Том 2/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.2 [под ред. Л. С. Волковой, В

[Логопедия] Под ред. Л. С. Волковой и В. И. Селиверстова - Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты): Учебное пособие для студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений:
Разместил(а): NewBlood
Скачать Том 2/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.2 [под ред. Л. С. Волковой, В (11289kb.)
Страница 1/84
след. страница


ХРЕСТОМАТИЯ ПО ЛОГОПЕДИИ

(извлечения и тексты) В 2-х томах



Под редакцией Заслуженного деятеля науки Российской Федерации профессора Л. С. ВОЛКОВОЙ, Заслуженного работника высшей школы Российской Федерации профессора В. И. СЕЛИВЕРСТОВА

Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших и средних специальных педагогических учебных заведений



ТОМ II











МОСКВА

«Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС»

1997

ЬБК 74.3 Х91


Научные редакторы: Заслуженный деятель науки РФ, профессор Л. С.Волкова и Заслуженный работник высшей школы РФ, профессор В.И. Селиверстов. Составители: проф. Р.И.Лалаева, проф. С Н.Шаховская, доц. ГА.Волкова, доц. Л.В.Лопатина, доц. Ю.Г.Гаубих

Рецензенты: доктор мед. наук, проф. Е.М.Мастюкова, доктор пед. наук, с.н.с. Г.В.Чиркина, профессор Т.Б.Филичева.

X 91

Хрестоматия по логопедии (извлечения и тек­сты): Учебное пособие для студентов высших и средних специальных педагогических учебных за­ведений: В 2 тт. Т. II / Под ред. Л. С. Волковой и В. И. Селиверстова. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. - 656 с: ил.

ISBN 5-691-00071-3

В данном пособии тематически систематизированы и представлены из­влечения и тексты по теории и практике логопедии, собранные из разных авторских литературных источников. «Хрестоматий» содержит следую­щие тематические разделы: I том: 1. Дислалии; 2. Ринолалии; 3. Дизартрии; 4. Нарушения голоса; 5. Заикание; II том: 6. Алалии; 7. Афазии; 8. Наруше­ния письменной речи; 9. Предпосылки и истоки развития логопедии.

Пособие составлено в соответствии с программой курса «Логопедия с историей логопедии» и учебником «Логопедия» для педагогических ин­ститутов. Попытка создания целостно тематической «Хрестоматии по ло­гопедии» предпринимается впервые в истории развития логопедии как науки. Собранный здесь материал представляет учебный, научный и прак­тический интерес для самого широкого круга специалистов.


X

4310010000-67 14К(03)- 97

Без объявл.

ББК 74.3







ISBN 5-691-00071-3

© Л. С. Волкова, В. И. Селиверстов — научная концепция, структурирование, общее редакти­рование

© Р И. Лалаева, С. Н. Шаховская, Г А.Волкова, Л. В. Лопатина и Ю. Г. Гаубих — составители тематических разделов

© «Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС», 1997

Раздел 6. АЛАЛИИ








Н. Н. Трауготт

К вопросу об организации и методике речевой работы с моторными алаликами


Мы определяем моторную алалию, как соетояние, обуслов­ленное очаговым недоразвитием или ранним поражением1 мо­торной речевой зоны больших полушарий головного мозга.

Собственно говоря, нельзя считать алалию вполне определен­ным однородным дефектом, вернее, это собирательный термин для ряда состояний с различной картиной проявлений (и раз­личной мозговой локализацией), общим для которых является патологическое развитие моторной речи.

Работая над классификацией моторной алалии и над механиз­мами обусловливающими ее, мы сейчас намеренно отвлекаемся от этих вопросов, останавливаясь главным образом на тех особен­ностях, которые общи и типичны для большинства алаликов и должны быть учтены при организации педагогической работы.

Тяжесть алалии может быть очень различной. В одних случа­ях ребенок, после 5—6 лет, начинает говорить, т.е. дело идет о сравнительно незначительной задержке развития речи, в других — при отсутствии специального обучения он остается немым до 12—13 лет, и позже овладевает только очень неполноценной и бедной речью.

Алалию нельзя рассматривать просто, как задержку развития речи. Изучая речь алалика на разных этапах ликвидации алалии, мы убедились в том, что речь, возникшая с запозданием и в даль­нейшем развивается несколько своеобразным путем.

1 Под ранним поражением мы имеем в виду поражение, произошедшее в доречевом периоде.


Схематизируя результаты наблюдений, мы можем говорить о том, что развитие речи алалика проходит, обычно, три этапа. На первом — ребенок владеет немногими словами, часть которых

имеет характер детского лепета (тпру, ням-ням и т. д.). Пытаясь объясниться с окружающими, он прибегает к мимике и жестам. Интересно, что некоторые мимические реакции принимают по­стоянное значение, становясь, таким образом, как бы мимичес­ким словом. Так, девочка Таля С. 11 лет, нигде не обучавшаяся, слово «мясо» обозначает круговыми движениями руки, обозна­чающими верчение ручки мясорубки; «рыба» — движением, ил­люстрирующим чистку рыбы, и т. д.

На втором этапе — слов в распоряжении ребенка больше, но слова эти часто сильно искажены. Искажение слов заключается или в пропускании ряда звуков, трудных для произношения и частичной замене их другими (что имеет место у каждого косно­язычного), или в перестановке слогов («ломоко» — вместо моло­ко), что очень характерно именно для алаликов.

В некоторых случаях ребенок называет только первый слог слова: «мо» — молоко, в других же договаривает слова до конца.

Нередко, на этом этапе появляется фраза из 2—3 слов, но построение фразы своеобразное: часть слов заменяется мими­кой, падежные окончания отсутствуют, имеет место полный аг-рамматизм.

Приведем несколько типичных фраз: «Коля пить молоко», «Мальчик Миша паф я» (мальчик хочет Мишку убить и взять себе).

Самым примечательным на этом этапе является наличие аг-рамматизма. В речи почти каждого ребенка, обучающегося гово­рить, могут встретиться грамматические ошибки в виде непра­вильных родовых окончаний, ошибок в склонении, спряжении, в употреблении единственного и множественного числа и т. д. Однако, обычно, подобный аграмматизм наблюдается на самых ранних ступенях развития речи, а затем, по мере увеличения сло­варя, ребенок быстро и незаметно овладевает правильным стро­ем речи. Обиходная речь 3—4-х летнего нормально развивающе­гося ребенка, обычно, мало отличается в грамматическом отношении от речи окружающих. Речь алалика, уже владеющего богатым запасом слов, зачастую характеризуется не наличием отдельных грамматических ошибок, а полнейшим аграмматиз-мом: он употребляет все существительные в именительном паде­же, глаголы в неопределенном наклонении. Предлоги и союзы чаще всего совсем отсутствуют.

Распределение слов в предложении также своеобразно. (По­добные состояния наблюдаются и в клинике афазии у взрослых и носят название жаргонафазии или телеграфного стиля.)

Особенности синтаксиса алалика объясняются отчасти тем, что он перерастает свои речевые возможности: мысли 7-летнего, а тем более 11—13-летнего ребенка, облеченные в словарь двух­

летнего, естественно обусловливают своеобразие стиля, хотя это и не является единственной причиной. Как бы то ни было, аг-рамматизм алалика изживается медленно и трудно.

Приведем несколько примеров, характеризующих стиль речи на данном этапе.

Валя П. 5 лет 8 месяцев — нигде не учился, — глядя на кар­тинку, изображающую козу на лужайке, рассказывает: «ам ам не», «бе» «дядя» проводит рукой по шее. — Это означает: есть было нечего, дядя зарезал козу. Или про картинку, на которой дети лепят снежную бабу: «дети» «ой собака» «ой хатки» «яблочко», показывает руками как катают снежный ком, повторяя «яблоч­ко» «Ту-ту» показывает на трубку во рту бабы и делает вид, что курит.

Содержание следующей картинки «дети в лесу» — целиком передает мимикой.

Роза В. 11 лет (в течение полутора лет обучалась в классе мо­торных алаликов) описывает свое пребывание на даче «один тусы» показывает на трусики — означает: ходила в одних трусиках. «Мое пае» — где купалась в море. «Лес».

Она же так передает содержание сказки о хитрой лисе, рас­сказанной на уроке: «Лиса спать, а дядя лиса на санки» (под­крепляет рассказ мимикой). «Сели, потом но. О рыбы не на сан­ки. Рыбы лиса домой. Он домой. Тук, тук (подкрепляет слова мимикой). Лиса, шуба, рыба, а тут рыба нет. А мама — врун — ты (с большой экспрессией)».

К характеристике словаря алалика надо добавить, что и на этом этапе часто сохраняются слова, характерные для первого детского лепета. Также изредка встречаются индивидуальные слова, изоб­ретенные самим ребенком и употребляемые им на протяжении нескольких лет («пгпу»-хлеб и т.п.). Обладая небольшим слова­рем, алалик склонен очень расширять значение слов. Так, напри­мер, одно и то же слово «пить» обозначает — и чашку, и дей­ствие, и напиток, а слово «бай-бай» применяется — и к постели и вместо глагола спать. Подобное расширенное употребление слова может быть кратковременным периодом и в развитии речи нор­мального ребенка, — но только периодом. Иногда подобное рас­пространенное значение неожиданно приобретают совершенно случайные слова: так, 7-летний алалик Нина И., научившись го­ворить здравствуйте, стала применять это слово и помимо прямо­го его назначения, — для обозначения руки, пальцев и перчаток.

На третьем этапе развития речи алалик обладает уже доволь­но богатым запасом слов, значение которых уточнилось и спе­циализировалось: лепетные слова исчезают, искажений стано­вится меньше. Аграмматизм несколько сглаживается, в речи

появляются предлоги, приставки, союзы. Часто, на этом этапе алалик правильно формулирует короткие фразы бытового значе­ния. Однако полного овладения речью еще нет. Стоит предло­жить ребенку рассказать о прочитанном, виденном в кино или пережитом, как вновь обнаруживается поразительная речевая бес­помощность, почти полная невозможность формулировать мыс­ли в связной форме. В этих трудных условиях вновь оживает мимика и появляется аграмматизм.

Можно ли считать, что речь каждого алалика непременно дол­жна пройти все упомянутые этапы? Конечно, нет. Развитие речи идет различными путями: в одних случаях, ребенок долго не на­чинает говорить, а затем, как бы внезапно, речь его начинает бурно развиваться и скоро становится правильной; в других — первые слова появляются рано, но речь долгое время остается бедной словами и аграмматичной. Возможны и другие варианты. Однако, постоянным и общим для всех является только то, что в начале выступает на первый план бедность словарного запаса, затем аграмматизм, искажение слов, позже неуменье опериро­вать словами, затруднения в связной речи.

Остановимся теперь на тех особенностях речевой функции, которые более или менее выражены на всех этапах развития речи алаликов.

Здесь следует прежде всего указать на так называемый рече­вой негативизм или, иными словами, малую речевую активность алалика, сказывающуюся в том, что уже владеющие определен­ным словарным запасом дети недостаточно им пользуются, го­воря мало и неохотно. Отказ от речи становится особенно выра­женным тогда, когда ребенок попадает в новую обстановку. Нам известны случаи, когда дети, поступая в класс, по 2—3 месяца не говорят ни слова, несмотря на то, что дома они лепетали. Появ­ление речи в этих случаях наблюдается обычно в моменты, когда ребенок чем-нибудь обрадован, потрясен, переживает моменты подъема. При контакте с глухонемыми, моторные алалики очень быстро начинают пользоваться мимикой и совсем отказываются от устной речи. Нередко можно наблюдать, что моторный ала­лик говорит как бы с усилением, преодолевая известное препят­ствие, краснея и морщась.

Речевая пассивность определяется неправильным отношени­ем окружающих к речевому дефекту ребенка. (В практической педагогической работе с алаликами необходимо учитывать их по­вышенную речевую тормозимость, избегая всех моментбв, кото­рые могли бы ее увеличить.)

Интересным при изучении речи алаликов является вопрос о том, насколько развиты у них музические компоненты речи —

мелодия, ритм, интонация. У одних — никаких особенностей в этом отношении не отмечается, у других — речь монотонна, мало модулирована, невыразительна. В ряде случаев нарушены ритм и темп речи, неправильно ставится также логическое ударение. Нередко алалик, спонтанная речь которого достаточно вырази­тельна, не может првдать нужную выразительность речи по за­данию — во время драшшшцш, чтений, -ь-

Остановимся кратко на особенностях произношения мотор­ных алаликов. Уже при первом обследовании неговорящего ре­бенка можно отметить отсутствие или неправильное, нечистое произношение большего или меньшего количества звуков. Рече­вая моторика часто неуклюжа (например, быстрые движения язы­ком не удаются сразу). Тем не менее, отсутствие речи никак не является следствием упомянутых дефектов произношения; ала­лик парафазично, неправильно говорит или вовсе не говорит слова, состоящие из хорошо произносимых им звуков.

В процессе логопедической работы выявляется трудность по­становки и коррекции звуков, причем наиболее трудным момен­том является включение уже поставленных звуков в речь. Не­редко обследуя алалика, уже занимавшегося с логопедом и начавшего говорить, можно заметить, что смазанные й нечис­тые в речи звуки в изолированных слогах произносятся чисто и правильно. Особенно затрудняет алалика произношение слов, в которые входят слоги, включающие 2 согласных (наслоение согласных), одна из согласных ребенком обычно опускается (вме­сто стол — «тол» и т. п.).

При обследовании произношения алалика обращает на себя внимание затруднение в повторении сочетаний из 2 или 3 глас­ных или открытых слогов, включающих разные гласные.

Ошибки в повторении заключаются в перестановке элемен­тов, «ау» — вместо уач повторение одной и той же фонемы — «уу» вместо ау или в упрощении группы — «ау» вместо аиу.

Ошибки в подражании особенно выражены у тех детей, у ко­торых в спонтанной речи имеется наклонность к перестановке слогов («ломоко» — вместо молоко и т. п.). По мере развития речи количество этих ошибок уменьшается.

В общем, произношение алалика улучшается очень медленно и в ряде случаев у детей, уже овладевших речью, сохраняется на­долго диффузное косноязычие, делающее их речь малопонятной.

Иностранные авторы (Гутцманн, Либман и др.) отмечали, что моторная алалия в ряде случаев осложняется заиканием. Это подтверждается и на нашем материале. Заикание моторных ала­ликов бывает различным по характеру и силе и обнаруживается на разных стациях развития речи. Чаше всего, его первые прояв­

ления отмечаются в период когда словарь ребенка увеличивается и он начинает говорить фразами; однако в ряде случаев заика­ние появляется с первыми словами, но становится заметным для окружающих лишь тогда, когда ребенок начинает больше гово­рить. (Нам пришлось встретиться с ярко выраженным тоничес­ким заиканием у мальчика 8 лет, весь речевой запас которого ограничивался одним словом папа, которое он произносил с то­нической судорогой, примерно так: «ппаппа»).

В ряде случаев заикание, появившись на определенной ста­дии развития речи, в дальнейшем исчезает — даже без специаль­ного логопедического воздействия, в других — оно становится стойким и иногда достигает такой силы, что делает ребенка прак­тически немым.

Характер заикания моторных алаликов и условия, способству­ющие его появлению, нуждаются в специальном изучении, од­нако, и сейчас уже очевидно, что в программу логопедической работы должны быть включены соответствующие, профилакти­ческие мероприятия.

Нам остается еще указать, что ошибки произношения пере­носятся моторным алаликом в письмо. Ниже мы остановимся подробнее на дисграфии алаликов, здесь же лишь упомянем, что овладение устной речью и улучшение произношения не всегда приводят к улучшению письма. (Среди учеников массовой шко­лы, направляемых к логопедам по поводу трудно изживаемой дисграфии, встречается известный процент детей, поздно начав­ших говорить, т.е. бывших алаликов).

Итак, особенности речевого развития алаликов, характеризу­ющие их речевую функцию, заключаются в наличии длительно-сохраняющегося, резко-выраженного аграмматизма, в наклон­ности к парафазиям, бедности музического компонента и в диффузном, трудноподдающимся коррекции, косноязычии. Эти особенности проявляются на фоне резко сниженной речевой активности. Как нередкое осложнение, отмечаются заикание и дисграфия.

Организуя работу с алаликами, надо иметь в виду, что этот речевой дефект проявляется обычно на фоне своеобразной лич­ности. Нам приходилось встречать среди них детей с резко вы­раженными невротическими чертами поведения в виде большой заторможенности или наоборот — повышенной возбудимости. У некоторых обнаруживается наклонность к аутизму, затруднен­ность контакта, повышенная сенситивность. Очень часто отме­чается неспособность к длительному усилию.

Не имея возможности подробнее останавливаться на этом воп­росе, отметим лишь, что изучение особенностей развития лич-

ности в связи с характером речевого дефекта представляет со­бою сложную и интересную задачу, разрешение которой дол­жно приблизить нас к пониманию алалии. Если, с одной сто­роны, несомненно, что нарушения поведения так же, как и основной симптом (т. е. патологическое развитие моторной речи), являются проявлением врожденной неполноценности высших отделов нервной системы, то с другой, нельзя отри­цать, что отсутствие речи само по себе может обусловить ис­кривление характера ребенка. Чтобы оценить последнее ут­верждение, нужно только учесть, как травмирует ребенка отсутствие речи, тем более, что оно встречается часто с нечут­ким отношением окружающих — в форме насмешек над немо­той, или плохой речью.

Довольно сложен вопрос о взаимоотношении между алалией и олигофренией. Необходимо различать случаи, в которых не­доразвитие речи является прямым следствием неполноценно­го интеллекта, от тех, где наряду с интеллектуальной непол­ноценностью имеется специальное поражение речи, т. е. где имеется комбинация алалии с олигофренией. Поставить пра­вильный диагноз не всегда бывает легко. С другой стороны, отсутствие речи само по себе может обусловить задержку ум­ственного развития ребенка, вследствие чего неговорящий может несколько отличаться по развитию от своих сверстни­ков, не будучи олигофреном.

В заключение укажем, что для большинства алаликов харак­терна несовершенная моторика. Обычно, можно говорить об известной мешковатости, недостаточной координации движений, иногда с замедлением темпа. Очень часто встречается несовер­шенство ручной моторики (неточность движений).

В связи с нарушениями моторики многие алалики с трудом приобретают простые обиходные навыки и уже в школьном воз­расте плохо владеют ножом и вилкой, ножницами, карандашом и т. д., а иногда даже не умеют самостоятельно одеться. В неко­торых случаях, в моторике отражены особенности личности; за­стенчивость, скованность и нерешительность.



след. страница

Файлы:
Том 1/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.1 [под ред. Л. С. Волковой, В.doc9317 Kb.doc78 страниц
Том 1/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.1 [под ред. Л. С. Волковой, В.pdf3008 Kb.pdf559 страниц
Том 1/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.1 [под ред. Л. С. Волковой, В.txt1248 Kb.txt
Том 2/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.2 [под ред. Л. С. Волковой, В.doc11024 Kb.doc84 страниц
Том 2/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.2 [под ред. Л. С. Волковой, В.pdf3245 Kb.pdf657 страниц
Том 2/Хрестоматия по логопедии (извлечения и тексты). Т.2 [под ред. Л. С. Волковой, В.txt1497 Kb.txt



© SD
обратиться к администрации