. На этом уровне происходит своего рода приноравливание к своеобразию России указанных частей и стоящих за ними научных направлений (парадигм), а также известных стандартных типов экономики. Определяется степень их адекватности российским условиям. Вполне уместными выглядят в этой связи вопросы: какая из существующих научных парадигм (марксистская, неоклассическая, кейнсианская, институциональная или некая смешанная) более адекватна для отражения своеобразия и потребностей России? Какой из стандартных типов экономики (рыночная, плановая, капиталистическая, социально-ориентированная экономика или смешанная в тех или пропорциях экономика) более адекватен условиям России? Такое исследование закономерно выводит на поиск интегральных, смешанных форм как в научной плоскости, так и в реальной экономике. Получается, что теория национальной экономики обладает большим синтетическим потенциалом и именно она, освобождаясь от антагонистических концептуальных конфликтов в условиях приоритета национального начала, способна стать площадкой научной интеграции и поиска национально оправданных форм смешанной экономики. В целом же на данном уровне теории национальной экономики происходит своеобразное переворачивание: скорее, стандартные части общей экономической теории и типы экономики становятся прикладными по отношению к ней, нежели наоборот.

Наконец, третий уровень теории национальной экономики выражается в национальной спецификации выводов (законов, закономерностей), формулируемых разными составными частями общей экономической теории по известной схеме «общее – особенное». Конкретные примеры такого рода приводились выше. В соответствии с этим, данный уровень теории национальной экономики реализуется в следующих блоках: национальный социально-экономический строй, национальные институты, национальная макроэкономика, национальная микроэкономика. Причем их следует фиксировать и субординировать именно в такой последовательности, отражающей движение от сущностного пласта экономики к функциональным. В силу своей наибольшей приближенности к общей экономической теории, характеристики указанного уровня теории национальной экономики могут «сдаваться в аренду» соответствующим ее составным частям (впрочем, это чаще всего и происходит, по крайней мере, по организационно-учебным причинам, причем без всякой «арендной платы»), но при этом будет утрачиваться целостность и логичность теории национальной экономики.

Итак, теория национальной экономики включает в себя три уровня, имеющих разную степень связи с общей экономической теорией. Именно в таком наполнении она обладает целостным характером, теоретической силой и практической значимостью. Указанная тройственность пронизывает и сами национально-экономические отношения с учетом того, что «наука не имеет права не признавать природу национальных отношений, или не обращать на нее внимания, или извращать ее в видах споспешествования космополитической цели»1. На первом уровне они выступают как национально-уникальные отношения, на втором – как национально-базовые, на третьем – как национально-особенные.

Следует отметить также, что различные аспекты «национального» и его теоретико-методологического позиционирования привлекают большое внимание и современных европейских исследователей, активно размышляющих над тем, что будет представлять собой объединенная Европа: это совокупность национальных государств, или единое государство, или что-то другое? Так, немецкий социолог У.Бек2 оперирует понятиями «методологический национализм», «методологический универсализм» и «методологический космополитизм», пытаясь придать последнему синтетический характер. Если первый подход делает акцент на различиях по оси «внутри – снаружи», а второй – нивелирует различия, проводя грань по оси «выше – ниже» и принося в жертву «особость других предполагаемому универсальному равенству», то третий (в отличие от двух первых подходов и от старого понимания космополитизма в трудах античных стоиков, Канта, Арендта, Ясперса и, добавим, Листа) реализует себя на основе принципа «и то, и другое», сочетая признание различий и непохожести с интеграцией на основе неких общих, объединяющих форм. По автору, такой «космополитизм нуждается в новых концепциях интеграции и идентичности … ищет возможности, чтобы прийти к универсальному признанию различий»3. Обращает на себя внимание желание «нового космополитизма» отмежеваться от универсализма, от либерального мейнстрима, выйти на новое сочетание общего и особенного. Что касается практического контекста такой постановки вопроса применительно к современной России, то нужно учитывать ее особое состояние по сравнению с Европейским Союзом – по истории, статусу, геополитическим и цивилизационным особенностям и др., которые предопределяют большее значение национальной компоненты.

Возвращаясь к общим теоретико-методологическим вопросам, еще раз констатируем вывод о теории национальной экономики как составной части экономической теории, не входящей, однако, непосредственно в структуру общей экономической теории. Впрочем, можно предположить «превращение теории особенного в один из самостоятельных разделов общей теории, не исключая возможности появления на ее основе новой общей экономической теории, альтернативной старой (неоклассической)»1. С этим можно было бы согласиться, если под теорией особенного понимать теорию национальной экономики, а сложившуюся общую экономическую теорию не сводить только к неоклассике. Главное же состоит в том, что теория национальной экономики может и должна занять достойное и значимое место в общей структуре экономической теории.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница