Е. О. Гаврилов религиозный сциентизм в контексте становления новых форм социального бытия статья



Скачать 195.51 Kb.
Pdf просмотр
страница6/9
Дата09.07.2018
Размер195.51 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9

42
дентная реальность перестает быть недостижимым абсолютом. Божественное замыкается на индивиде, который благодаря методике превращается в деятельного участника вселенских процессов. Создает ли он миры На первый взгляд – нет. Он обретает уверенность в себе, в здоровье, успехе ив других личных достижениях. Однако локальным влиянием подобная практика не ограничивается. В оборот вовлекаются идеи гармоничного сосуществования природного и техногенного миров, гармонизации отношений между людьми, социальной адаптации, обретения целостного мировидения. Так открывается путь для творческого преобразования многих сегментов социальной жизни. И силой, дающей человеку возможность воплощения трансцендентного в личном жизненном опыте, здесь становится наука. Те практики, которые культивируются подобного рода сообществами, выступают в качестве инструмента сплочения, средства решения профессиональных проблем, формы проведения досуга, способа приобретения необходимых навыков поведения в обществе. Опыт взаимодействия, приобретенный агентами в рамках религиозно-сциентистских ассоциаций, в дальнейшем транслируется на уровень внешних коммуникаций и оказывается полезным в сферах внутрисемейного общения, отношений с коллегами по работе и пр. Он определяет реакцию нате или иные социальные процессы ив конечном счете детерминирует поведение субъекта в различных жизненных ситуациях. Итак, что же представляют собой эти причудливые религиозные квазинаучные образования в социальном плане Те общности, которые возникают на этом пути, и те доктрины, которые обосновывают их целесообразность, дают человеку ощущение давно утраченной целостности, где религиозное чувство и практически действенное научное знание образуют непротиворечивое единство. Посредством приобщения к деятельности подобных организаций человек открывает для себя путь самоутверждения в обществе. Здесь программы религиозного сциентизма превращаются в способы увеличения собственных сил. Другими словами, перед нами – попытки обретения действенного инструмента в конструировании реальности своего бытия и одновременно внешнего социального пространства. Пробивающая себе путь сциентистская религиозность есть нечто иное как идея зримого воплощения персональной утопии, преследующей цель осуществить такие идеальные образы, как абсолютно здоровый человек, успешный человек, хозяин своей жизни и т.п. В такого рода ментальном поле человек постиндустриального общества, утративший связь с религиозной и культурной традицией, разуверившийся в прежних идеалах, обретает новые формы самоидентификации. Формирующаяся на их основе система представлений умеряет конфликт между тем, что человек должен знать, и тем, во что он должен верить. Тем самым обеспечивается твердость онтологических и эпистемических оснований духовной активности человека. Возникающие на основе этих представлений специфические общности образуют собственную внутреннюю систему социальных связей, формируют чувство сопричастности друг другу, конструируют единые программы совместной деятельности, задают общие модели поведения. В рамках этих общностей происходит аккумуляция усилий, направленных на достижение таких социальных целей, которые оказываются созвучны мышлению современного человека, задается определенная шкала ценностей и временны́х координат, вырабатывается особый язык. В результате этого процесса социальный опыт, приобретенный в рамках подобных ассоциаций, распространяется их членами на уровень внешних социальных связей и используется ими как средство интерпретации явлений действительности, как конкурентное преимущество в деловой сфере, как методика выстраивания отношений с обществом. В то время как попытки традиционных религий влиять на жизнь человека сталкиваются с многочисленными препятствиями, сциентистские проекты легко находят публичную поддержку. Апелляция религии к научным феноменам обеспечивает ей возможность проникновения вовсе социальные сферы, где наука имеет свое легитимное присутствие, а это по существу – весь социум. В своей превращенной форме религия продолжает оставаться тем, чем она всегда и была – спутником и помощником человека во всех его начинаниях. Однако, несмотря на этот реванш, религия в такой измененной форме поступается своей цельностью и самодостаточностью, а вместе с этим утрачивает и устойчивую систему ценностей. Ее роль низводится до уровня служебной функции, инструментальной подпорки в быту человека. Многое теряя как религия, новая синтетическая вера обретает перспективы в качестве социального проекта, дающего жизнь новым ассоциациям индивидов. ПРИЛОЖЕНИЯ
1
Пифагор обожествлял число. Фалес наделял душой открытое им мировое первоначало – воду во всех ее проявлениях и трансформациях. Сократ исходил из убеждения в существовании всеобщего и объективно разумного принципа в мире, названного им богом. Демокрит считал одни атомы зловредными, другие благотворными и называл их богами. Безусловно, трактовка ими божественного зачастую расходилась с общепринятой. Тем не менее, наличие религиозного аспекта в приведенных выше философских учениях античности отчетливо просматривается.
2
Признание паритета веры и разума характерно также и для аверроизма, некоторых представителей номинализма, деятелей эпохи Возрождения ив дальнейшем рационализма эпохи Нового времени.
3
Именно в этот период в трудах Г. Галилея, Н. Коперника, И. Кеплера, И. Ньютона и др. происходит институционализация науки как эмпирики, соединенной с математикой.
4
На фоне всех этих факторов самым важным является то, что, несмотря на радикальное изменение условий своего существования, антирелигиозные демарши, религия сохраняет свою притягательность и жизнеспособность. Сверхъестественное остается той областью, с наличием которой современный скептически настроенный человек связывает ответы на важнейшие вопросы своей жизни.
5
Как это, к примеру, делал Г. Грабовой, обещая с помощью разработанных им методик воскресить детей, погибших в результате террористического акта в Беслане 1 сентября 2004 г. За свою деятельность он был осужден в 2008 г. пост УК РФ Мошенничество.
6
Так происходит, когда сюжет религиозного текста вдруг подтверждается археологическими находками. В рамках библейской археологии У. Джексон анализирует найденные археологами свидетельства реальности описанных в Библии событий. Научные теории сегодня часто призываются в качестве средства доказательства тех или иных религиозных догматов. Например, квантовая механика (Н. Бор, теория




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница