Е. В. Рязанова общий психологический практикум



страница31/31
Дата21.05.2018
Размер2.84 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31
Регистрационный бланк

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

60

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

121

122

123

124

125

126

127

128

Ключ к опроснику методики Лири

Номер

октанта

Номер вопроса

I

3

10

11

19

20

22

24

30

33

40

50

64

83

86

105

113

II

2

12

16

28

32

47

56

69

72

74

78

79

93

104

118

123

III

5

15

17

37

52

53

54

63

66

99

106

108

115

116

120

128

IV

4

6

34

35

38

51

57

59

60

62

88

89

90

114

119

122

V

18

27

41

44

45

48

61

65

77

96

100

101

112

117

125

127

VI

7

8

9

14

25

31

39

58

75

82

85

87

95

110

111

121

VII

1

36

43

55

68

71

73

76

81

84

94

97

102

107

109

124

VIII

13

21

23

26

29

42

46

49

67

70

80

91

92

98

103

126

На втором этапе полученные баллы переносятся на диаграмму, при этом расстояние от центра круга соответствует числу баллов по данному октанту (минимальное значение – 0, максимальное – 16). Концы таких векторов соединяются и образуют профиль, отражающий представление о личности данного человека. Очерченное пространство заштриховывается. Для каждого представления строится отдельная диаграмма, на которой оно характеризуется по выраженности признаков каждого октанта.

На третьем этапе с помощью формул определяются показатели по двум основным параметрам – «Доминирование» и «Дружелюбие»:

;

.

Римские цифры обозначают номера октантов, а арифметические действия производятся с баллами, полученными по каждому октанту.

Таким образом, система баллов по 16 межличностным переменным превращается в два цифровых индекса, которые характеризуют субъекта по обозначенным параметрам. Качественный анализ полученных данных проводится путем сравнения диаграмм, демонстрирующих направление и степень различий представлений. Выбор данных параметров в качестве основных неслучаен. По мнению ряда исследователей, они определяют общее впечатление о человеке в ходе межличностного восприятия. Две из трех главных осей семантического дифференциала Ч. Осгуда – «Оценка» и «Сила» – по содержанию аналогичны указанным параметрам.

Утверждения могут быть предъявлены респонденту либо списком, составленным в случайном или алфавитном порядке, либо на отдельных карточках. Ему предлагают решить, относится ли то или иное утверждение к нему самому, другому человеку (супругу, супруге), к его идеалу и т.д. При предъявлении списком подсчет баллов по каждому октанту производится с помощью ключа к опроснику путем суммирования ответов «да». Допустим, что экспериментатор дает испытуемому инструкцию: «Зачеркните номера тех характеристик опросника, которые соответствуют вашему представлению о себе». После подсчета баллов по 8 октантам мы получим результат, представленный на рис. 2.5.


Пример № 1 таблицы для заполнения

Номер октанта

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

Балл

5

4

3

2

2

0

7

3

Показатель по «Доминированию»: +6,5; по «Дружелюбию»: +1,9.

После первой инструкции экспериментатор может предъявить испытуемому вторую инструкцию: «Зачеркните номера тех характеристик опросника, которые соответствуют вашему представлению о том, каким вы хотите стать». Производится аналогичная обработка данных; результаты представлены на рис. 2.6. Показатель по «Доминированию»: +0,5; по «Дружелюбию»: +11,1.


Пример № 2 таблицы для заполнения

Номер октанта

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

Балл

4

2

4

2

7

6

6

11




Рис. 2.6. Фиксация личностных свойств, объединенных в октанты,
на следующем этапе эксперимента

Сравнение диаграмм № 1 и 2 позволяет дать качественную и количественную интерпретацию их сходства и различия по октантам и по параметрам «Доминирование» и «Дружелюбие».

Для супружеских пар возможно, например, «измерить» степень стремления супругов к обоюдному изменению. С этой целью даются следующие инструкции:

1. «Отметьте те качества, которые характеризуют вас в данное время».

2. «Отметьте те качества, которыми вы хотели бы обладать».

3. «Отметьте те качества, которые соответствуют желаемому представлению вашего супруга (вашей супруги) о вас».

О наличии такого стремления будут свидетельствовать небольшие различия между ответами на инструкции 1 и 3 (желательно установить также различия между ответами 1 и 2). Об отсутствии стремления можно судить по величине различий между ответами 2 и 3. Можно сравнить силу стремления каждого супруга отвечать ожиданиям другого.

Для выяснения соотношения между представлениями членов группы о себе и о других (диагностика элементов групповой рефлексии) можно использовать такую последовательность процедур:

1. Чтобы определить членов группы, обладающих наиболее и наименее точной рефлексией, можно сопоставить представление данного члена группы о самоописаниях других с их действительными самоописаниями. Для этого суммируют различия между данными представлениями отдельно по параметрам «Доминирование» и «Дружелюбие» и делят сумму на количество представлений. Полученный результат является средним показателем точности рефлексии самоописаний для этого субъекта в данной группе. Мы полагаем, что такой показатель выявляет, в какой степени член группы ориентируется на другого и учитывает особенности его личности. Далее необходимо сравнить показатели всех членов группы.



,

где – показатель точности рефлексии субъекта Б; С – самоописание субъекта А; П – представление субъекта А о самоописании субъекта Б.

Еще один показатель точности рефлексии находится путем сравнения представления человека о том, каким его воспринимает другой, с действительным восприятием другого.

,

где – показатель точности рефлексии субъекта Б; В – восприятие субъектом А субъекта Б; О – представление субъекта Б о восприятии его субъектом А. Для каждого члена группы можно определить показатель средней точности рефлексии в данной группе. С помощью этого показателя можно оценить, в какой мере субъект учитывает обратную связь, получаемую от других в ответ на свое поведение (другие показатели точности рефлексии здесь не рассматриваются).

2. Чтобы измерить с помощью методики Лири дифференцированность межличностного восприятия, можно рассмотреть соотношение между следующими представлениями: 1) субъекта Б о себе; 2) субъекта А о том, каким субъект Б воспринимает себя; 3) восприятием субъектом А субъекта Б. Измеряется дифференцированность только при совпадении представлений 1 и 2. В этом случае показателем дифференцированности будет служить величина различий между представлениями 2 и 3, чем она больше, тем более дифференцировано восприятие субъекта.

,

где – показатель дифференцированности восприятия субъекта.

3. Особый интерес представляет сопоставление представления человека о себе с мнением о нем членов группы. Можно предложить данный опросник членам группы для определения их представлений о себе (ПС) и об остальных (Г), желаемого ими мнения других членов группы о себе (Гж) и прогнозируемого ими мнения товарищей о себе (Гп).

На первом этапе процедуры для получения первого показателя точности рефлексии предлагаются инструкции:

1. По приведенным в опроснике характеристикам дайте оценку (по возможности искреннюю и объективную) самому себе. Для этого в клеточках регистрационного листа зачеркните знаком (X) номера, принадлежащие тем характеристикам, которые соответствуют вашему представлению о самом себе. Если нет полной уверенности, то номер не зачеркивайте. Рядом напишите свою фамилию.

2. По приведенным в опроснике характеристикам постарайтесь представить то, как себя воспринимают и оценивают члены вашей группы Вы должны от лица каждого члена группы, оценивающего себя, заполнить одну сетку регистрационного бланка, а рядом надписать его фамилию. В клеточках регистрационного листа зачеркните знаком (X) номера, принадлежащие тем характеристикам, которые соответствуют, по вашему мнению, представлению вашего товарища о себе. Если нет полной уверенности, то номер не зачеркивайте.

На втором этапе для получения второго показателя точности рефлексии предлагаются инструкции:

1. По приведенным в опроснике характеристикам дайте оценку (по возможности искреннюю и объективную) членам вашей группы. Для этого в клеточках регистрационного листа зачеркните знаком (X) номера тех характеристик, которые соответствуют вашему представлению об оцениваемой вами личности. Если нет полной уверенности, то номер не зачеркивайте. На каждого оцениваемого вы должны заполнить приведенным выше способом одну сетку регистрационного листа. Рядом укажите его фамилию.

2. Постарайтесь представить, как вас воспринимает каждый член группы. Вы должны воспроизвести представления, которые имеются о вас у каждого. Для этого от лица товарища, оценивавшего вас, зачеркните знаком (X) номера тех характеристик опросника, которые соответствуют, по вашему мнению, его представлению о вас. Если нет полной уверенности, то номер не зачеркивайте. Рядом укажите фамилию оценивающего вас.

При измерении дифференцированности межличностного восприятия используются данные, полученные посредством инструкций 1, 2, 3.

На третьем этапе для фиксации желаемого для каждого участника группы мнения других членов группы (Гж) о нем предлагается инструкция: «По приведенным в опроснике характеристикам постарайтесь дать описание, которое соответствовало бы желаемому вами представлению каждого из членов группы о вас. Для этого в клеточках регистрационного листа зачеркните знаком (X) номера тех характеристик, которые соответствуют желаемому вами представлению товарища о вас. Рядом укажите его фамилию. Если нет полной уверенности, то номер не зачеркивайте».

Остальные представления (ПС, Г и Гп) определяются на основе результатов, полученных по инструкциям 1, 2 и 3.


Обработка результатов

Баллы подсчитывают по октантам (путем суммирования зачеркнутых номеров с помощью ключа опросника), вычерчивают диаграмму; значения баллов подставляют в формулы, по которым находятся показатели по факторам «Доминирование» и «Дружелюбие». Мнение группы о каждом определяется путем усреднения показателей по этим двум параметрам отдельно. В итоге предлагается определить следующие показатели:



  1. Степень благополучности положения личности в группе. С этой целью сравниваются: ПС – Г, Г – Гп, Г – Гж. Чем меньше различия, тем выше степень благополучности положения личности в группе. Если же различия очень большие, то это свидетельствует о неблагополучном положении личности в группе. Выводы делаются с учетом знака рассогласования.

  2. Степень осознания личностью мнения группы о ней. Для этого сравниваются Г и Гп. Небольшие различия говорят о высоком уровне осознания личностью мнения группы о ней. Большие различия указывают на низкий уровень.

  3. Значимость группы для личности. Этот показатель определяется путем сравнения ПС – Г и ПС – Гж. Небольшие различия свидетельствуют о значимости группы для личности, а значительные расхождения – об обратном. Показатели будут более надежными, если мнение группы о той или иной личности характеризуется единством, т.е. когда отклонения от среднегруппового мнения невелики. Далее можно усреднить эти показатели и сравнить по ним группы между собой.

Таким образом, данная методика может помочь исследователю в выявлении предпосылок совпадения или расхождения представлений человека о себе или о других с представлениями его товарищей по группе. Назовем некоторые из этих предпосылок:

  • Может отсутствовать единство мнений членов группы о каком-либо субъекте, что приведет к значительному расхождению его самовосприятия с усредненным мнением группы о нем. Обратное утверждение также верно, т.е. чем выше степень единства представлений членов группы о ком-либо, тем меньше различий между его представлением о себе и среднегрупповым мнением.

  • Не всю информацию, получаемую путем обратной связи, человек принимает. Так, чем выше показатель точности рефлексии (), тем легче ему учитывать обратную связь. Существенное влияние на данный процесс оказывают значимость лица, от которого поступает обратная связь, а также характеристики самой обратной связи.

  • Ошибки в самонаблюдении порождают неверные сообщения человека о себе. В частности, о степени достоверности представления личности о себе будет свидетельствовать показатель дцфференцированности восприятия субъекта.

  • В результате возможно несовпадение информации, поступающей из различных источников: самонаблюдения, обратной связи процесса социального сравнения.

  • Расхождение индивидуального и группового мнения возможно из-за неблагополучного положения личности в коллективе, низкой степени осознания личностью мнения группы о ней или невысокой значимости социального окружения для субъекта. Для определения этих параметров могут быть предложены соответствующие показатели.

  • Основания, по которым человек описывает собственные качества, могут отличаться от оснований, по которым он описывает качества других людей.

  • Наконец, расхождения могут быть вызваны индивидуальными различиями, например: одни люди в большей мере ориентируются на характеристики ситуации, другие – на характеристики своей личности. Оценивание других и собственные реакции на получаемые оценки во многом определяются самооценкой личности. Более дифференцированный анализ совпадения или расхождения индивидуального мнения с групповым способствует исследованию личности в системе ее многосторонних связей с другими людьми.


Методика выполнения задания

Цель эксперимента – апробировать методику Лири в варианте психологического исследования (обследования) внутригрупповых отношений, семейного или индивидуального консультирования.

Конкретизацию задания, постановку целей и задач, подбор испытуемых, планирование варианта использования методики и т.д. студенты проводят самостоятельно. Возможно сочетание методики Лири с другими вариантами группового или личностного обследования (социометрией, ТАТ и др.).
Задания для допуска к практикуму

Допуск проводится в форме семинарского занятия с поочередным выступлением пар экспериментаторов с собственным планом исследования и представлением всех материалов.



Задание:

  1. Обосновать цели и задачи исследования.

  2. Продемонстрировать свободное владение методикой (отработать мотивировку исследования, форму инструкции, ответы на вопросы испытуемых и др.), а также владение процедурой обработки данных.


Требования к оформлению отчета

  1. Дать краткую характеристику исследуемой теоретической проблемы; кратко изложить теоретическую позицию исследователя; изложить суть методики.

  2. Кратко охарактеризовать испытуемых и ход исследования с точки зрения психолога, подготовить самоотчеты.

  3. Представить протоколы экспериментальных серий, расчеты, графические материалы, иллюстрирующие полученные результаты.


Опросник Лири

  1. Способный к сотрудничеству, взаимопомощи.

  1. Уверен в себе.

  1. Пользуется уважением у других.

  1. Не терпит, чтобы им командовали.

  1. Откровенный.

  1. Жалобщик.

  1. Часто прибегает к помощи других.

  1. Ищет одобрения.

  1. Доверчив и стремится радовать других.

  1. Любит ответственность.

  1. Производит на других впечатление значительности собственной персоны.

  1. Обладает чувством достоинства.

  1. Ободряющий.

  1. Благодарный.

  1. Злой, жестокий.

  1. Хвастливый.

  1. Своекорыстный.

  1. Способен признать свою неправоту.

  1. Деспотичный.

  1. Умеет настоять на своем.

  1. Великодушен и терпим к недостаткам.

  1. Начальственно-повелительный.

  1. Стремится покровительствовать.

  1. Способен вызвать восхищение.

  1. Предоставляет другим принимать решения.

  1. Прощает все.

  1. Кроткий.

  1. Может проявить безразличие.

  1. Бескорыстный.

  1. Любит давать советы.

  1. Зависимый, несамостоятельный.

  1. Самоуверен и напорист.

  1. Ожидает восхищения от каждого.

  1. Часто печален.

  1. На него трудно произвести впечатление.

  1. Общительный и уживчивый.

  1. Открытый и прямолинейный.

  1. Озлобленный.

  1. Любит подчиняться.

  1. Распоряжается другими.

  1. Способен быть критичным к себе.

  1. Щедрый.

  1. Всегда любезен в обращении.

  1. Уступчивый.

  1. Застенчивый.

  1. Любит заботиться о других.

  1. Думает только о себе.

  1. Покладистый.

  1. Отзывчивый к призывам о помощи.

  1. Умеет распоряжаться, приказывать.

  1. Часто разочаровывается.

  1. Неумолимый, но беспристрастный.

  1. Часто гневлив.

  1. Критичен к другим.

  1. Всегда дружелюбен.

  1. Сноб (судит о людях по рангу и достатку, а не по их личным качествам).

  1. Способен проявить недоверие.

  1. Очень почитает авторитеты.

  1. Ревнивый.

  1. Любит «поплакаться».

  1. Робкий.

  1. Обидчивый, щепетильный.

  1. Часто не дружелюбен.

  1. Властный.

  1. Безынициативный.

  1. Способен быть суровым.

  1. Деликатный.

  1. Всем симпатизирует.

  1. Деловитый, практичный.

  1. Склонен чрезмерно сочувствовать.

  1. Внимательный и ласковый.

  1. Хитрый и расчетливый.

  1. Дорожит мнением окружающих.

  1. Надменный и самодовольный.

  1. Чрезмерно доверчив.

  1. Готов довериться любому.

  1. Легко смущается.

  1. Независимый.

  1. Эгоистичный.

  1. Нежный, мягкосердечный.

  1. Легко поддается влиянию других.

  1. Уважительный.

  1. Производит впечатление на окружающих.

  1. Добросердечный.

  1. Охотно принимает советы.

  1. Обладает талантом руководителя.

  1. Легко попадает впросак.

  1. Долго помнит обиды.

  1. Легко поддается влиянию друзей.

  1. Проникнут духом противоречия.

  1. «Портит» людей чрезмерной добротой.

  1. Слишком снисходителен к окружающим.

  1. Тщеславный.

  1. Стремится снискать расположение каждого.

  1. Восхищающийся, склонный к подражанию.

  1. Охотно подчиняется.

  1. Со всеми соглашается.

  1. Заботится о других в ущерб себе.

  1. Раздражительный.

  1. Стыдливый.

  1. Проявляет чрезмерную готовность подчиняться.

  1. Дружелюбный, доброжелательный.

  1. Добрый, вселяющий уверенность.

  1. Холодный, черствый.

  1. Стремящийся к успеху.

  1. Нетерпим к ошибкам других.

  1. Благорасположен ко всем без разбора.

  1. Строгий, но справедливый.

  1. Всех любит.

  1. Любит, чтобы его опекали.

  1. Почти никогда и никому не возражает.

  1. Мягкотелый.

  1. Другие думают о нем благосклонно.

  1. Упрямый.

  1. Стойкий и действует жестко в случае необходимости.

  1. Может быть искренним.

  1. Скромный.

  1. Способен сам позаботиться о себе.

  1. Скептичен.

  1. Язвительный, насмешливый.

  1. Навязчивый.

  1. Злопамятный.

  1. Любит соревноваться.

  1. Стремится ужиться с другими.

  1. Неуверенный в себе.

  1. Старается утешить каждого.

  1. Самобичующий.

  1. Бесчувственный, равнодушный.



МЕТОДИКА ПРЕДЕЛЬНЫХ СМЫСЛОВ (МПС)

Методика предельных смыслов (МПС) была разработана автором в попытках найти новые, нетрадиционные подходы к эмпирическому изучению и диагностике таких трудно поддающихся анализу структур субъективной реальности, как динамические смысловые системы сознания. В методике был воплощен сравнительно новый методический прием изучения смысловых систем через их отражение в индивидуальном мировоззрении. Остановимся прежде всего на двух ключевых теоретических понятиях, упомянутых выше: динамических смысловых системах как предмете диагностики, на который направлена МПС, и мировоззрении как медиаторе, опосредующем эту диагностическую процедуру.

Динамическую смысловую систему (ДСС) можно определить как относительно устойчивую и автономную, иерархически организованную систему, включающую в себя ряд разноуровневых смысловых структур и функционирующую как единое целое. Конституирующая характеристика ДСС – ее дискретность, невключенность в другие системы. Фактически, ДСС – это то, чем был бы человек, если бы у него была только одна всепоглощающая страсть, интерес, направленность, исключающая все остальное, то есть перед нами была бы личность, характеризующаяся «внутренне простым жизненным миром», по Ф.Е. Василюку. Отдельная ДСС несет в себе сущностные характеристики личности как целого и может рассматриваться как полноправная единица ее анализа. Обычно личность складывается из нескольких ДСС. А.Н Леонтьев говорит в этой связи о «многовершинности» мотивационной сферы личности и о борьбе между собой разных систем жизненных отношений. Вместе с тем, ДСС отличаются от «мотивационных вершин», по А.Н. Леонтьеву, тем, что ДСС может занимать второстепенное или третьестепенное место в структуре личности, быть небольшой (неразветвленной) и находиться на периферии, не теряя при этом своей отличительной черты – автономности, отдельности. От того, в какие ДСС входят те или иные смысловые структуры, зависит их вклад в регуляцию жизнедеятельности личности. Например, мотив самоутверждения у одного человека может быть включен в ДСС профессионального достижения, у другого – в ДСС успеха у противоположного пола, у третьего – в ДСС хобби, например, самодеятельного творчества, у четвертого – в ДСС физического развития, а у пятого – венчать независимую, отдельную систему, включающую в себя, скажем, мотивацию профессионального успеха уже в качестве подчиненного момента.

Различные ДСС не разделены жесткими границами. Напротив, практически всегда ДСС пересекаются между собой и имеют общие области (подсистемы), которые можно считать относящимися и к той, и к другой ДСС. Например, подсистема, регулирующая сферу профессионального обучения, может входить одновременно в ДСС профессиональной деятельности и в ДСС познания, являясь областью их пересечения.

Структура ДСС, отражающих устойчивую иерархию отношений субъекта с миром, может проецироваться в сознание непосредственно в форме самосознания, образа Я, либо более опосредованно – в форме структур мировоззрения, которые также выполняют функцию самосознания субъекта, однако самосознания не изолированного индивида, а представителя человечества как родовой общности. Под мировоззрением мы понимаем составную часть, точнее, ядро индивидуального образа мира, содержащее как представления о наиболее общих свойствах, связях и закономерностях, присущих предметам и явлениям действительности, их взаимоотношениям, а также человеческой деятельности и взаимоотношениям людей, так и представления о характеристиках идеального, совершенного мира, общества и человека. На становление и развитие мировоззрения оказывает влияние теоретическое и эмпирическое знание субъекта о мире, социокультурные схемы и особенности языка и других знаковых систем, через которые это знание преломляется, и личностный смысл, который имеют для субъекта те или иные мировоззренческие представления, и который может быть причиной искажения в мировоззрении реального положения вещей. Мировоззрение всегда несет на себе глубоко своеобразный отпечаток индивидуально-личностных особенностей, знания о мире образуют в нем сплав с убеждениями, не всегда отчетливыми представлениями и бессознательными схемами и стереотипами.

В мировоззрении личности следует различать 4 аспекта. Содержательный аспект мировоззрения характеризует содержание тех эксплицитных или имплицитных постулатов, на которых строится представление субъекта о закономерностях, действующих в мире. Ценностный аспект характеризует систему идеалов, задающих представления о том, каким мир должен быть или стать в результате естественной эволюции либо управляемого развития, и с которыми субъект сопоставляет существующее положение вещей. Структурный аспект характеризует особенности психологической организации отдельных мировоззренческих постулатов в более или менее связное целое. Так, индивидуальное мировоззрение может быть связным, хорошо структурированным и интегрированным, непротиворечивым, или же фрагментарным, неструктурированным, плохо осознанным и в силу этого несущим в себе множество противоречий. В структурный анализ входит также выделение относительно автономных подсистем мировоззрения, характеристика их иерархической или иной организации и связей между ними. Функциональный аспект характеризует степень и характер влияния мировоззренческих структур на восприятие и осмысление человеком действительности и на его поступки. Это влияние может быть прямым или опосредованным, осознанным или неосознанным, жестким или мягким. Необходимо также различать мировоззренческие представления, относящиеся к разным сферам или пластам действительности, которые они охватывают: гносеология, космология, неживая природа, живая природа, человек, общество и др.

Мировоззрение личности удобно изучать как проекцию ее глубинной смысловой структуры по двум причинам. Во-первых, мировоззрение представляет собой форму синтеза, взаимопроникновения познания реальности и ее осмысления, оно пропитано смыслом, воспроизводит явления действительности прежде всего не в их объективных, а в смысловых связях. Во-вторых, отличительной чертой мировоззрения является его претензия «выражать общечеловеческую точку зрения и позицию. Это значит, что в важнейших смысложизненных (а стало быть, и мировоззренческих вопросах) любой... субъект мировоззрения склонен обосновывать свою позицию как всеобщее требование, вытекающее из сущности человека или мирового порядка вещей».

Тем самым формулирование мировоззренческих представлений подразумевает генерализованный характер высказываний. Генерализацию (обобщенное суждение) можно рассматривать как единицу анализа мировоззрения и одновременно как критерий отличия мировоззренческих суждений. Например, утверждение «Этот министр – лжец» не является мировоззренческим, а утверждение «Все политики – лжецы» является, поскольку оно относится к абстрактному множеству объектов. То же справедливо и для ценностных суждений: утверждение «Я обожаю классическую музыку» нельзя считать мировоззренческим, а утверждение «Не понимаю, как можно не любить классическую музыку» – можно, поскольку в нем индивидуальная оценка расширена до масштаба всеобщей значимости.

Благодаря этой особенности мировоззрения, мы вправе ожидать, что его содержание будет в меньшей степени подвержено искажающему влиянию психологической защиты, чем содержание Я-концепции, поскольку защита обеспечивается самой формой, которую те или иные смысловые ориентации приобретают, определяясь как мировоззренческие постулаты, как суждения о мироустройстве, о порядке вещей. Мировоззренческие генерализации в результате оказываются проективными, отражающими достаточно глубокую и интимную ценностно-смысловую ориентацию личности. Например, за мировоззренческим убеждением, что любой человек украдет чужое, если будет исключен риск разоблачения, отчетливо просматривается отсутствие внутренних преград нравственного характера и т.д. Тем самым мировоззрение оказывается не только интересным объектом психологического изучения, но и перспективным способом косвенной диагностики глубинных личностных структур. Мы исходим из предположения о том, что мировоззренческие структуры, в частности, выявляемые с помощью методики предельных смыслов, являются проекцией в плоскость сознания (образа мира) динамических смысловых систем, образующих содержательно-смысловой уровень структуры личности.

Процедура проведения

Методика предельных смыслов является индивидуальной по форме проведения и диалогической по своей природе. Она не требует никакого оборудования или специальных бланков, кроме карандаша с бумагой, на которую экспериментатор будет записывать ход диалога. Методическая процедура представляет собой структурированную серию вопросов и ответов. Вопросы, задаваемые экспериментатором, имеют вид: «Зачем люди делают то-то?». Первый вопрос обычно задается по отношению к каким-либо повседневным занятиям, например: «Зачем люди смотрят телевизор?». Ответ должен соответствовать вопросу, то есть начинаться со слова «чтобы», но не «потому что». Как правило, бывает несколько ответов, например: «Чтобы отдохнуть», «Чтобы знать, что происходит вокруг», «Чтобы не думать». Записав все ответы, экспериментатор задает следующий вопрос: «А зачем людям отдыхать?» – «Чтобы восстановить силы» – «А зачем восстанавливать силы?» – «Чтобы успешнее трудиться» – «А зачем успешнее трудиться?» и т.д. Словесные формулировки смыслов, данные в ответе на вопрос «Зачем?», мы называем категориями. Примеры категорий из вышеприведенного примера: «отдыхать», «не думать», «знать, что происходит вокруг», «восстанавливать силы» и т.д. За исключением исходной категории, задаваемой первым вопросом, в каждом последующем фигурирует категория, данная испытуемым в ответе на предыдущий вопрос.

Цепь кончается при выявлении предельного смысла, т.е. когда испытуемый уже не в состоянии ответить на вопрос «Зачем?», реагируя либо тавтологией («Жить чтобы жить»), либо ссылкой на природу человека, устройство мира и т.п. Часто встречаются псевдопредельные смыслы – категории, вопрос о смысле которых ставит испытуемого в тупик, и он просто отказывается отвечать. Опыт показывает, однако, что настойчивость экспериментатора часто позволяет испытуемому преодолеть этот барьер и выйти на новый уровень осмысления. Можно использовать при этом стимулирующие высказывания наподобие: «Я и не жду, что у Вас есть сразу готовый ответ, подумайте немного».

Выйдя на предельный смысл и удостоверившись в этом, экспериментатор возвращается к оставленным на предыдущих этапах разветвлениям ответов: «Зачем людям знать, что происходит вокруг?» – и аналогичным образом прослеживает их до предельного смысла. Эта процедура проводится со всеми категориями, которые назывались испытуемым на каком-либо этапе беседы. Хотя количество ответов на каждый вопрос инструкцией не ограничивается, уже после второго-третьего шага испытуемые, за редкими исключениями, дают единственный ответ на каждый вопрос, что подтверждает проективный характер ответов. Нередко новые цепи вливаются в уже имеющиеся. Если испытуемый дал в ответ на один из вопросов категорию, которая уже ранее встречалась, рекомендуется все равно задать к ней вопрос «Зачем?». «Зачем люди едят?» – «Чтобы восстановить силы» – «А зачем восстанавливать силы?». Если будет воспроизведен ответ – «Чтобы успешнее трудиться», – можно на этом остановиться; новая цепь просто влилась в уже существующую. Испытуемый, однако, может ответить иначе, и тогда диалог следует продолжить до нового предельного смысла. Встречаются тавтологические круги, например: «Зачем людям выделяться?» – «Чтобы их запомнили» – «А зачем им нужно, чтобы их запомнили?» – «Чтобы не быть забытыми.» — «А зачем не быть забытыми?» —«Чтобы запомнили». Разорвать такой круг можно вопросом: «А зачем людям, чтобы их запомнили и не забыли?».

После прослеживания всех упомянутых испытуемым категорий до конца процедура повторяется заново, уже с другой категорией в качестве исходной: «Зачем люди играют в футбол, едят, пьют, лгут, убивают, путешествуют, пишут диссертации, занимаются любовью...». Сам выбор этих исходных категорий не особенно важен, поскольку уже через 1-2 шага испытуемые отрываются от конкретных занятий и выходят на общие смыслы. Количество исходных категорий и их конкретный набор можно варьировать, исходя из задач исследования и в зависимости от его протекания. При наличии у испытуемого разветвленного, структурированного мировоззрения даже после часа работы и 40-50 полученных категорий оно может быть отнюдь не исчерпано, хотя такой объем материала впол­не достаточен для обработки и анализа. С другой стороны, от многих из испытуемых не удается вытянуть больше, чем 10-12 неповторяющихся смыслов. Даже при самой низкой продуктивности испытуемых нет смысла использовать более 4 исходных категорий, а при высокой достаточно и одной.
Обработка данных и система диагностических показателей МПС

После получения необходимого объема информации экспериментатор строит граф, или древо, выявленных в ходе диалога с испытуемым смысловых категорий, на вершине которого находятся предельные смыслы. Смысловое древо может напоминать настоящее дерево, имея вид единой системы с одним или несколькими предельными смыслами, но может и выглядеть как набор не связанных между собой цепочек с разными предельными смыслами. Определим основные понятия, используемые при анализе этого смыслового древа:



смысловая категория – словесная формулировка, используемая для ответа на вопрос «Зачем?»;

цепь – линейная последовательность смысловых категорий, обосновывающих друг друга;

предельная категория или предельный смысл – конечная категория в цепи, которая уже не может получить дальнейшее обоснование через вопрос «Зачем?»;

узловая категория, или узловой смысл – категория, служащая обоснованием более чем одной нижележащей категории, то есть точка, в которой несколько цепей сливаются в одну;

исходная категория – дефениция, вводимая экспериментатором в первом вопросе «Зачем?».

Обработка смыслового древа производится тремя способами: структурным анализом, содержательным или контент-анализом и проективным анализом.



Структурный анализ направлен на выявление индивидуальных особенностей структуры смыслового древа. Эта структура может быть описана с помощью следующих количественных индикаторов:

1. Абсолютное число предельных категорий (N (ПК)).

2. Абсолютное число узловых категорий (N (УК)), т.е. категорий, фигурирующих как ответы на два или более вопроса «Зачем?», что в графическом представлении выглядит как разветвление цепи смысловых связей от данной категории вниз на несколько цепочек.

3. Индекс связности полученной структуры (ИСв), определяемый как отношение числа узловых категорий к числу предельных. Очевидно, что минимальное значение этого индекса (0) будет соответствовать наличию ряда изолированных друг от друга линейных цепей связей; большие значения будут соответствовать обильно ветвящейся древовидной структуре связей, сходящихся к одному предельному смыслу.

4. Абсолютное число всех сформулированных испытуемым неповторяющихся категорий.

5. Средняя длина цепей (С.д.ц.), исчисляемая как среднее арифметическое длин всех возможных путей (с учетом всех разветвлений) от исходных к предельным категориям.

6. Продуктивность, определяемая как отношение общего абсолютного числа неповторяющихся категорий, названных испытуемым, к числу исходных категорий. Структурные индикаторы в совокупности отражают степень зрелости и развитости индивидуального мировоззрения. Сформированное мировоззрение отличается, в частности, большим количеством узловых категорий и, соответственно, большей связностью, большой длиной цепей и более высокой продуктивностью.

Контент-анализ направлен на выявление сравнительной частоты встречаемости в протоколах тех или иных типов категорий.

Мы выделили три специфических типа категорий и три соответствующих им контент-аналитических или содержательных количественных индикатора:



А. Индекс децентрации (ИД) определяется как удельный вес в индивидуальном протоколе категорий, субъектом действия в которых выступают другие люди («Чтобы потомки помнили», «Чтобы дети жили лучше», «Чтобы близкие не страдали», и т.п.). Индекс децентрации, как нам кажется, соответствует тому, в какой степени для субъекта собственное «Я» выступает абсолютным смысловым центром мира. Даже в норме не так уж редко встречаются протоколы, в которых нет ни одной децентрированной категории. Можно полагать, что в этих случаях мы имеем дело с людьми, которые не соотносят свои помыслы и действия с интересами других людей – для них просто не существует чужих проблем и интересов, иного отношения к жизни, чем их собственное. Там, где децентрированные категории присутствуют, их удельный вес обычно колеблется около отметки 10% (примерно такова же обычно доля рефлексивных и негативных категорий). Чаще всего это бывает ссылкой на абстрактных «других», несколько реже – на детей, внуков, потомков, иногда на «близких», «окружающих». Присутствие категорий такого рода мы рассматриваем как свидетельство того, что человек рассматривает свою жизнь в контексте жизни других людей и во взаимосвязи с ними.

Б. Индекс рефлексивности (ИР) – это удельный вес категорий, описывающих не практическое действие, а психическое отражение («Чтобы ощущать себя в безопасности», «Чтобы знать, что происходит вокруг», «Чтобы начальство ценило» и т.п.). К рефлексивным категориям мы относим только те, где указано, пусть в самом общем виде, содержание соответствующих ментальных процессов, так, например, категория «Знать больше других» рефлексивной не является. Индекс рефлексивности назван так условно. Категории, которые мы характеризуем как рефлексивные, не обязательно имеют отношение к рефлексии в строгом смысле слова. Общий объединяющий их признак – то, что все они описывают те или иные акты сознания в широком смысле слова, как собственно интеллектуально-рефлексивные (знать, понимать, сознавать), так и непосредственно-чувственные (чувствовать, ощущать, помнить, не забывать). Их присутствие интерпретируется как развитость внутреннего мира, осознание собственного ментального функционирования. Отсутствие категорий такого рода мы рассматриваем как симптом нарушения регуляторных функций сознания по отношению к практической деятельности. Слишком большое число подобных категорий должно, наоборот, рассматриваться как признак чрезмерной интеллектуализации действия, застревания на стадии планирования и обдумывания и наличия трудностей в переходе от замысла к воплощению.

В. Индекс негативности (ИН) можно определить как удельный вес категорий, выражающих прямое отрицание («Чтобы не опасаться будущего», «Чтобы близкие не страдали», «Чтобы не остаться одному»). При этом мы не относим к негативным категории, в которых отрицание не выражено грамматически, хотя по смыслу оно может и присутствовать: «Чтобы избежать трудностей», «Чтобы минимизировать активность». Индекс негативности отражает, на наш взгляд, гомеостатическую ориентацию личности. Обосновывая человеческие действия необходимостью уйти от каких-то других действий или переживаний, человек проявляет тем самым склонность к ограничению всякой активности, не вызванной ситуативной необходимостью. Можно предположить, что этот паттерн защитного поведения характерен для ряда невротических заболеваний; мы, однако, не располагаем данными, позволяющими это эмпирически обосновать.

Интерпретация всех трех перечисленных индикаторов имеет гипотетический характер, поскольку мы не располагаем данными, позволяющими валидизировать эти индикаторы.



Проективный анализ данных МПС представляет собой содержательную интерпретацию полученных смысловых цепей и структур в аспекте отражения в них глубинных личностных особенностей смысловой сферы испытуемых. Насколько можно судить по прямым оценкам и косвенно выраженному отношению испытуемых к методике, эта информация действительно характеризует некоторые основополагающие паттерны мировоззрения и личности. На сегодняшний день нет стандартной инструкции и процедуры проективного анализа МПС; его можно осуществлять по аналогии с другими вербальными проективными техниками, например, завершения неоконченных предложений или ТАТ. Вместе с тем, разработка такой более или менее стандартизованной процедуры представляется перспективной задачей и, возможно, будет осуществлена в будущем.
Общая характеристика методики и ее психодиагностические свойства

Метод предельных смыслов имеет, как уже отмечалось, ряд общих черт с проективными методами. С другой стороны, смысл задания МПС один и тот же для экспериментатора и для испытуемого, от которого требуется максимальное осознание этого смысла. Классические проективные методы являются субъектно-объектными – спонтанная продукция испытуемого, отливаясь в заготовленные формы, становится объектом интерпретации со стороны экспериментатора. МПС – методика скорее субъектно-субъектная, где экспериментатор и испытуемый в майевтическом диалоге совместно оформляют и совместно осмысляют субъективную реальность испытуемого. В отличие от проективных методов глубинного анализа бессознательного МПС имеет смысл отнести к классу методов глубинного анализа сознания, объединив его с такими методами, как каузометрия жизненного пути личности и методами, построенными на основе психологии личностных конструктов Дж. Келли. Некоторые методические приемы анализа репертуарных решеток, разработанные в этой научной школе, в частности, техника «лестницы» Д. Хинкла, во многом близки МПС.

Методику предельных смыслов объединяет с проективными методами и то, что стандартные психометрические требования надежности, валидности и репрезентативности применимы к ней весьма условно, с большими оговорками и ограничениями. Понятие репрезентативности практически неприменимо к ней, ибо методика построена не на статистической, а на феноменологической основе. Не имеет смысла по отношению к МПС и критерий надежности-согласованности, поскольку методика не делится на отдельные элементарные задания или пункты. Из критериев валидности применим, по-видимому, только критерий конструктной валидности, которым мы и пользовались в приведенных ниже эмпирических исследованиях. Попытка выявить корреляции МПС с рядом традиционных по своей структуре опросниковых методов диагностики вершинных качеств личности (М.О. Калашников, см. ниже) дала почти нулевые результаты, по всей видимости, в силу принципиально разной природы переменных, улавливаемых этими опросниковыми методами, с одной стороны, и МПС – с другой.

Было проведено специальное исследование с целью максимально полно выявить параметры надежности и валидности методики предельных смыслов, имея при этом в виду, что о надежности и валидности правомерно говорить не столько по отношению к методике в целом, сколько по отношению к каждому из используемых диагностических показателей в отдельности. В исследовании ставились задачи определить надежность-устойчивость МПС на временных интервалах 2-3 недели и 1 год, а также конструктную валидность МПС по отношению к ряду методик вершинной диагностики личности.



Ретестовая надежность. В исследовании, направленном на проверку ретестовой надежности МПС на временном интервале 1 год, приняли участие 30 мужчин и женщин в возрасте от 22 до 62 лет. Исследование ретестовой надежности МПС с интервалом между тестированием 2-3 недели проводилось по другой выборке из 25 испытуемых: мужчин и женщин в возрасте от 18 до 70 лет, имеющих разный уровень образования. Сравнение количественных показателей МПС по разным группам испытуемых, а также ретестовые сравнения проводились одновременно по критерию ранговых сумм Уилкоксона для парных данных и по критерию знаков.

В табл. 2.8 представлены результаты ретестового исследования с интервалом в 2-3 недели.



Таблица 2.8

Результаты ретестового исследования через 2-3 недели

Серия

М(ПК)

М(УК)

ИСв.

С.Д.Ц.

Прод_

ИР

ИН

ИД

I

2.06

2.56

1.62

7.74

8.17

12.9

10.94

3.71

II

2.06

2.31

1.61

6.99

6.60

10.39

12.45

3.14

Р (Уи)*

0

0.0002

0.02

0.3

0.06

0.06

0.3

0 0.1

р(зн)

0.01

0.2

0.4

0.3

0.1

0.1

0.3

* 3десь и в других таблицах р(Уи) – уровень значимости различий по критерию Уилкоксона для парных данных; р(зн) – уровень значимости различий по критерию знаков.
Как свидетельствуют данные табл. 2.8, такие показатели, как средняя длина цепей, продуктивность, ИР и ИН проявили стабильность во времени. Относительной стабильностью характеризуются также N(YK), ИСв и ИД, так как различия по этим показателям выявляет только критерий Уилкоксона. Наиболее подверженным изменению оказался только показатель М(ПК), хотя его средние значения, полученные в I и во II сериях, совпадают. Это позволяет говорить о том, что сами по себе предельные категории (предельные смыслы) в индивидуальной структуре мировоззрения могут варьировать, но основные параметры самой структуры в целом будут при этом оставаться стабильными.

Исследование устойчивости смысловой структуры мировоззрения на временном отрезке 1 год дало следующие результаты (табл. 2.9).

Таблица 2.9

Результаты устойчивости смысловой структуры личности через 1 год


1°д_

NJTIKJL

Ы(УК)

Исв

С.Д.Ц.

Прод.

ИР

ИН

ИЛ

1996

2.7

2.47

1.36

5.57

7.02

9.31

12.32

3.35

1997

2.77

2.57

1.05

5.43

7.31

7.33

16.53

2.09

Р(Уи)

0.001

0.001

0.001

0.2

0

0.001

0.2

0

Р(зн)

0.2

0.1

0.1

0.01

0.4

0.01

0.3

0.1

Табл. 2.9 свидетельствует, что оба применявшихся критерия выявили значимые различия между показателями одной и той же выборки за 1996 и 1997 год только по индексу рефлексивности (в 1997 году он оказался меньше).

Отсутствуют различия между критериями в показателе продуктивности и индексе негативности.

Различия по остальным показателям оцениваются неоднозначно. Критерий Уилкоксона для парных данных выявляет различия по количеству предельных и узловых категорий (в 1997 году их стало больше), индексу связности и индексу децентрации (их значения были меньше в 1996 году). Критерий знаков выявляет различие в средней длине цепей (в 1997 году испытуемые выходили на предельные смыслы несколько быстрее, чем в 1996). В целом можно говорить о большей устойчивости во времени структурных показателей, по сравнению с содержательными.

Итак, мы вправе говорить об устойчивости индивидуальной смысловой структуры мировоззрения во времени, что подтверждает представление о мировоззрении как об устойчивом образовании. Однако эти результаты не настолько однозначны, как можно было ожидать. Возможно, на результаты второго исследования повлиял сам факт повторения. Характер значимых изменений согласуется с предположением о возможном влиянии научения. Качественный анализ содержания протоколов испытуемых за два года позволяет утверждать, что значительное число категорий повторяются испытуемыми. По-видимому, основа индивидуальной структуры смысловых связей представляет собой своеобразную канву, на которую накладываются ситуативные, вновь возникшие или по тем или иным причинам ранее не осознававшиеся смыслы. Какие-то смыслы, наоборот, уходят в подсознание или отвергаются личностью. Таким образом, имеются основания для заключения об устойчивости индивидуальной смысловой структуры во времени.

Конструктная валидность. В исследовании конструктной валидности, помимо МПС были использованы следующие методики: тест смысложизненных ориентации (СЖО), адаптированная версия теста «Цель в жизни» Дж. Крамбо и Л. Махолика, разработанного на основе концепции В. Франкла. Наряду с общим показателем осмысленности жизни методика включает пять субшкал, отражающих три конкретных смысложизненных ориентации и два аспекта локуса контроля: цель жизни, процесс жизни (или интерес и эмоциональная насыщенность жизни), результативность жизни (или удовлетворенность самореализацией), локус контроля Я (Я – хозяин жизни) и локус контроля жизни (управляемость жизни).

Метод мотивационной индукции (МИМ) Ж. Нюттена. Направлен на диагностику основных мотивационных стремлений и представляет собой перечень из 40 незаконченных предложений, касающихся предполагаемых целей и желаний. Испытуемому предлагается закончить эти предложения, стараясь писать первое, что приходит в голову.

Обработка полученных протоколов позволяет отнести ответы испытуемых к одной из 10 основных категорий, отражающих содержание мотивации:

S – некоторый аспект личности самого субъекта, всякая активность субъекта по отношению к самому себе, саморазвитие («Я работаю над своими недостатками», «Я принял решение жить самостоятельно»);

R – всякая активность, направленная на выполнение чего-либо, в том числе: активность в целом, профессиональная деятельность, обучение («Я готовлюсь к экзамену по английскому», «Я хочу найти любимую работу»);

С – все, что включает социальные контакты («Когда-нибудь я выйду замуж и рожу детей»), в том числе С1 – мотивация, сформулированная для третьего лица («Я мечтаю о том, что мои ученики станут выдающимися математиками», «Мне очень понравилось бы, если бы мои друзья устроили мне шумный праздник»);

Е – активность в связи с получением информации, знаний, исследованием («Мое большое желание — это посмотреть, какая жизнь будет в будущем»);

Т – мотивация, связанная с религиозными и трансцендентальными ценностями («Я надеюсь на Бога», «У меня сильное стремление к жизни»);

Р – все, что связано с желанием обладать чем-то («Я определенно хочу завести собаку»);

L – активность, связанная с отдыхом, досугом («Я мечтаю о том, что поеду на море и буду лежать на пустынном песчаном пляже», «Я ужасно хочу спать»);

Tt – все ответы, касающиеся проводимого теста («Я ужасно хочу поскорее закончить этот тест»);

U – неклассифицируемые и некстати данные ответы («Я ожидаю неизвестного», «Я ничего не хочу любой ценой»). Закодированные таким образом ответы испытуемых суммируются. Анализ полученных данных позволяет судить о сфере потребностей, ценностных ориентациях, идеалах испытуемых.

Полученный в ходе работы с этой методикой материал позволяет выявить также временную перспективу устремлений испытуемых. С этой целью использовался упрощенный (по сравнению с более подробной сеткой исходной методики) ключ для оценки ответов с точки зрения локализации целей во времени. Для формализации ответов использовались следующие категории: П – прошлое («Я сожалею о допущенных ошибках»); Н – настоящее (включает в себя настоящий момент, а также то, чем испытуемый занимается в настоящее время и будет делать это в течение какого-то конечного периода времени: «Я работаю над статьей по вопросу совершенствования управления предприятием»); Б – будущее («Я желаю как можно скорее пойти в отпуск», «Я сделаю все возможное, чтобы реализовать свои планы»); Ж – жизнь (испытуемый называет какие-то умения, навыки или ценности, которые могут быть присущи человеку в течение всей жизни или являются желанным для него объектом также на протяжении жизни: «Я ужасно хочу уметь петь», «Я желаю благополучия и здоровья моим близким»). В исследовании связи особенностей смысловой структуры мировоззрения с осмысленностью жизни и содержанием мотивации, а также типом жизненных смыслов по П. Иберсолу (см. ниже) участвовало 27 мужчин и женщин в возрасте от 22 до 60 лет.

Для выявления корреляций количественных показателей (индикаторов) МПС с показателями МИМ и СЖО использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Результаты корреляционного анализа показателей МПС с переменными МИМ и СЖО представлены в табл. 2.10, в которую внесены только значимые корреляции.



Таблица 2.10

Корреляционный анализ показателей МПС, МИМ, СЖО

Показатели

ИР

ИН

ИД

Продуктивность

М(УК)

ИСв

МИМ-R




-0.35*













МИМ-С







0.50**










МИМ-С1







0.65***










МИМ-Е










0.44*







МИМ-Н

-0.33*

-0.38*













МИМ-Б




-0.33*







0.34*

0.40*

МИМ-Ж




0.37*













СЖО-Цели

-0.31*
















СЖО-ЛК-Я

-0.35*




0.41*










СЖО-ЛК-Ж







0.36*










* р < 0.05; ** р< 0.01; *** р < 0.001.
Из данных табл. 2.10 следует, что определенная связь существует между индексом децентрации МПС и категорией С1 МИМ («мотивация, формулируемая для третьего лица»), что дает основания для вывода о том, что вышеназванные показатели измеряют одну и ту же характеристику личности. Корреляция ИД с категорией С («социальные контакты»), включающей в себя наряду с категорией С1 любую мотивацию, связанную с другими людьми, оказалась менее высокой, однако также подтверждает интерпретацию ИД как характеристики того, в какой степени человеку свойственно рассматривать свою жизнь в контексте жизни других людей. Значимые отрицательные связи были выявлены между индексом негативности и категорией R («активность») МИМ, что подтверждает интерпретацию ИН как свидетельства избегания всякой активности, не связанной с ситуативной необходимостью. Также очевидно, что один из структурных показателей МПС – продуктивность – положительно коррелирует с категорией Е («познавательная мотивация») МИМ. Это означает, что испытуемые с выраженной познавательной мотивацией строят наиболее развернутые мировоззренческие представления. Все эти связи убедительно свидетельствуют о конструктной валидности МПС по отношению к МИМ.

Обращает на себя внимание отсутствие каких-либо значимых корреляций индекса рефлексивности, который отражает удельный вес категорий, описывающих психическое отражение, с мотивационными категориями МИМ. Это доказывает, что аспекты личности, отражающиеся в ИР, не связаны с мотивацией.

Такие индикаторы, как ИР, ИН, М(УК) и ИСв слабо, но статистически значимо связаны с некоторыми временными параметрами МИМ. Была выявлена отрицательная корреляция ИР с категорией «Настоящее». Это свидетельствует о том, что высокая активность в ментальном плане связана с погружением в прошлое или планируемое будущее в ущерб ситуации «здесь и теперь». Индекс негативности отрицательно коррелирует с категориями «Настоящее» и «Будущее» и положительно –
с категорией «жизнь», отражающей мотивацию, которая не может быть локализована во времени. Это согласуется с предположением о том, что ИН отражает гомеостатическую ориентацию личности, выражающуюся в избегании любых перемен. Такие показатели, как N(YK) и ИСв, характеризующие степень связности, структурированности мировоззренческих представлений, положительно коррелируют с категорией «Будущее». Это означает, что планирование действий подразумевает хорошую связность смысловых структур и опирается на соответствующие связи.

Данные табл. 2.10 говорят о том, что статистически значимые корреляции получены также между содержательными показателями МПС и отдельными шкалами теста СЖО. Индекс рефлексивности отрицательно коррелирует со шкалой «Цели в жизни», характеризующей наличие у испытуемого целей в будущем. Действительно, высокие баллы по этой шкале свидетельствуют о целенаправленности испытуемого, тогда как высокий ИР характеризует человека, больше погруженного в свои мысли и образы, чем ориентированного на решение практических задач. Закономерно, что ИР отрицательно коррелирует и со шкалой «Локус контроля Я». Как и следовало ожидать, человек, испытывающий определенные трудности в практическом осуществлении своих намерений, считает, что он мало влияет на то, что с ним происходит. Индекс децентрации положительно коррелирует со шкалами, отражающими оба аспекта локуса контроля. Это характеризует испытуемого с высоким ИД как человека решительного, уверенного в своей способности осуществлять поставленные цели, реализовывать планы, отвечать не только за собственную жизнь, но и за жизнь других людей. Структурные показатели МПС не обнаруживают каких-либо значимых корреляций со шкалами СЖО.

Основываясь на изложенных результатах, можно с уверенностью говорить о том, что методика предельных смыслов выдержала проверку на конструктную валидность и ретестовую надежность.
Обзор экспериментальных исследований и данных,
полученных с помощью МПС

Методика предельных смыслов актуальная не только для идеографического анализа уникального содержания смысловой структуры индивидуальных мировоззренческих представлений, но и для количественного квазиэкспериментального анализа, результаты которого являются косвенным свидетельством валидности методики.

В исследовании Д.А. Леонтьева и А.Б. Кононова сравнивались протоколы МПС взрослых мужчин и женщин в возрасте от 20 до 40 лет (N = 15) и подростков в возрасте от 14 до 16 лет (N = 19). Сравнение выборок осуществлялось по непараметрическому критерию ранговых сумм Уилкоксона. Основной результат – констатация отсутствия существенных различий между протоколами обеих сравниваемых групп. Единственным значимым различие было меньшее абсолютное число предельных категорий (р < 0,05) и узловых категорий (р < 0,01) у подростков, что могло быть следст­вием более короткого времени работы с ними, по сравнению со взрослыми испытуемыми, а также более низкий показатель рефлексивности (р < 0,05); остальные различия незначимы. Как и следовало ожидать, на основании как теоретических соображений, так и житейского опыта, к 14-16 годам смысловая структура мировоззрения человека в основном формируется и в дальнейшем не претерпевает радикальных трансформаций. Единственное, что еще не завершено – это развитие сознательной регуляции деятельности, роль которой для подростков менее важна, чем для взрослых, что находит отражение в значимо более низком индексе рефлексивности.

В исследовании Д.А. Леонтьева и В.Н. Бузина (1992) проводился качественно-количественный анализ особенностей содержательно-смысловой структуры мировоззрения у больных хроническим алкоголизмом 2 и 3 стадии в сопоставлении со здоровыми испытуемыми, а также с больными олигофренией в легкой и средней степени дебильности. В сравнительном исследовании были использованы результаты трех групп испытуемых: контрольной выборки (мужчины 20-35 лет с незаконченным высшим или высшим образованием, N = 9), больных хроническим алкоголизмом II и III степени (N = 14) и олигофренией легкой и средней степени дебильности (N = 11). Сравнение выборок осуществлялось по непараметрическому критерию ранговых сумм Уилкоксона. В исследовании проверя­лась гипотеза, что заболевание хроническим алкоголизмом приведет к качественным изменениям мировоззренческих представле­ний, в частности, нарушение их интеграции в смысловые системы.

Было обнаружено, что графы смысловых связей больных алкоголизмом и олигофренией резко отличаются от графов контрольной выборки. Обе клинические группы демонстрируют крайне скудные цепи смысловых связей, как правило, через максимум 2-3 шага выходя на предельный смысл. Цепи изолированы, ветвление практически отсутствует. За исключением числа предельных категорий, все остальные структурные индикаторы обнаруживают резкое снижение в обеих клинических группах. По числу узловых категорий, индексу связности, средней длине цепей и продуктивности различия между алкоголиками и нормой и олигофренами и нормой значимы при р < 0,01. В свою очередь, алкоголики отличаются от олигофренов несколько большим числом узловых категорий и, соответственно, индексом связности (р < 0,05); по остальным индикаторам различий нет. Все эти показатели свидетельствуют о том, что при хроническом алкоголизме, как и при олигофрении, нарушается целостность мировоззренческих представлений, их структурированность и интегрированность в смысловые системы. Если в норме представления о предельных основаниях человеческих действий образуют достаточно сложную связную структурную дефиницию, то для обеих рассматриваемых клинических групп характерна предельная упрощенность этих представлений и их мозаичность – раздробленность на слабо связанные между собой фрагменты.

Больные алкоголизмом обнаруживают также понижение индекса децентрации, по сравнению как с контрольной выборкой (р < 0,01), так и с олигофренами


(р < 0,05). Напротив, показатель негативности у них существенно повышается по сравнению с обеими группами (р < 0,01 в обоих случаях). Это характеризует больных хроническим алкоголизмом как людей, жизнь которых замкнута, образует круг привычных форм поведения, отклонение от которых вызывает дискомфорт. Норма и олигофрены не различаются по индексу децентрации; индекс же негативности в протоколах контрольной выборки оказался существенно выше, чем у олигофренов (р < 0,01), что свидетельствует о том, что для олигофренов не характерна тенденция к защитному избеганию даже в тех пределах, в которых она наблюдается у здоровых людей. Индекс рефлексивности, как и следовало ожидать, в контрольной выборке существенно выше, чем в обеих клинических группах, между кото­рыми значимые различия отсутствуют. Мы рассматриваем это как признак снижения в этих группах регулирующей роли сознания по отношению к практической деятельности, хотя причины этого снижения у алкоголиков и у олигофренов, очевидно, разные. Можно было бы предположить, что на различиях в структурной организации мировоззрения сказывается различный уровень образования представителей сравниваемых групп, если бы это предположение не противоречило приведенным выше данным сравнительного исследования взрослых и подростков, из которого следует, что образование не влияет на показатели МПС.

Таким образом, у алкоголиков мы сталкиваемся с упрощенной, свернутой структурой смысловой регуляции жизнедеятельности, сужением смысловой перспективы. Смыслы действий алкоголика всегда направлены на удовлетворение актуальных потребностей, которые жестко определяют смыслы конкретных действий, утрачивается сложный полимотивированный характер поступков. Жизнедеятельность алкоголика – это цепь слабо связанных между собой эпизодов, очерчиваемых циклами актуализации – удовлетворения потребностей. Основная направленность смысловой регуляции – защитная, избегание дискомфорта в ситуациях отклонения от социальных сте­реотипов. Наиболее характерные смыслы для алкоголиков: «не быть тупым», «не приносить вреда», «не нарушать закон» и т.п. Истории болезни, однако, свидетельствуют о том, что в реальной жизни им не удается избежать конфликтов с законом, переживаний неполноценности и т.п. Поскольку роль внутреннего мира, «внутреннего плана» сознания в регуляции жизнедеятельности сведена у них к минимуму, избегание дискомфорта обеспечивается действием защитного механизма отрицания, в результате которого происходит замена социально неприемлемых содержаний сознания на социально приемлемые, что обеспечивает характерное для алкоголиков переживание «благодушия», согласия с собой.

Особенности смысловой структуры личности олигофренов во многом повторяют структурные особенности, характерные для больных алкоголизмом. Упрощенность и раздробленность структуры смысловой регуляции жизнедеятельности определяется у них, однако, не диктатом сиюминутных эгоцентрических побуждений, отражающихся в примитивной организации внутреннего мира, а, напротив, исходной бедностью внутреннего мира, затрудняющей ориентацию в разветвленных и сложных системах смысловых связей. С содержательной же стороны смыслы, характерные для олигофренов, имеют гораздо больше общего со смыслами психически здоровых людей, чем со смыслами больных алкоголизмом.

В исследовании М.О.Калашникова ставилась задача валидизации показателей МПС через сопоставление результатов этой методики с результатами ряда других инструментов личностной диагностики, в числе которых были: тест смысложизненных ориентации, опросник уровня субъективного контроля, самоактуализационный тест и методика изучения самоотношения. Испытуемыми были мужчины и женщины с высшим и неоконченным высшим гуманитарным образованием, а также студенты гуманитарных вузов в возрасте от 21 до 32 лет – всего 24 человека.

Корреляционный анализ не выявил существенных связей между показателями смысловой структуры мировоззрения (по МПС) и личностными параметрами (УСК, МИС, CAT), за исключением двух довольно тривиальных корреляций: а) суммарное количество категорий в МПС положительно (р < 0,01) коррелирует с общим показателем методики СЖО, т.е. чем выше у человека уровень осмысленности жизни, тем разнообразнее и многочисленнее его ответы на вопросы психолога;
б) общее количество категорий и количество узловых категорий положительно
(р < 0,01) коррелируют с результатами по шкале «компетентность во времени» CAT. Слабая связь показателей МПС с личностными чертами позволяет говорить о том, что смысловая структура мировоззрения локализована в иной психологической плоскости по сравнению с плоскостью личностных черт, что, собственно, и предполагается базовой теоретической моделью структуры личности.

М.О. Калашников предпринял также попытку классифицировать предельные смыслы испытуемых в соответствии с выделенными Б.С. Братусем (1985, с. 33-34) уровнями смысловой сферы личности: ситуационным, эгоцентрическим, группоцентрическим, просоциальным.

Подавляющее большинство испытуемых (87%) образовали две близкие по численности группы: А) лица, предельные смыслы которых относятся к эгоцентрическому уровню; Б) лица, предельные смыслы которых относятся одновременно к «эгоцентрическому» и «просоциальному» уровням. Сравнение этих двух групп по данным опросников выявило, что по показателям СЖО (общему уровню осмысленности жизни и субшкалам) и УСК (общий локус контроля, локус контроля в достижениях, неудачах, в межличностных и семейных отношениях), а также по среднему возрасту группа А существенно превосходит группу Б. По-видимому, наличие среди предельных смыслов абстрактных социальных ориентаций является признаком сниженного уровня самодостаточности и социальной ответственности.

В исследовании Ю.А. Васильевой сравнивались по ряду методик разнополые подростки 16-17 лет, находящиеся на экспертизе вследствие конфликта с законом (N = 30) и подростки того же возраста и пола, не имеющие конфликтов с законом (N = 30). Значимые различия между этими группами обнаружились по показателям продуктивности (р < 0,01) и рефлексивности (р < 0,01), которые ниже у делинквентных подростков, по сравнению с законопослушными. Это позволяет, вкупе с другими данными, сделать вывод о снижении роли внутреннего мира в регуляции жизнедеятельности у делинквентных подростков.

В исследовании А.П. Попогребского испытуемыми были 12 пациентов Кардиологического центра РАМН обоего пола в возрасте от 40 до 50 лет, находящиеся на этапе восстановления после перенесенного инфаркта, и 12 испытуемых того же возраста, находящиеся на обследовании в общетерапевтической клинике. Структурные индикаторы, как и общий вид смысловых деревьев, не различались в этих группах сколько-нибудь заметно. Были выявлены, однако, значимые различия в индексах децентрации (р < 0,001) и рефлексивности (р < 0,02). Оба эти показателя выше у пациентов, перенесших инфаркт. По-видимому, переживания близости смерти, во-первых, стимулируют активность внутреннего мира, процессы мышления и осознания, рефлексии смыслов, и во-вторых, они расширяют контекст осмысления, способствуют тому, что другие люди воспринимаются как важные элементы и как смыслообразующий контекст собственной жизни.

В исследовании Д.А. Леонтьева и М.А. Филатовой изучались половые и возрастные различия по МПС. Сравнение проводилось методом контрастных групп. Испытуемыми были 10 женщин в возрасте от 22 до 27 лет, 10 женщин в возрасте от 50 до 60 лет, 10 мужчин в возрасте от 21 до 26 лет и 10 мужчин в возрасте от 50 до 62 лет. Сравнение количественных показателей проводилось по критерию ранговых сумм Уилкоксона для парных данных и по критерию знаков.

Оба критерия выявили значимые различия между мужчинами и женщинами по следующим показателям: число предельных категорий, число узловых категорий, продуктивность и индекс децентрации. Значения всех четырех показателей у женщин выше, чем у мужчин. Не выявилось различий в средней длине цепей, индексе рефлексивности и индексе негативности. Результаты сравнения по индексу связности неоднозначны: по критерию Уилкоксона женщины отличаются от мужчин большим индексом связности, однако по критерию знаков эти различия не значимы.

Таким образом, в целом прослеживается тенденция к большей связности мировоззренческих представлений у женщин. В среднем женщины называют больше предельных категорий, в сочетании с хорошей связностью это дает возможность сделать вывод, что женщины более успешны в нахождении предельных оснований человеческих действий. С содержательной стороны мировоззрение женщин отличается большей децентрацией. Это является свидетельством того, что женщинам в большей мере, чем мужчинам, свойственно рассматривать свою жизнь в контексте жизни других людей и во взаимосвязи с ними, т.е. соотносить свои намерения и действия с интересами других людей. Эти результаты согласуются с тем, что было известно ранее в психологии половых различий. Однако говорить о существенных различиях между мужчинами и женщинами в степени интегрированности смысловой структуры мировоззрения нет оснований.

Значимые различия между возрастными группами обнаружились по следующим показателям: числу предельных (у людей старшего возраста оно больше, чем у молодых) и узловых категорий (соотношение обратное), средней длине цепей (старшие выходят на предельный смысл быстрее, чем молодые), индексу децентрации (у старших испытуемых он выше). Индексы рефлексивности и негативности у той и другой группы примерно одинаковы. Рассогласование результатов сравнения показателей по разным критериям обнаружилось для индекса связности и продуктивности (по критерию Уилкоксона эти показатели у молодых испытуемых значимо превышают соответствующие показатели у старших; по критерию знаков различия незначимы).

Таким образом, люди старшего возраста находят больше предельных оснований для своих действий, а молодые – больше промежуточных смыслов. Структура мировоззренческих представлений у молодых людей более связна.

Индекс децентрации у пожилых людей больше, чем у молодых, что представляется вполне закономерным. Специфика жизненной ситуации 50-60-летних состоит в том, что, во-первых, у многих людей к этому времени есть не только дети, но и внуки, во-вторых, в этом возрасте люди выходят или готовятся выйти на пенсию. Психологи, занимающиеся проблемой осмысленности жизни на поздних ее этапах, отмечают у многих людей, достигших пенсионного возраста, утрату общественно- или личностно-значимых целей, что приводит к интеграции «своей личной жизненной перспективы с жизнью детей». Вместе с тем, в протоколах большей части испытуемых (27 человек из 40) не фигурирует ни одной децентрированной категории.

В этом же исследовании была предпринята попытка установить связь между показателями структуры мировоззрения по МПС и содержательными особенностями смысла жизни. Для выявления последних использовалась методика, разработанная П. Иберсолом. Ее основу составляет прямой вопрос: «Что является главным смыслом Вашей жизни в настоящее время? Если Вы чувствуете, что в настоящий момент Ваша жизнь не имеет смысла, то напишите как Вы утратили этот смысл и почему Вам кажется, что его нет. Опишите пример из Вашей жизни, который позволил бы лучше понять Ваш смысл жизни (или отсутствие его)».

П. Иберсол разработал классификацию полученных таким способом категорий; мы модифицировали этот перечень и использовали в конечном счете 9 классификационных категорий:

1. Саморазвитие («Реализовать максимально свои возможности, способности, себя как личность, согласно своим ценностям»).

2. Польза («...принести максимум полезного себе, близким и обществу»).

3. Семья («Я живу ради своей дочери»).

4. Движение к Богу («Обрести полноту общения с Богом»).

5. Понимание («Уяснить для себя, в чем смысл...»).

6. Достижение («Занять определенное место в обществе...»).

7. Любимая работа («У меня нет времени рассуждать о смысле жизни, так как все время уходит на то, чтобы писать музыку»).

8. Процесс жизни («Жить самой и дать самостоятельно жить другим»).

9. Другое («Сдать экзамены и курсовые вовремя и без проблем»).

Для выявления связи смысловой структуры мировоззрения со смыслом жизни мы воспользовались полученными нами результатами по методике П. Иберсола, позволившими нам отнести смысл жизни, сформулированный каждым из испытуемых, к одной из 9 классификационных категорий. Больше половины зафиксированных нами эмпирических смыслов относится к трем категориям: «Саморазвитие», «Польза» и «Семья». Остальные немногочисленные ответы распределились между оставшимися 6 категориями, и их статистическая обработка оказалась невозможной. Удалось лишь статистически сравнить и выявить значимые различия по МПС в трех наиболее представительных группах с ведущими смыслами «Саморазвитие», «Польза» и «Семья».

Оба критерия выявили значимые различия между группами «Саморазвитие» и «Польза» по следующим показателям: ИД, средняя длина цепи и N(УK) (эти показатели выше у первой группы). Согласно критерию Уилкоксона, ИСв у этой группы также выше. Не выявлено значимых различий в ИР, ИН, N(ПK) и продуктивности. Различия между группами «Саморазвитие» и «Семья» проявляются в ИС и средней длине цепей (эти показатели в первой группе значительно выше, чем во второй). Нет различий ни по одному критерию в индексах негативности и децентрации. Рассогласование результатов сравнения показателей по разным критериям проявляется в значении ИН (согласно критерию Уилкоксона, оно больше у группы с ориентацией на семью), в значениях N(ПК), N(УК), продуктивности (все эти показатели выше у группы «Саморазвитие»).

Оба применявшихся критерия выявили значимые различия между группами «Польза» и «Семья» по показателям: N(ПК) и N(УК), которые выше у первой группы. Исходя из критерия Уилкоксона, значение ИР у второй группы выше, чем у первой. Однако критерий знаков оказался нечувствительным к этим различиям. По всем остальным показателям каких-либо значимых различий между указанными группами нет.

При сопоставлении всех трех групп обращает на себя внимание тот факт, что значения структурных индикаторов группы «Саморазвитие» значительно превышают соответствующие значения двух других групп. У этой группы также наблюдается высокий показатель ИД, по сравнению с группой «Польза», и низкий показатель негативности, по сравнению с группой «Семья». Группа «Семья» отличается наиболее высоким ИН, который значимо превышает соответствующий показатель группы «Саморазвитие». ИР в этой группе выше, чем в группе «Польза». Числовые значения этих показателей в группе «Семья» наиболее высокие среди трех групп. Одновременно у группы «Семья» наблюдаются самые низкие показатели связности, а продуктивность значимо ниже продуктивности группы «Саморазвитие». Из характеристик группы «польза» выделяется ИР – самый низкий среди трех групп, – а также ИД, который в этой группе значимо ниже ИД группы «Саморазвитие» и ниже по своему числовому значению, чем в группе «Семья», хотя в последнем случае значимость различий не достигает критического уровня.

Сравнительный анализ трех групп испытуемых позволяет дать им следующую характеристику. В целом мировоззрение испытуе­мых, ориентирующихся в своих смысложизненных устремлениях на саморазвитие, отличается наибольшей структурированностью и связностью, такие испытуемые более продуктивны в нахождении промежуточных смыслов своих действий, им свойственна активная и просоциальная мировоззренческая позиция. Ориентация на семейные ценности сочетается с гомеостатической моделью поведения: с боязнью перемен и преобладанием рефлексивных процессов над практической деятельностью. У таких испытуемых ограничен перечень предельных смыслов, которым подчиняется жизнедеятельность, а также узловых смыслов. Наглядно это проявляется в том, что структура мировоззрения представляет собой ряд отдельных, не связанных друг с другом смысловых цепочек, количество которых весьма ограничено. Ориентация на стремление быть полезным наиболее связана с практическим осуществлением целей. Наблюдается рассогласование между заявляемой испытуемыми группы «Польза» ориентацией на других людей (все их высказывания касаются принесения пользы окружающим, а не себе) и результатами МПС, свидетельствующими об эгоцентрической позиции. На первый взгляд это может показаться парадоксальным, однако известно, что на уровне зрелой, развитой личности дихотомия эгоизма и альтруиз­ма преодолевается и снимается; направленность на свое развитие не противоречит, а, напротив, положительно коррелирует с интересами других людей.
Развивающий потенциал методики предельных смыслов

Как отмечают многие работавшие с методикой предельных смыслов, она является не только исследовательским и психодиагностическим инструментом, но и психотехническим или даже психотерапевтическим средством, фасилитирующим личностный рост и развитие процессов осмысления.

М.О. Калашников указывает, что выявление и обсуждение с испытуемым смысловых связей позволяет вскрыть глубинные механизмы объяснения окружающей действительности. Им описан также феномен «смыслового катарсиса». Речь идет о преодолении тупика, субъективно ощущаемого как достижение предельного смысла и невозможность ответить на вопрос «Зачем?», поставленный по отношению к нему. В результате интенсивных размышлений, которые длились порой до 15-20 минут, испытуемые нередко осуществляли своеобразный «прорыв» и находили новое обоснование собственным предельным смыслам. Субъективно это переживалось как некое просветление в понимании мира, выход за пределы себя, сопровождающийся положительными эмоциями. Таким образом, МПС может рассматриваться как техника, направленная на раскрытие и более полное осознание человеком своих мировоззренческих структур.

Аналогичные эффекты «прорыва» с помощью экспериментатора через барьеры осмысления, кажущиеся поначалу непреодолимыми, описывает Ю.А. Васильева. Интересно, что такие прорывы бывают только у «нормальных» (законопослушных) подростков, но не встречаются у делинквентных, характеризующихся суженной и более ригидной смысловой перспективой.

В.К. Лосева (личное сообщение) рассказала случай из своей психотерапевтической практики, когда работа по МПС с пациенткой, страдающей тяжелыми невротическими нарушениями, привела к внезапному инсайту: «Послушайте, а ведь я никогда в жизни не спрашивала, зачем я делаю то или это – я спрашивала только, почему со мной такое происходит!»

Все это позволяет говорить о реальном не только исследовательском и диагностическом, но также психотехническом, личностно-развивающем или психотерапевтическом потенциале методики предельных смыслов.


Для изучения личности вполне возможно использовать проективные методики, например, проективные тесты: «Несуществующее животное», «Рисунок семьи».

МЕТОДИКА «РИСУНОК СЕМЬИ»

Применение рисуночных техник для исследования личности ребенка особенно распространено в зарубежных странах. В нашей стране только в последние годы начали больше обращать внимание на рисунок как средство познания личности, хотя еще в 1914 г. М. Коренблинт и М. Надольская под руководством проф. А. Лазурского проводили работы, в которых пытались использовать уроки рисования в качестве метода исследования личности.



Исторически использование методики «Рисунок семьи» связано с общим развитием «проективной» психологии. Росту интереса к рисуночным методикам способствовал выход в свет фундаментальных монографий методик К. Маховера и Бука Дж. Рисуночные методики стали очень популярными среди психологов-практиков в 50-60-е годы. По данным Н. Сандберга, одна из них – тест рисунка человека К. Маховера – в клиниках и больницах США по частоте применения уступала лишь тесту пятен Роршаха. В настоящий момент трудно определить «пионера» в использовании «Рисунка семьи» для изучения межличностных отношений. В 60-х годах эта методика быстро распространилась в среде психологов-клиницистов, и в различных географических регионах приоритет в ее использовании связывается с разными именами (в США – В. Хьюлс, во Франции – И. Минковский, М. Поро и т.д.). Э. Хамер говорит об этом так: «Наверное, как и многие стоящие изобретения, так и это одновременно родились в умах разных людей». Р. Бернс и С. Кауфман, однако, указывают, что самое раннее упоминание в литературе о применении «Рисунка семьи» принадлежит В. Хьюлсу. Не вдаваясь в подробности, отметим только, что «Рисунок семьи» в этих целях применяли еще раньше. О развернутой системе анализа и интерпретации «Рисунка семьи» можно говорить начиная с работы В. Вульфа. Данный исследователь придавал влиянию семьи на развитие личности в дошкольном возрасте исключительное значение и разработал ряд методик для оценки внутрисемейных отношений. Одна из них – рисунок по заданию «Нарисуй свою семью». В рисунке он анализирует: а) последовательность рисования членов семьи, их пространственное расположение, пропускание в рисунке членов семьи; б) отличия между графическими презентациями в формах, пропорциях. В. Вульф четко не формулирует, какой психологический смысл имеют те или иные особенности рисования, но в разборе отдельных рисунков можно найти конкретные их интерпретации. Автор указывает, что последовательность в рисовании может указывать на значимость роли рисуемых людей в семье – ребенок рисует от более к менее значимому. В. Вульф находит аналогии в пространственном расположении членов семьи в рисунке и их расположении в игровой ситуации. Следует обращать внимание на такое расположение, которое повторяется в других рисунках и, следовательно, отражает значимые для ребенка реалии. Автор отмечает, что пропуск членов семьи – редкий случай и что за этим всегда стоит определенный мотив. Часто это выражает стремление уменьшить роль эмоционально неприемлемого члена семьи, избавиться от него. Говоря об особенностях фигур, автор особо выделяет их величину. Если реальное положение вещей не соответствует соотношению величин на рисунке, то это указывает, что величина детерминирована психическими факторами, а не реальностью. В. Вульф связывает рисование других членов семьи большими с восприятием ребенком их доминантности, рисование большим себя – с чувством значимости в семье. Информативными могут быть и различия в рисовании отдельных частей тела. Интерпретируя их, автор опирается на предположение, что различия в изображении порождаются особыми переживаниями, связанными с функциями этих частей тела. В. Вульф обращает внимание на то, что при интерпретации различий в нарисованных фигурах надо главным образом опираться на то, как сам исследуемый их осмысливает. Если это невозможно – интерпретация становится чисто субъективной.

В обобщении можно сказать, что В. Вульф выделил те характеристики рисунка, которые позже неизменно будут объектом интерпретации у других авторов.

Новизна работ В. Хьюлса состоит в том, что он анализирует сам процесс рисования (использование карандашей, стирание нарисованного, вычеркивание, сомнения, эмоциональные реакции, спонтанные комментарии). Эти данные дают дополнительную информацию об отношении ребенка к рисуемым деталям, об общем его эмоциональном состоянии.

Дальнейшее развитие анализа «Рисунка семьи» представляют модификации методики Л. Кормана, Р. Бернса и С. Кауфмана. Модификацию Л. Кормана следовало бы считать продолжением самостоятельных работ над «Рисунком семьи» в французской психологической школе. Согласно этой модификации дети рисуют не «семью» или «свою семью», как у В. Вульфа и В. Хьюлса, но продуцируют рисунки на тему «Семья, как ты ее себе представляешь». Такая формулировка исходит из тенденции автора представить исследуемому как можно меньше структурированную ситуацию. Он считает, что если ребенок рисует большую или меньшую семью, чем она является на самом деле, то это указывает на функционирование определенных защитных механизмов. Чем больше несовпадение, тем сильнее неудовлетворенность существующей ситуацией. Автор анализирует рисунок в трех аспектах, несколько отличающихся от ранее упомянутых: а) графическое качество (характер линий, пропорции фигур, аккуратность выполнения рисунка, использование пространства); б) формальная структура (пропорция частей тела, динамичность рисунка, расположение членов семьи); в) содержание (исследователь стремится выяснить, какой смысл для ребенка имеет рисунок). Л. Корман оригинален и в том, что вводит серию вопросов, которые можно разбить на три группы:

1. Открытые, провокационные вопросы, подталкивающие ребенка на открытое обсуждение чувств (например: «Кто в семье самый плохой?»).

2. «Социометрические» вопросы, в ответе на которые ребенок должен сделать отрицательный или положительный выбор (например: «Отец задумал поездку на автомобиле, но в нем не хватает места для всех. Кто останется дома?»).

3. Вопросы, направленные на выяснение, какой смысл для ребенка имеют нарисованная ситуация, определенные детали.

В настоящее время наиболее известна модификация Р. Бернса и С. Кауфмана – «Кинетический рисунок семьи». Ученые исходили из факта, что при обычном задании: «Нарисуй свою семью» – ребенок часто рисовал статическую картину, в которой все члены семьи расположены в ряд и повернуты лицом к наблюдателю. Была попытка обеспечить действие дополнительного, кинетического фактора, введя в задание новую инструкцию: «Нарисуй рисунок, в котором каждый член семьи и ты что-нибудь делают». Эти авторы предложили свою схему интерпретации, выделили 4 клинически значимых уровня анализа: а) характеристики индивидуальных фигур КРС; б) действия в КРС; в) стиль; г) символы.

Интерпретация характеристик индивидуальных фигур схожа с интерпретацией особенностей нарисованных фигур В. Хьюлса и Дж. Ди Лио. Другие уровни анализа являются более оригинальными. Согласно Р. Бернсу и С. Кауфману, действия и объекты, изображенные на рисунке, заключают в себе энергию, созвучную определенным отношениям. «Энергии» или «поля напряжения» могут отражать злобу, зависть, соревнование, стремление к близким контактам и т.д. (Например, игра в мяч говорит о конкуренции, зависти; горящий огонь – о враждебном отношении, злобе.) Третье измерение анализа – стили – относится к «стратегии» реализации КРС и дает, по утверждению авторов, информацию об эмоциональных отношениях. В интерпретации учитываются только «ненормальные» стили – отделение фигур друг от друга линиями, прогибом листа, расположением фигур по краям бумаги, бездействием фигур и т.д.

Четвертый уровень анализа – интерпретация символов. Р. Бернс и С. Кауфман выделяют около 40 часто повторяющихся в рисунках символов (например, лестница, вода, кровать и т.д.), часть которых интерпретируется согласно принципам психоанализа. Однако данные авторы не стремятся приписать символам фиксированные значения, указывая, что они могут иметь индивидуальный смысл или же приобретать свои значения в конкретной ситуации (среди последних – «социальные» символы; например, буква «А», высшая отметка в США, в рисунках становится отражением стремления к совершенству, признанию).

В работах советских авторов обращается внимание на связь между особенностями рисунка семьи и внутрисемейными межличностными отношениями. Опыт применения «Рисунка семьи» как методики исследования межличностных отношений освещает А.И. Захаров.

В частности, на основе своего клинического опыта А.И. Захаров утверждает, что в рисуночной пробе «семья» заключены большие диагностические возможности. Он применяет несколько отличный от описанных вариант методики, состоящий из двух заданий. В первом – вспомогательном – задании ребенку предлагается нарисовать в четырех комнатах, расположенных двухэтажно, по одному из членов семьи, включая себя. При анализе рисунка имеет значение характер размещения по этажам членов семьи и кто из них находится рядом с ребенком. Обычно это наиболее эмоционально близкое лицо. Во втором, основном задании дети рисуют семью без каких-либо дополнительных инструкций.

Несмотря на различия в проанализированных схемах интерпретаций, вариации процедур у составителей рисуночных методик, можно выделить основные аспекты интерпретации рисунка, к которым относятся: а) интерпретация структуры рисунка семьи; б) интерпретация особенностей нарисованных членов семьи; в) интерпретация процесса рисования.

Большинство рассмотренных работ принадлежит перу практиков, в силу чего не имеют развернутого теоретического обоснования. Тем не менее, интерпретации опираются на различные теоретические предпосылки, эмпирический материал исследований. Поэтому их осмысление в этом контексте представляет как научный, так и практический интерес.

Проведенное нами исследование позволяет обосновать методику рисования семьи как процедуру, отражающую в первую очередь переживания и восприятие ребенком своего места в семье, отношение ребенка к семье в целом и отдельным ее членам.

Негативные переживания ребенка (7-8 лет), связанные с семьей, неудовлетворенность семейной ситуацией отражаются уже в самом отношении к заданию: наблюдаются защитные реакции, приобретающие форму трансформации задания (рисование только не связанных с семьей людей либо вообще отказ от изображения людей), откладывания выполнения релевантного задания во времени (начало рисования с различных объектов). Таким детям свойственно искажение состава семьи; уменьшение ее состава; включение в состав семьи людей, которые с ней непосредственно не связаны. Отношение детей к семье и отдельным ее членам выражается в характере расположения членов семьи в рисунке; их сплоченности; рисуется ли «Я» вместе с другими или раздельно. Выявлено, что с чувством неудовлетворенности, отверженности связано появление в рисунке изображения туч (дождя) и солнца, расположение членов семьи на линии основания. Эти характеристики, наверное, имеют символическое значение и отражают соответственно чувство подавленности, потребность в любви, потребность в безопасности.

При помощи факторного анализа выделены два измерения, в психологическом смысле отражающие: 1) чувства ребенка относительно семьи, семейной ситуации, собственного места в ней («чувство отверженности, чувство принадлежности»). Это измерение описывается следующим противопоставлением характеристик рисунка: уменьшение состава семьи, тучи, солнце, линия основания, начало рисования с объекта – сплоченность семьи, «Я» рядом с другими; 2) способ «переработки» чувства отверженности («символическое изгнание семьи – символическое изгнание себя»). Это измерение дифференцирует полюс фактора (1) «чувство отверженности» и описывается противопоставлением следующих характеристик: присутствие не связанных с семьей людей, «Я» единственная фигура – отсутствие «Я».

Исследование также позволило выделить способы, при помощи которых дети (7-8 лет) выражают свое отношение к конкретным нарисованным людям.

Эмоциональное отношение ребенка, представленное факторами «сила-слабость», «любимость-нелюбимость», имеет четкую графическую презентацию посредством семантически насыщенных средств выразительного языка рисунка.

Факторный анализ рисунков «сильного-слабого» человека выделил тип рисования, в котором атрибуция «силы» передается главным образом посредством изменения соотношения высоты, ширины и площади фигуры. Количественный анализ также выявил, что «сила» передается посредством рисования поднятых рук, изображением объектов в руках.

Факторный анализ «любимого–нелюбимого» человека выделил два типа графической презентации. Для обоих характерна передача превосходства «любимого» над «нелюбимым» через количество деталей тела, цветов, декорирования. В первом случае «любимый» превосходит «нелюбимого» по величине, во втором, наоборот, «любимый» уступает «нелюбимому».

Таким образом, факторный анализ позволяет вычленить основные параметры эмоционального отношения ребенка к членам семьи, соответствующие осям «симпатия» и «уважение».



Диагностическая процедура

Для исследования необходимы: лист белой бумаги (21  29 см), шесть цветных карандашей (черный, красный, синий, зеленый, желтый, коричневый), резинка. Ребенку дается инструкция: «Нарисуй, пожалуйста, свою семью». Ни в коем случае нельзя объяснять, что обозначает слово «семья», так как этим искажается сама суть исследования. Если ребенок спрашивает, что ему рисовать, психолог должен просто повторить инструкцию. Время выполнения задания не ограничивается (в большинстве случаев оно длится не более 35 мин). При выполнении задания следует отмечать в протоколе: а) последовательность рисования деталей; б) паузы более 15 с.; в) стирание деталей; г) спонтанные комментарии ребенка; д) эмоциональные реакции и их связь с изображаемым содержанием.

После выполнения задания надо стремиться получить максимум информации вербальным путем. Обычно задаются следующие вопросы:

1. Скажи, кто тут нарисован?

2. Где они находятся?

3. Что они делают? Кто это придумал?

4. Им весело или скучно? Почему?

5. Кто из нарисованных людей самый счастливый? Почему?

6. Кто из них самый несчастный? Почему?

Последние два вопроса провоцируют на открытое обсуждение чувств, что не каждый ребенок склонен делать. Поэтому, если ребенок не отвечает на них или отвечает формально, не следует настаивать на эксплицитном ответе. При опросе психолог должен пытаться выяснить смысл нарисованного ребенком: чувства к отдельным членам семьи; почему ребенок не нарисовал кого-нибудь из членов семьи (если так произошло); что значат для ребенка определенные детали рисунка (птицы, зверушки и т.д.). При этом по возможности следует избегать прямых вопросов, настаивать на ответе, так как это может индуцировать тревогу, защитные реакции. Часто продуктивными оказываются проективные вопросы (например: «Если вместо птички был бы нарисован человек, то кто бы это был?», «Кто бы выиграл в соревнованиях между братом и тобой?», «Кого мама позовет идти с собой?» » т.п.).

После опроса мы предлагаем ребенку решить 6 ситуаций: три из них должны выявить негативные чувства к членам семьи, три – позитивные.

1. Представь себе, что ты имеешь два билета в цирк. Кого бы ты позвал идти с собой?

2. Представь, что, вся твоя семья идет в гости, но один из вас заболел и должен остаться дома. Кто он?

3. Ты строишь из конструктора дом (вырезаешь бумажное платье для куклы) и тебе не везет. Кого ты позовешь на помощь?

4. Ты имеешь «N» билетов (на один меньше, чем членов семьи) на интересную кинокартину. Кто останется дома?

5. Представь себе, что ты попал на необитаемый остров. С кем бы ты хотел там жить?

6. Ты получил в подарок интересное лото. Вся семья села играть, но вас одним человеком больше, чем надо. Кто не будет играть?

Для интерпретации также надо знать: а) возраст исследуемого ребенка; б) состав его семьи, возраст братьев и сестер; в) если возможно, иметь сведения о поведении ребенка в семье, детском саду или школе.


Интерпретация методики «Рисунок семьи»

Ниже предлагаемые интерпретации основываются на работах А.И. Захарова, В. Хьюлса, Дж. Ди Лио, Л. Кормана, Р. Бернса, С. Кауфмана, К. Маховера, а также на наших исследованиях и опыте практической работы с методикой. Интерпретацию рисунка условно разделим на три части: 1) анализ структуры «Рисунка семьи»; 2) интерпретацию особенностей графических презентаций членов семьи; 3) анализ процесса рисования.



Анализ структуры «Рисунка семьи» и сравнение состава нарисованной и реальной семьи. Ожидается, что ребенок, переживающий эмоциональное благополучие в семье, будет рисовать полную семью. По нашим данным, около 85% детей 6-8 лет, нормального интеллекта, проживающих совместно со своей семьей, в рисунке изображают ее полностью. Искажение реального состава семьи всегда заслуживает пристального внимания, так как за этим почти всегда стоят эмоциональный конфликт, недовольство семейной ситуацией. Крайние варианты, представляют собой рисунки, в которых: а) вообще не изображены люди; б) изображены только не связанные с семьей люди. Такое защитное избегание задания встречается у детей достаточно редко. За такими реакциями чаще всего кроются: а) травматические переживания, связанные с семьей; б) чувство отверженности, покинутости (поэтому такие рисунки относительно часты у детей, недавно прошедших в интернат из семей); в) аутизм; г) чувство небезопасности, большой уровень тревожности; д) плохой контакт психолога с исследуемым ребенком.

В практической работе чаще приходится сталкиваться с менее выраженными отступлениями от реального состава семьи. Дети уменьшают состав семьи, «забывая» нарисовать тех членов семьи, которые им менее эмоционально привлекательны для них, с которыми сложились конфликтные отношения. Не рисуя их, ребенок как бы разряжает неприемлемую эмоциональную атмосферу в семье, избегает негативных эмоций, связанных с определенными людьми. Наиболее часто в рисунке отсутствуют братья или сестры, что связано с наблюдаемыми в семьях ситуациями конкуренции. Ребенок таким способом в символической ситуации «монополизирует» недостающую любовь и внимание родителей. Ответы на вопрос, почему не нарисован тот или мной член семьи, бывают, как правило, защитными: «Не нарисовал потому, что не осталось места»; «Он пошел гулять» и т.д. Но иногда на указанный вопрос дети дают и более эмоционально насыщенные реакции: «Не хотел – он дерется»; «Не хочу, чтобы он с нами жил», и т.п.

В некоторых случаях вместо реальных членов семьи ребенок рисует маленьких зверушек, птиц. Психологу всегда следует уточнить, с кем ребенок их идентифицирует (наиболее часто так рисуются братья или сестры, чье влияние в семье ребенок стремится уменьшить). Например, девочка И., 8 лет, нарисовала себя, а рядом – маленького зайчишку. Свой рисунок она объяснила следующим образом: «Сейчас пойдет дождь, я убегу, а зайчик останется и промокнет. Он не умеет ходить». На вопрос: «Кого тебе напоминает зайчик?» – девочка ответила, что он похож на сестричку, которой нет еще годика и которая не умеет ходить. Таким образом, в рисунке И. обесценивает свою сестру, осуществляет против нее символическую агрессию.

Случается, что ребенок вместо реальной семьи рисует семью зверят. Например, мальчик Н. 7-ми лет, ощущающий отвержение, фрустрацию потребности в близких эмоциональных контактах, в рисунке изобразил только папу и маму, а рядом детально нарисовал семейство зайцев, которое по составу идентично семье Н. Таким образом, в рисунке ребенок, раскрывая чувство отверженности (не нарисовал себя), тем самым выразил и сильное стремление к теплым эмоциональным контактам, ощущению общности (изобразил близкий контакт семейства зверушек).

Большой интерес представляют те рисунки, в которых ребенок не рисует себя или вместо семьи рисует только себя. В обоих случаях рисующий не включает себя в состав семьи, что свидетельствует об отсутствии чувства общности. Отсутствие на рисунке «Я» более характерно для детей, чувствующих отвержение, неприятие. Презентация в рисунке только «Я» может указывать на различное психическое содержание в зависимости от контекста других характеристик рисунка. Если указанной презентации свойственна и позитивная концентрация на рисовании самого себя (большое количество деталей тела, цветов, декорирование одежды, большая величина фигуры), то это наряду с несформированным чувством общности указывает и на определенную эгоцентричность, истероидные черты характера. Если же рисунку самого себя характерна маленькая величина, схематичность, если в рисунке другими деталями и цветовой гаммой создан негативный эмоциональный фон, то можно предполагать присутствие чувства отверженности, покинутости, иногда – аутистических тенденций.

Информативным является и увеличение состава семьи. Как правило, это связано с неудовлетворенными психологическими потребностями. Примерами могут служить рисунки единственных детей – они относительно чаще включают в рисунок семьи посторонних людей. Выражением потребности в равноправных, кооперативных связях является рисунок ребенка, в котором дополнительно к членам семьи нарисован ребенок того же возраста (двоюродный брат, дочь соседа и т.п.). Презентация более маленьких детей указывает на неудовлетворенные аффилиативные потребности, желание занять охраняющую, родительскую, руководящую позицию по отношению к другим детям (такую же информацию могут дать и дополнительно к членам семьи нарисованные собачки, кошки и т.п.).

Дополнительно к родителям (или вместо них) нарисованные, не связанные с семьей взрослые указывают на восприятие неинтегративности семьи, на поиск человека, способного удовлетворить потребность ребенка в близких эмоциональных контактах. В некоторых случаях – на символическое разрушение целостности семьи, месть родителям за ощущение отверженности, ненужности.

Расположение членов семьи. Оно указывает на некоторые психологические особенности взаимоотношений в семье. Сам анализ расположения по своему содержанию созвучен с проксемической оценкой группы людей, с той разницей, что рисунок – это символическая ситуация, создание и структурирование которой зависит только от одного человека – автора рисунка. Это обстоятельство делает необходимым (как и при других аспектах анализа) различать, что отражает рисунок – субъективно реальное (воспринимаемое), желаемое, или то, чего ребенок боится, избегает и т.д.

Сплоченность семьи, рисование членов семьи с соединенными руками, объединенность их в общей деятельности являются индикаторами психологического благополучия, восприятия интегративности семьи, включенности в семью. Рисунки с противоположными характеристиками (разобщенностью членов семьи) могут указывать на низкий уровень эмоциональных связей. Осторожности в интерпретации требуют те случаи, когда близкое расположение фигур обусловлено замыслом поместить членов семьи в ограниченное пространство (лодку, маленький домик и т.п.). Тут близкое расположение может, наоборот, говорить о попытке ребенка объединить, сплотить семью (для этой цели ребенок прибегает к внешним обстоятельствам, так как чувствует тщетность такой попытки).

Психологически интереснее те рисунки, в которых часть семьи расположена в одной группе, а одно или несколько лиц – отдаленно. Если отдаленно ребенок рисует себя, это указывает на чувство невключенности, отчужденности. В случае отделения другого члена семьи можно предполагать негативное отношение ребенка к нему, иногда судить об угрозе, исходящей от него. Часты случаи, когда такая презентация связана с реальным отчуждением члена семьи, с малой его значимостью для ребенка.

Группировка членов семьи в рисунке иногда помогает выделить психологические микроструктуры семьи, коалиции. Так, например, девочка Р., 6 лет, нарисовала себя рядом с матерью и в отдельной группе – отца с братом, иллюстрируя таким образом существующую в этой семье конфронтацию на почве ролевых несовпадений «мужественности» и «женственности».

Как указывалось ранее, ребенок может выражать эмоциональные связи в рисунке посредством физических расстояний. То же значение имеет и отделение членов семьи объектами, деление рисунка на ячейки, по которым распределены члены семьи. Такие презентации указывают на слабость позитивных межперсональных связей.

Анализ особенностей нарисованных фигур. Особенности графических презентаций отдельных членов семьи могут дать информацию большого диапазона: об эмоциональном отношении ребенка к отдельному члену семьи, о том, каким ребенок его воспринимает, об «Я-образе» ребенка, его половой идентификации и т.д.

При оценке эмоционального отношения ребенка к членам семьи следует обращать внимание на следующие моменты графических презентаций:

1) количество деталей тела. Присутствуют ли голова, волосы, уши, глаза, зрачки, ресницы, брови, нос, щеки, рот, шея, плечи, руки, ладони, пальцы, ноги, ступни;

2) декорирование (детали одежды и украшения): шапка, воротник, галстук, банты, карманы, ремень, пуговицы, элементы прически, сложность одежды, украшения, узоры на одежде и т.п.;

3) количество использованных цветов для рисования фигуры.

Как правило, хорошие эмоциональные отношения с человеком сопровождаются позитивной концентрацией на его рисовании, что в результате отражается в большом количестве деталей тела, декорировании, использовании разнообразных цветов.


И наоборот, негативное отношение к человеку ведет к большей схематичности, неоконченности его графической презентации. Иногда пропуск в рисунке существенных частей тела (головы, рук, ног) может указывать наряду с негативным отношением к нему также на агрессивные побуждения относительно этого человека.

О восприятии других членов семьи и «Я-образе» рисующего можно судить на основе сравнения величин фигур, особенностей презентации отдельных частей тела и всей фигуры в целом.

Дети, как правило, самыми большими рисуют отца или мать, что соответствует реальности. Однако иногда соотношение величин нарисованных фигур явно не соответствует реальному соотношению величин членов семьи – семилетний ребенок может оказаться выше и шире своих родителей и т.д. Это объясняется тем, что для ребенка (как и для древнего египтянина) величина фигуры является средством, при помощи которого он выражает силу, превосходство, значимость, доминирование. Так, например, в рисунке девочки Н. 6-ти лет мама нарисована на 1/3 больше отца и вдвое больше других членов семьи. Для этой семьи была характерна большая доминантность, пунитивность матери, которая являлась истинно авторитарным руководителем семьи. Некоторые дети самыми большими или равными по величине с родителями рисуют себя. В нашей практике это было связано с: а) эгоцентричностью ребенка; б) соревнованием за родительскую любовь с другим родителем, при котором ребенок приравнивает себя родителю противоположного пола, исключая или уменьшая при этом «конкурента». Значительно меньшими, чем других членов семьи, себя рисуют дети, которые: а) чувствуют свою незначительность, ненужность и т.п.; б) требующие опеки, заботы со стороны родителей. Иллюстрацией к этому положению может служить рисунок мальчика Я., 6,5 лет. В рисунке семьи он нарисовал себя ненатурально маленьким, к тому же почти вдвое меньшим, чем нарисовал себя в других ситуациях. Аналогичная трансформация характерна и для его поведения. Активный в группе детского сада, мальчик занимал позицию «малыша» дома. Тут он использовал свою плаксивость, беспомощность как средство привлечения внимания родителей. Вообще, при интерпретации величин фигур психолог должен обращать внимание только на значительные искажения, а при оценке величин фигур исходить из реального соотношения величин (например, семилетний ребенок в среднем на 1/3 ниже своего родителя).

Информативным может быть и абсолютная величина фигур. Большие, через весь лист, фигуры рисуют импульсивные, уверенные в себе, склонные к доминированию дети. Очень маленькие фигуры связаны с тревожностью, чувством небезопасности.

При анализе особенностей презентаций членов семьи следует обращать внимание и на рисование отдельных частей тела. Дело в том, что отдельные части тела связаны с определенными сферами активности, являются средствами общения, контроля, передвижения и т.д. Особенности их презентации могут указывать на определенное, связанное с ними чувственное содержание. Коротко проанализируем самые информативные в этом плане части тела.

Руки являются основными средствами воздействия на мир, физического контроля поведения других людей. Если ребенок рисует себя с поднятыми вверх руками, с длинными пальцами, то это часто связано с его агрессивными желаниями. Иногда такие рисунки рисуют и внешне спокойные, покладистые дети. Можно предполагать, что ребенок чувствует враждебность по отношению к окружающим, но его агрессивные побуждения подавлены. Такое рисование себя также может указывать на стремление ребенка компенсировать свою слабость, желание быть сильным, властвовать над другими. Эта интерпретация более достоверна тогда, когда ребенок в дополнение к «агрессивным» рукам еще рисует и широкие плечи или другие атрибуты, символы «мужественности» и силы. Иногда ребенок рисует всех членов семьи с руками, но «забывает» нарисовать их себе. Если при этом ребенок рисует себя еще и непропорционально маленьким, то это может быть связано с чувством бессилия, собственной незначительности в семье, с ощущением, что окружающие подавляют его активность, чрезмерно его контролируют. Интересны рисунки, в которых один из членов семьи нарисован с длинными руками, большими пальцами. Чаще всего это указывает на восприятие ребенком пунитивности, агрессивности этого члена семьи. То же значение может иметь и презентация члена семьи вообще без рук – таким образом ребенок символическими средствами ограничивает его активность.

Голова – центр локализации «Я», интеллектуальной и перцептивной деятельности; лицо – самая важная часть тела в процессе общения. Уже дети 3 лет в рисунке обязательно рисуют голову, некоторые части тела. Если дети старше пятилетнего возраста (нормального интеллекта) в рисунке пропускают части лица (глаза, рот), это может указывать на серьезные нарушения в сфере общения, отгороженность, аутизм. Если при рисовании других членов семьи ребенок пропускает голову, черты лица или штрихует все лицо, то это часто связано с конфликтными отношениями с данным лицом, враждебным отношением к нему.

Выражение лиц нарисованных людей также может быть индикатором чувств ребенка к ним. Однако надо иметь в виду, что дети склонны рисовать улыбающихся людей, это своеобразный «штамп» в их рисунках, но это вовсе не означает, что дети так воспринимают окружающих. Для интерпретации рисунка семьи выражения лиц значимы только в тех случаях, когда они отличаются друг от друга. В этом случае можно полагать, что ребенок сознательно или бессознательно использует выражение лица как выразительное средство – это характерно для старших. Например, мальчик Р. 9-ти лет, последний сын в семье, имеющий, в отличие от своих братьев, физический дефект, и не такой, как они, успешный в учебе и спорте, в рисунке выразил свое чувство неполноценности, изображая себя значительно меньшим, с опущенными вниз краями губ. Эта графическая презентация «Я» явно отличалась от других членов семьи – больших и улыбающихся.

Девочки больше, чем мальчики, уделяют внимание рисованию лица, изображают больше деталей. Они замечает, что их матери много времени уделяют уходу за лицом, косметике и сами постепенно усваивают ценности взрослых женщин. Поэтому концентрация на рисовании лица может указывать на хорошую половую идентификацию девочки. В рисунках мальчиков этот момент может быть связан с озабоченностью своей физической красотой, стремлением компенсировать свои физические недостатки, с формированием стереотипов женского поведения.

Презентация зубов и выделение рта часты у детей, склонных к оральной агрессии. Если ребенок так рисует не себя, а другого члена семьи, то это часто связано с чувством страха, ощущением враждебности этого человека к ребенку.

Существует закономерность, что с возрастом детей рисунок человека обогащается все новыми деталями. Дети 3,5 лет в большинстве рисуют «головонога», а в 7 лет – презентуют уже богатую схему тела. Каждому возрасту характерны определенные детали, и их пропуск в рисунке, как правило, связан с отрицанием каких-то функций, с конфликтом. Если ребенок 7 лет не рисует одной из этих деталей: головы, глаз, носа, рта, рук, туловища, ног – на это надо обратить внимание. Примером могут быть рисунки мальчика Г. 7-ми лет. Он никогда не рисовал нижней части тела. В беседе с родителями выяснилось, что у них большую тревогу вызывал интерес Г. к своим половым органам. Несколько раз он был даже наказан за такую «познавательную» деятельность, которую родители восприняли как мастурбацию. Такое поведение родителей индуцировало у ребенка чувство вины, отрицание функций нижней части тела, что повлияло на его «Я–образ».

У детей старше 5,5-6 лет в рисунках выделяются две разные схемы рисования индивидов разной половой принадлежности. Например, туловище мужчины рисуется овальной формы, женщины – треугольной или половые различия выражаются другими средствами. Если ребенок рисует себя так же, как и другие фигуры того же пола, то можно говорить об адекватной половой идентификации. Аналогичные детали и цвета в презентации двух фигур, например, сына и отца,, можно интерпретировать как стремление сына быть похожим на отца, идентификацию с ним, хорошие эмоциональные контакты.


Анализ процесса рисования

При анализе процесса рисования следует обращать внимание на: а) последовательность рисования членов семьи; б) последовательность рисования деталей; в) стирание; г) возвращение к уже нарисованным объектам, деталям, фигурам; д) паузы; е) спонтанные комментарии. Интерпретация процесса рисования в общем иллюстрирует тезис о том, что за динамическими характеристиками рисования кроются изменения мысли, актуализация чувств, напряжения, конфликты, они отражают значимость определенных деталей рисунка ребенку. Интерпретация процесса рисования требует творческого включения всего практического опыта психолога, его интуиции. Несмотря на большой уровень неопределенности, как раз этот уровень анализа часто дает наиболее содержательную, глубокую, значимую информацию. В своем анализе наметим лишь некоторые общие тенденции.

По нашим данным, около 38% детей первой рисуют фигуру матери, 35% – себя, 17% – отца, 8% – братьев и сестер. Как при рассказе ребенок начинает с главного, так и в рисунке первым изображает наиболее значимого, главного или наиболее эмоционально близкого человека. Такое частотное распределение, наверное, обусловлено тем, что в нашей культуре мать часто является ядром семьи, выполняет наиболее важные функции в семье, больше времени бывает с детьми, больше, чем другие, уделяет им внимания. То, что часто дети первыми рисуют себя, наверное, связано с их эгоцентризмом как возрастной характеристикой. Исходя из этого, последовательность рисования более информативна в тех случаях, когда ребенок в первую очередь рисует не себя и не мать, а другого члена семьи. Чаще всего это наиболее значимое лицо для ребенка или человек, к которому он привязан.

Примечательны случаи, когда ребенок последней рисует мать. Часто это связано с негативным отношением к ней.

Последовательность рисования членов семьи может быть более достоверно интерпретирована в контексте анализа особенностей графической презентации фигур. Если нарисованная первой фигура является самой большой, но нарисована схематично, не декорирована, то такая презентация указывает на воспринимаемую ребенком значимость этого лица, силу, доминирование в семье, но не указывает на положительные чувства ребенка по отношении к нему. Однако если первая фигура нарисована тщательно, декорирована, то можно думать, что это наиболее любимый член семьи, которого ребенок почитает и на которого хочет быть похож.

Как правило, дети, получив задание нарисовать семью, начинают рисовать членов семьи. Некоторые же дети сперва рисуют различные объекты, линию основания, солнце, мебель и т.д. и лишь в последнюю очередь приступают к изображению людей. Есть основание считать, что такая последовательность выполнения задания является своеобразной защитной реакцией, при помощи которой ребенок отодвигает неприятное ему задание во времени. Чаще всего это наблюдается у детей с неблагополучной семейной ситуацией, но это также может быть последствием плохого контакта ребенка с психологом.

Возвращение к рисованию тех же членов семьи, объектов, деталей указывает на их значимость для ребенка. Как непроизвольные движения человека иногда показывают актуальное содержание психики, так возвращение к рисованию тех же элементов рисунка соответствуют движению мысли, отношению ребенка и может указывать на главное, доминирующее переживание, связанное с определенными деталями рисунка.

Паузы перед рисованием определенных деталей, членов семьи чаще всего связаны с конфликтным отношением и являются внешним проявлением внутреннего диссонанса мотивов. На бессознательном уровне ребенок как бы решает, рисовать ему или нет человека или деталь, связанные с негативными эмоциями.

Стирание нарисованного, перерисовывание может быть связано как с негативными эмоциями по отношению к рисуемому подобным образом члену семьи, так и с позитивными. Решающее значение имеет конечный результат рисования. Если стирание и перерисовывание не привели к заметно лучшей графической презентации, можно судить о конфликтном отношении ребенка к этому человеку.

Спонтанные комментарии часто проясняют смысл рисуемого содержания ребенку. Поэтому к ним надо внимательно прислушиваться. Также надо иметь в виду, что кажущиеся иррелевантными комментарии все же являются средством ослабления внутреннего напряжения, и их появление выдает наиболее эмоционально «заряженные» места рисунка. Это может помочь направить и вопросы после рисования, и сам процесс интерпретации.



ОПРОСНИК УРОВНЯ СУБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ

Для исследования типа локализации контроля над значимыми для себя событиями (экстернального или интернального) используется «Опросник уровня субъективного контроля» (УСК).

Одной из важнейших психологических характеристик личности является степень независимости, самостоятельности и активности человека в достижении своих целей, развитие чувства личной ответственности за происходящие с ним события. Есть основания полагать, что это обобщенная характеристика оказывает регулирующее влияние на многие аспекты поведения человека, играя важную роль в формировании межличностных отношений, в способе разрешения кризисных ситуаций семейного и производственного характера.

Впервые подобные методы были разработаны в 60-х годах в США. Наиболее известным из них является так называемая шкала локуса контроля Дж. Роттера, широко применяемая в американской психологии и в настоящее время. В нашей работе мы пользовались русским вариантом шкалы Роттера – опросником определения уровня субъективного контроля (УСК).

Люди различаются между собой по тому, где они локализуют контроль над значимыми для себя событиями. Возможны два полярных типа такой локализации, или локуса контроля: экстернальный и интернальный. В первом случае человек полагает, что происходящие с ним события являются результатом внешних сил – случая, других людей и т.д., во втором – человек интерпретирует значимые события как результат своей собственной деятельности. Любому человеку свойственна определенная позиция на континууме, простирающемся от экстернального типа к интернальному, или локус контроля.
ТЕСТ-ОПРОСНИК УРОВНЯ СУБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ
1. Продвижение по службе больше зависит от удачного стечения обстоятельств, чем от способностей и усилий человека.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

2. Большинство разводов происходит от того, что люди не захотели приспособиться друг к другу.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

3. Болезнь – дело случая: если уж суждено заболеть, то ничего не поделаешь.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

4. Люди оказываются одинокими из-за того, что сами не проявляют интереса и дружелюбия к окружающим.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

5. Осуществление моих желаний часто зависит от везения.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

6. Бесполезно предпринимать усилия для того, чтобы завоевать симпатию других людей.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

7. Внешние обстоятельства – родители и благосостояние – влияют на семейное счастье не меньше, чем отношения супругов.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

8. Я часто чувствую, что мало влияю на то, что происходит со мной.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

9. Как правило, руководство оказывается более эффективным, когда полностью контролирует действия подчиненных, а не полагается на их самостоятельность.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

10. Мои отметки в школе часто зависели от случайных обстоятельств (например, настроения учителя), чем от моих собственных усилий.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

11. Когда я строю планы, то я, в общем, верю, что смогу осуществить их.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

12. То, что многим людям кажется удачей или везением, на самом деле является результатом долгих целенаправленных усилий.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

13. Думаю, что правильный образ жизни может больше помочь здоровью, чем врачи, лекарства.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

14. Если люди не подходят друг другу, то как бы они не старались наладить семейную жизнь, все равно не смогут.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

15. То хорошее, что я делаю, обычно бывает по достоинству оценено другими.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

16. Дети вырастают такими, какими их воспитывают родители.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

17. Думаю, что случай или судьба не играют важной роли в моей жизни.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

18. Я стараюсь не планировать далеко в перед, потому что многое зависит от того, как сложатся обстоятельства.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

19. Мои оценки в школе больше всего зависели от моих усилий и степени подготовленности.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН


20. В семейных конфликтах я чаще чувствую вину за собой, чем за противоположной стороной.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

21. Жизнь большинства людей зависит от стечения обстоятельств.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

22. Я предпочитаю такое руководство, при котором можно самостоятельно определять, что и как делать.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

23. Думаю, что мой образ жизни ни в коей мере не является причиной моих болезней.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

24. Как правило, именно неудачное стечение обстоятельств мешает людям добиться успеха в своем деле.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

25. В конце концов, за плохое управление организацией ответственны сами люди, которые в ней работают.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

26. Я часто чувствую, что ничего не смогу изменить в сложившихся отношениях в семье.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

27. Если я очень захочу, то смогу расположить к себе почти любого.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

28. На подрастающее поколение влияет так много разных обстоятельств, что усилия родителей по их воспитанию часто оказываются бесполезными.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

29. То, что со мной случается, это дело моих собственных рук.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН


30. Трудно бывает понять, почему руководители поступают именно так, а не иначе.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

31. Человек, который не смог добиться успеха в своей работе, скорее всего не проявлял достаточных усилий.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

32. Чаще всего я могу добиться от членов моей семьи того, что я хочу.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

33. В неприятностях и неудачах, которые были в моей жизни, чаще были виноваты другие люди, чем я сам.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

34. Ребенка всегда можно уберечь от простуды, если за ним следить и правильно его одевать.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

35. В сложных обстоятельствах я предпочитаю подождать, пока проблемы разрешатся сами собой.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

36. Успех является результатом упорной работы и мало зависит от случая или везения.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

37. Я чувствую, что от меня больше, чем от кого бы то ни было, зависит счастье моей семьи.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

38. Мне всегда было трудно понять, почему я нравлюсь одним людям и не нравлюсь другим.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

39. Я всегда предпочитаю принять решение и действовать самостоятельно, а не надеяться на помощь других людей или на судьбу.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН


40. К сожалению, заслуги человека часто остаются непризнанными, несмотря на все его старания.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

41. В семейной жизни бывают такие ситуации, которые невозможно разрешить даже при самом большом желании.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

42. Способные люди, не сумевшие реализовать свои возможности, должны винить в этом только самих себя.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

43. Многие мои успехи были возможны только благодаря помощи других людей.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН

44. Большинство неудач в моей жизни произошло от неумения, незнания или лени, и мало зависели от везения или невезения.


полностью
НЕ СОГЛАСЕН

-3

-2

-1

0

1

2

3

полностью

СОГЛАСЕН



Ключ к «Опроснику уровня субъективного контроля»


1.Ио

+

-




2.Ид

+

-




5.Ип

+

-




2

1







12

1







19

1




4

3







15

5







22

9




11

5







27

6







25

10




12

6







32

14







42

30




13

7







36

26
















15

8







37

43




6.Им

+

-




16

9



















4

6




17

10




3.Ин

+

-







27

38




19

14







2

7
















20

18







4

24




7.Из

+

-




22

21







20

33







13

3




25

23







31

38







34

23




27

24







42

40
















29

26







44

41
















31

28




























32

30




4.Ис

+

-
















34

33







2

7
















36

35







16

14
















37

38







20

26
















39

40







32

28
















42

41







37

41
















44

43



























Перевод в стены
После получения «сырых» баллов по шкалам, следует перевести их в 10-балльную систему стандартных оценок-стенов. В этой системе средняя по нормативной выборке принимается за 5,5 стенов, а половина стандартного отклонения приравнивается к одному стену. Таким образом, показатели нормального распределения могут быть преобразованы в стандартные оценки, не зависящие от размерности.
Построение профиля УСК
На профиле УСК прямая линия, проходящая через 5,5 стенов, соответствует норме. Отклонения вверх по отдельным шкалам свидетельствуют об интернальном типе контроля над соответствующими ситуациями, отклонения вниз – об экстернальном типе контроля. Таким образом, может быть оценен как общий тип контроля, так и соотношение показателей по отдельным шкалам между собой.
Шкала общей интернальности – Ио


от

-132

до

-14

1




от

33

до

44

6

от

-13

до

-3

2




от

45

до

56

7

от

-2

до

9

3




от

57

до

68

8

от

10

до

21

4




от

69

до

79

9

от

22

до

32

5




от

80

до

132

10

Шкала интернальности в области достижений – Ид


от

-36

до

-11

1




от

6

до

9

6

от

-10

до

-7

2




от

10

до

14

7

от

-6

до

-3

3




от

15

до

18

8

от

-2

до

1

4




от

19

до

22

9

от

2

до

5

5




от

23

до

36

10



Шкала интернальности в области неудач – Ин


от

-36

до

-8

1




от

8

до

11

6

от

-7

до

-4

2




от

12

до

15

7

от

-3

до

0

3




от

16

до

19

8

от

1

до

4

4




от

20

до

23

9

от

5

до

7

5




от

24

до

36

10



Шкала интернальности в семейных отношениях – Ис


от

-30

до

-12

1




от

4

до

6

6

от

-11

до

-8

2




от

7

до

10

7

от

-7

до

-5

3




от

11

до

13

8

от

-4

до

-1

4




от

14

до

17

9

от

0

до

3

5




от

18

до

30

10



Шкала интернальности в производственных отношениях – Ип


от

-30

до

-5

1




от

12

до

15

6

от

-4

до

-1

2




от

16

до

19

7

от

0

до

3

3




от

20

до

23

8

от

4

до

7

4




от

24

до

27

9

от

8

до

11

5




от

28

до

30

10



Шкала интернальности в области межличностных отношений – Им


от

-12

до

-7

1




от

2

до

4

6

от

-6

до

-5

2




от

5

до

6

7

от

-1

до

-3

3




от

7

до

8

8

от

-2

до

-1

4




от

9

до

10

9

от

0

до

1

5




от

11

до

12

10



Шкала интернальности в отношении здоровья и болезни – Из


от

-12

до

-6

1




от

3

до

4

6

от

-5

до

-4

2




от

5

до

6

7

от

-3

до

-2

3




от

7

до

8

8

от

-1

до

0

4




от

9

до

10

9

от

1

до

2

5




от

11

до

12

10

3. ЛИТЕРАТУРА

Основная:

  1. Гусев А.Н., Михалевская М.Б., Измайлов Ч.А. Измерение в психологии. – М.: Смысл, 2003.

  2. Глуханюк Н.Д., Дьяченко Е.В., Семенова С.Л. Практикум по общей психологии. – М.: МПСИ, 2003.

  3. Крылов А.А., Маничев С.А. Практикум по общей экспериментальной и прикладной психологии. – СПб.: Питер, 2002


Дополнительная:

  1. Асмолов А.Г. Психология личности. – М., СМЫСЛ, 2001.

  2. Батаршев А.В. Психология индивидуальных различий. – М.: ВЛАДОС, 2001.

  3. Батаршев А.В.Темперамент и характер. – М.: ВЛАДОС, 2001.

  4. Божович Л.И. Проблемы формирования личности // Избранные психологические труды. – М.: МПСИ; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.

  5. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. – СПб.: Питер, 2003.

  6. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. – М., 1990.

  7. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. – М.: Изд-во МГУ, 2001.

  8. Гусев А.Н. Дисперсионный анализ в экспериментальной психологии. – М.: УМК « Психология», 2000.

  9. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. – СПб.: Питер, 2002.

  10. Корнилова Т.В. Введение в психологический эксперимент. – М.: Изд-во МГУ, 2001.

  11. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского. – М.: Политиздат, 1999.

  12. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. – М.: Прогресс, 1999.

  13. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.: СМЫСЛ 2001.

  14. Методы исследования в психологии: квазиэксперимент: Учебное пособие / Под ред. Т.В. Корниловой. – М.: Форум, Инфра-М, 1998.

  15. Никандров В.В. Вербально-коммуникативные методы в психологии (Беседа и опрос): Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2002. – 72 с.

  16. Никандров В.В. Наблюдение и эксперимент в психологии: Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2002. – 103 с.

  17. Никандров В.В. Метод моделирования в психологии: Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2003. – 55 с.

  18. Никандров В.В. Неэмпирические методы в психологии: Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2003. – 53 с.

  19. Никандров В.В., Новочадов В.В. Метод тестирования в психологии: Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2003. – 39 с.

  20. Практикум по общей психологии / Под ред. А.И.Щербакова. – М.: Просвещение, 1979.

  21. Практикум по возрастной психологии / Под ред. Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф. – П.: Питер, 2002.

  22. Практикум по общей психологии. – М.: Просвещение, 1990.

  23. Практикум по психологии. – М.: Издательство Московского университета, 1972.

  24. Практикум по психологии / Под ред. Твороговой Н.Д. – М.: МИА, 1997.

  25. Практическая психодиагностика / Под ред. Райгородского Д.Я., Бахрах. –М, 2003.

  26. Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании студентов). – Л.: ЛГУ, 1976.

  27. Рогов И.Е. Настольная книга практического психолога. – М.: ВЛАДОС 2003.

  28. Ромако В.К. Курс теории вероятности и математической статистики для психологов. – М.: МГППИ, 2000.

  29. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – П.: Питер, 2003.

  30. Словарь практического психолога. – Мн.: Харвест, 1997.

  31. Теплов Б.М. Об объективном методе в психологии // Теплов Б.М. Избр. тр.
    В 2 т. – М.: Педагогика, 1985. – Т. 2.

  32. Турусова О.В. Психология в вопросах, задачах и упражнениях: В 3-х т. – Самара, 1994.

  33. Шапкин С.А. Экспериментальное изучение волевых процессов. М.: СМЫСЛ, 1997.

  34. Шлянчак Д.Б. Сборник практических заданий по психологии. Практикум. – М.: НИИЕВ, 2004.

  35. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. – СПб.: РЕЧЬ, 2002.



Наталья Юрьевна Стоюхина

Елена Витальевна Рязанова
Общий психологический практикум
Часть 1
Учебное пособие

Ответственный за выпуск Т.В. Тальникова

Корректор А.Н. Рудович

Компьютерная верстка Е.Е. Комаровой



Подписано к печати 15.06.06. Формат А5. Бумага 65 г/м2. Печать трафаретная.

Уч.-изд. л. 7,4. Тираж 400 экз. Цена договорная.


Копи-центр НШЭУ

Н.Новгород, ул. Горная, 13



тел. 65-78-67




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница