Фрейд А. - Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов

Шедевры мировой науки - М. М. Решетников - Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов (Сборник работ Фрейд А. , Фрейд 3.) [1995, DOC, RUS]
Разместил(а): sh1gr
Скачать Фрейд А. - Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов (2293kb.)
Страница 1/34
след. страница

ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ НАУКИ Библиотека психоаналитической литературы под общей редакцией профессора M.M-Решетникова

Анна Фрейд Зигмунд Фрейд

ДЕТСКАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ И ПСИХОАНАЛИЗ ДЕТСКИХ НЕВРОЗОВ

В.-Е. Институт Психоанализа Санкт-Петербург 1995

ISBN 5-88787-003-6



Фрейд А., Фрейд 3. Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов (Сб. раб.). Состави­тель и ред. М.М.Решетников. - СПб.; В.-Е. Институт Психоанализа, 1995. - 483 с.

(с) Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 1995


Вступление

Благословленный и запретный инцест

Уже во время первых, еще не называемых психоаналитическими, сеансов, Фрейд обращает внимание на то, что в рассказах пациентов почти всегда выявляется повышенная фиксация на темах и психотравмирующих переживаниях, так или иначе связанных с попытками или результатами совращения их в детстве преимущественно со стороны близких родственников, и наиболее часто - дочерей отцами. В целом, и это хорошо нам известно из клинической практики, такие ситуации действительно нередки в семьях с отягощенным психиатрическим анамнезом. Как говорят психиатры:"Родственники наших больных - это родственники наших больных". Позднее признание роли психотравмирующих ситуаций раннего детства, и особенно -детской сексуальной травмы, в качестве пускового механизма психопатологии вошло в число основных постулатов психоанализа. Действительно, многие невротические нарушения сопровождаются сексуальными - в психиатрии это общепризнанный факт с конца прошлого века. Безусловно и то, что, как тогда, так и сейчас, рассказы невротических больных очень часто бывают достаточно специфически сексуально окрашены или тяготеют именно к этой сфере человеческих отношений. Тем не менее, вопрос о первичности или вторичное™, или закономерной связи сексуальных нарушений и невротического заболевания, по-прежнему, остается предметом дискуссии. Для Фрейда и ряда его современников повода для дискуссии в этом вопросе не было. Будет справедливым сказать, что многие открытия Фрейда были известны психиатрической науке гораздо раньше. Уже были описаны инцест, мазохизм, садизм, ранняя сексуальность и другие перверзии. Но с одним существенным отличием - все это изучалось, описывалось и признавалось лишь примени­тельно к клинической (психиатрической) практике и счита­лось правомерным в приложении к аномальному состоянию психики и поведения Что же тогда вызвало столь кате­горичное неприятие идей Фреда?

Фрейд впервые сказал, что сходные явления различ­ной степени выраженности в той или иной (явной или скрытой) форме присуши всем людям, представителям всех сословий, не делая исключения ни для своих коллег, ни для самого себя. Естественно, это могло быть и'было воспри­нято как вызов общественной морали и вызвало соответ­ствующую реакцию. Вспомним, что речь идет о достаточно религиозном, можно сказать • пуританском (не без элементов ханжества) обществе конца XIX века, когда роман "Мадам Бовари" был запрещен как безнравственный, а произведения Э.Золя вообще считались порнографическими. Поэтому обвинение в шарлатанстве было, по-видимому, не самым грубым определением начала научной деятельности Фрейда. И чтобы отстаивать такие взгляды нужно было иметь не только неисчерпаемый источник своей правоты, но и обла­дать почти отчаянной научной смелостью, ибо вероятность неприятия и осуждения была очевидной, а возможность по­нимания и признания - весьма гипотетичной. Через какое-то время, и, как отмечают некоторые историографы психоанализа - в известной степени в угоду общественному мнению, Фрейд качественно трансформирует свою гипотезу и делает неожиданное заключение, что было бы неверно обвинять всех отцов в извращенности, так как в рассказах невротических больных об обстоятельствах возникновения аффективных переживаний очень трудно, а нередко - невозможно отличить истину от вымысла (и с этим, я думаю, согласится любой специалист-практик, независимо от его отношения к психоанализу). Сущность же трансформации гипотезы Фрейда состояла в следующем: сексуально окрашенные рассказы пациентов могут быть лишь продуктом их болезненных фантазий, но эти фантазии, хотя и в искаженном виде, отражают их действительные желания и влечения. Таким образом, в новой интерпретации гипотезы Фрейда речь шла уже не об извращенности отцов, а о бессознательном желании дочерей быть соблазненными отцами. Так в психоанализе впервые появляется комплекс Электры. Идея о мальчиках, неосознанно желающих быть соблазненньми собственными матерями, широко известна далеко за рамками психиатрии (комплекс Эдипа). Нужно сразу отметить, что обе эти идеи у Фрейда носят достаточно метафоричный характер, а их некритичес­кое, я бы сказал - вульгарно-примитивизированное понима­ние и объяснение - исключительная привилегия горе-анали­тиков и дикого психоанализа. Тем не менее, эта метафора

достаточно точно отразила объективно существующие тенденции. Уже после описания упомянутых комплексов, Фрейд постулирует почти всегда присутствующую или неискорени­мую агрессивность ребенка по отношению к одному из родителей, чаще - одного с ним пола, объясняя эту агрес­сивность архаическим, то есть - фактически, генетически заданным, бессознательным желанием занять место одного из супругов во внутрисемейных, в том числе - сексуальных, отношениях. И это тоже отчасти метафора, хотя ее поведенческие эквиваленты хорошо известны всем достаточно вниматель­ным родителям: в определенном возрасте, а именно - соот­ветствующем Эдипальной фазе психосексуального развития ребенка, практически все наши дети в той или иной форме высказывают одну и ту же идею: "Вырасту, и женюсь на маме",- или, соответственно: "...Выйду замуж за папу". Это настолько обыденно, что мы даже не удивляемся, принимая этот вербальный эквивалент детских сексуальных пережи­ваний за одно из проявлений их сыновьей или дочерней, традиционно считающейся бесполой, любви. Хотя обычно ко времени этого заявления большинство родителей уже много­кратно были свидетелями проявлений первичной детской сек-суальнсти, правда - до этого направленной только на соб­ственное тело, что естественно и нормально для этого возраста. Предвидя возражения читателя-скептика или предпо­читающего оставаться в плену собственных иллюзий воин­ствующего моралиста, и, зная их типичные возражения, что все наши интерпретации лишь плод нашего собственного больного воображения, я предлагаю обратиться к объек­тивным данным и лишенной эмоций статистике. Не так давно доктор Эстер Кнорр Андерс (Германия) опубликовала данные, собранные в специализированном центре для анонимного обследования детей, подвергшихся сексуальному насилию. Эти данные свидетельствуют, что ежегодно в Германии около 1000 детей становятся объектом развратных действий, при этом 80% из них - девочки, а 98% прбступников - мужчины, и в 1/3 случаев - отцы своих жертв. Еще в 65% случаев - другие члены семьи, а также друзья и знакомые. И лишь в 5% случаев это совершенно чужие люди. Нужно отметить, что эти данные, конечно же, занижены, так как далеко не все дети, оказавшиеся в подобной ситуации, обращаются за помощью в центры анонимного обледования.

Аппеллируя к собственным наблюдениям, я могу сказать, что у двух моих пациенток (одной - жены и одной - дочери, случаи не связаны) такое непохвальное поведение мужей и отцов явилось лишь причиной немедленного развода без какой-либо огласки его истинных причин. При этом, если пациентка - бывшая жена, прервавшая сразу после развода вторую беременность, на всю жизнь сохранила демонстра­тивное отвращение и ненависть к бывшему избраннику, то соблазненная отцом пациентка-дочь в процессе многочис­ленных сеансов, вновь и вновь возвращаясь к этой теме, сообщала все новые (в том числе - вне-сексуальные) подроб­ности о периоде жизни с отцом, которые могли бы быть интерпретированы как оправдание его и поиск в нем пози­тивных черт. Когда же (отвечая на ее запрос) я сказал ей, что, судя по всему, он был не таким уж плохим человеком, я почувствовал, что огромный камень свалился с ее плеч. И, думаю, это достаточно общее явление: традиционные мечты и фантазии о сильном и мужественном, любящем тайно и беззаветны всегда оказывают более сильное влияние на оценки женщин, и редко кто из них действительно согла­шается, что ее соблазнитель, как бы порочен он не был -достоин только порицания. Мне известны также несколько аналогичных ситуаций, где главным "героем" был отчим, и, я предпола­гаю, что вероятность последних гораздо выше, так как, не вдаваясь в подробности, биологические основания запрета на инцест здесь присутствуют лишь гипотетически. Еще раз апеллируя к статистическим данным и суммируя изложенное, думаю, можно признать, что отказ Фрейда от первоначальной гипотезы об инцестуозных наклонностях отцов, вряд ли был достаточно обоснован, хотя это и не исключает особой и самостоятельной роли более поздней идеи о сексуальных фантазиях детей. Таким образом, мы скорее всего имеем дело с двусторонне направленным психологическим процессом, что, естественно, повышает вероятность его физической реализации. Нужно сказать, что вопрос об уже упомянутых выше неких биологических запретах на инцест является достаточно дискуссионным. Многие авторЫ подчеркивают, что обще­принятое отвращение к инцесту носит скорее социальную окраску, нежели имеет какие-то биологические основания, так как табу на инцест существует только в человеческом сообществе. Сексуальные контакты у животных абсолютно не регулируются какими бы то ни было кровными отно­

шениями. До настоящего времени существуют находящиеся на примитивных стадиях развития племена, где инцестуозное сожительство является нормой. В историческом аспекте инцест становится пре­ступлением, фактически, только с появлением Библии и Моисеевых законов, первоначально распространявшихся лишь на браки с единокровными сестрами. До этого он был достаточно обыденным явлением, что также нашло отра­жение в Библии: Лот вступил в инцестуозную связь со своими дочерьми (при этом инициатива принадлежала последним); Авраам женился на своей единокровной сестре Саре; Иаков -на сестре своей первой жены; Рувим вступил в связь с женой своего отца - Валлой; сам Моисей был сыном связанных кров­ным родством тети и племянника. Фактически, речь идет о целом периоде безгрешного и, следовательно, благослав-ленного инцеста. В определенном смысле все наши любовные отно­шения имеют инцестуозную составляющую, потому что в каждой женщине мужчина ищет свою первую любовь - мать, а девушка - отца, и именно несовпадение этих устойчивых подсознательных идеалов, трудно совместимых ролей (мужа-сына, жены-дочери) и социально обусловленных эталонов выбора нередко создает основы семейных конфликтов и неврозов, приобретающих самые причудливые формы. Я могу привести случай, когда лишь в процессе анализа пациентки удалось установить, что именно она сама постоянно подтал­кивала мужа к пьянству, так как именно этой черты не доста­вало ей для его полной идентификации с отцом. В большин­стве же тех, к сожалению - немногочисленных случаев, когда добрая, нежная и заботливая мать вновь воплощается в жене, а сильный, мужественный и ответственный отец - в муже, мы имеем действительно благославленные браки. Таким образом, инцестуозно окрашенный брак оказывается самым счастли­вым. В целом, тесно связанная с инцестуозностью, пробле­ма детской и взрослой сексуальности, ранее также составляв­шая одно из идеологических табу, только начинает входить в отечественную психологическую науку и психотерапевтичес-кyк> практику. И мы надеемся, что предлагаемый читателю сборник работ основоположников и классиков этого направ­ления будет способствовать формированию адекватных и научно обоснованных подходов к этой проблеме. Профессор М.М.Решетников

Предисловие с русскому изданию

В течение последних лет русская психоаналитическая литература обогатилась целым рядом работ, частью пере-водньк, частью оригинальных, посвященных вопросам пси­хоанализа в детском возрасте. (Проф. З.Фрейд. «Психоана­лиз детских неврозов". Г.Грин. "Психоанализ в школе". Аб-рагам, Юнг, Джон, Тауск, Ференчи, Боррен, Непаллек, Со-кольницкая. "Психоанализ детского возраста". Мелания Клен. "Развитие одного ребенка". Гуд-Гельмут. "Новые пути к познанию детского возраста". Вульф. "Фантазия и реаль­ность в психике ребенка". Фридюнг. "Половая жизнь детей и ее значение для воспитания и врачебной практики", и др.) Между тем не только в русской, но и в немецкой пси­хоаналитической литературе почти совсем нет работ, в которых были бы указаны руководящие начала для при­менения психоанализа в детском возрасте, показания для проведения его и те своеобразные технические приемы, которыми он должен отличаться от психоанализа взрос­лых пациентов. Обсуждение затронутых здесь вопросов представляется тем более важным и своевременным, что и в среде психоаналитиков нет единодушия в этом отно­шении. В то время, как одни авторы полагают, что "с по­мощью анализа можно устранить или, по крайней мере, оказать благотворное влияние на каждое нарушение пси­хического или духовного развития ребенка" и, что "ана­лиз может оказаться весьма полезным также и для раз­вития нормального ребенка и станет с течением времени необходимым дополнением современного воспитания", другие авторы стоят на той точке зрения, что применение психоанализа в детском возрасте уместно "лишь в случае действительного инфантильного невроза". Еще большие разногласия по вопросу о применении психоанализа в детском возрасте существуют среди не психоаналитиков: психиатров, психологов и педологов. Диапазон этих разногласий необычайно велик: от резко­го отрицания и сурового осуждения психоана-\иза до об­щеобязательного применения его, как составной части исследования ребенка, от компромиссного признания не­которой ценности этого метода до авторитетных отзывов

Предисловие с русскому изданию

о психоанализе как об учении, прокладывающем новые пути к пониманию детской психики 1). В брошюре "Успе­хи психологии в России" проф. П.О.Эфрусси пишет: "При неосторожном пользовании этим методом вероятность влияния на ребенка в смысле ускорения темпа его сексу­ального развития чересчур велика. Остается пожелать, чтобы метод психоанализа не получил популярности сре­ди русских педагогов" 2). В то же время в Детском Обсле-довательном Институте (в Ленинграде), возглавляемом известным русским педологом проф. А.С.Грибоедовым, психоаналитическое обследование является обязательной составной частью общего исследования всех воспитанни­ков. "Характерным для нашего времени, — пишет проф. Грибоедов, — является стремление обратить особенно вни­мание на социальные условия существования, в них отыс­кать корень или один из корней данного состояния воспи­танника а как био-социального существа (Е.П.Радин) и, ис­ходя из них, предпринять соответствующие лечебно-вос­питательные меры (био-социальное воздействие). Это стремление отражается и в русской литературе, и в аме­риканской: американские психопатические клиники и кли­ники психической гигиены в своих отчетах постоянно при­водят данные социального обследования и психоаналити­ческого толкования их" s>. Предлагаемая вниманию русских читателей работа Анны Фрейд, дочери творца психоанализа проф. З.Фрей­да, представляет собой четыре лекции по введению в тех­нику детского психоанализа, прочитанные ею в Венском Психоаналитическом Институте. Анна Фрейд делится со своими слушателями теми трудностями, с которьгми ей приходилось сталкиваться при проведении анализа в дет­ском возрасте. Аналитическая ситуация взрослого паци­ента во многом отличается от аналитической ситуации ребенка. Поэтому при проведении анализа у детей частью приходится отказываться от основных правил и испытан­ных технических приемов, с учетом применявшихся у взрослых пациентов, и вырабатывать новые, своеобразные технические приемы, которые определяются не столько

1) См. полемическую брошюру д-ра И А Перепел» "Фрейдиам и его ака­демическая оппозиция " Изд автора Ленинград. 1926. 2) Проф П.О.Эфрусси. "Успехи психологии в России" Изд "Начатки маний". Петроград, 1923 3) Предисловие к русскому переводу книги проф Штромайера "Психо­патология детского возраста " Госиздат, 1926

10

А. Фрейд

характером заболевания, сколько индивидуальностью ана­лизируемого ребенка. Приступая к проведению детского анализа, аналитик должен быть уверен, что анализ будет доведен до конца: прерванный анализ таит в себе целый ряд нежелательных моментов. Если ребенок уйдет от аналитика в период от­рицательного переноса и сопротивления, то все влечения, освобожденные к этому времени с помощью анализа, мо­гут быть использованы ребенком в худшую сторону. По­этому Анна Фрейд видит показание к детскому анализу не только в определенном заболевании ребенка, но и в характере окружающей его среды. Она предлагает огра­ничить пока круг детей, которые могут быть подвергну­ты психоанализу, детьми аналитиков, анализируемых и тех родителей, которые относятся к анализу с доверием и уважением и дают, таким образом, аналитику хотя бы некоторую уверенность в том, что анализ будет доведен до конца. "В тех же случаях, где не существует техничес­ких возможностей для соблюдения этих предосторожно­стей, следует, может быть, даже отказаться от проведения анализа", -считает А.Фрейд. Научная искренность, осторожность выводов, крити­ческое отношение к каждому из выставляемых утвер­ждений, глубоко вдумчивое отношение к изучаемому материалу — вот главное, что характеризует лекции Анны Фрейд. Являясь, с одной стороны, ценным прак­тическим приобретением для педагогов и педологов, ин­тересующихся психоанализом, они, с другой стороны, представляют собой наилучшее возражение тем крити­кам психоанализа, которые утверждают, что "в проти­воположность другим открытиям нашего века, фрей­дизм не знает эволюции, он не хочет быть теорией, а догматом, аксиомой" 1). А также тем из них, для кото­рых прочтение "этих прекрасных строк столь автори­тетного автора было особым удовольствием" 2). Д-р Я.Коган

1) Проф. Л.Г.Оршанскчй. Предисловие к русскому переводу книги д-ра Г.Гуг-Гельмут. "Новые пути к познанию детского возраста". Изд. "Сеятель". Ленинград, 1926. 2) Проф. В.М.Гаккебуш. Журнал "Современная Психоневрология" за 1926 г. Т.Н. N 3.

Биографический очерк

Анна Фрейд /З. 12. 1895, Вена - S.10. 1982, Лондон/ "Наиболее важное и значимое "СВЕРХ-Я" международ­ного психоанализа", — так называли Анну Фрейд, осново-положницу детского психоанализа, почетного доктора многих университетов Европы и Америки, дочь и после­довательницу Зигмунда Фрейда. Анна родилась 3 декабря 1895 года и была самой млад­шей из шести детей 3. Фрейда. 3. Фрейд надеялся, что родится мальчик, и уже решил назвать его Вильгельмом в честь своего друга Вильгельма Флисса, предложившего идею бисексуальной природы человека, которую позднее использовал 3. Фрейд. Приват-доцент 3. Фрейд уже готов был послать своему другу дорогую по тем временам те­леграмму, но, когда родилась девочка, ограничился сооб­щением в одном из своих многочисленных писем. Матери Анны, Марте Фрейд, было тяжело справляться с шестью маленькими детьми и вести домашнее хозяйство. На помощь к ней в их дом переехала сестра матери, тетя Минна. Так у Анны стало сразу "две матери", и с самого рождения она оказалась в "коллективе" воспитателей. Чтобы содержать такую большую семью 3. Фрейду при­ходилось работать "до восемнадцати часов в день". Поэто­му с отцом дети общались в основном "во время каникул", когда 3. Фрейд целиком погружался в семью, любил путе­шествовать с детьми, собирать грибы. Но если с детьми случалось что-то неприятное, он спускался к ним на помощь "с высот своего Олимпа". Признание отца было для Анны Фрейд наивысшей наградой. Ради этого стоило приносить "жертвы", стараясь быть лучше и отодвигая "дурное и цар­ство фантазии". Анна Фрейд любила стихотворение Г. Гей­не "Гренадеры", в котором два наполеоновских солдата готовы принести себя в жертву любимому императору, от­казавшись от семьи и детей, а в награду за это они восста­нут к нему из могилы, когда он будет проезжать мимо. То ОН над могилою едет! Знамена победно шумят...

12

А. Фрейд

Тут выйдет в тебе, император, Из гроба твой верный солдат! В 1901 году Анна поступила в частную школу, где про­училась два года, и перешла в обычную народную школу. Потом она закончила частный лицей "Cottege Lyzeum" что давало ей право начать педагогическое образование, но было недостаточно для учебы в университете. Для этого • необходимо было закончить гимназию. В 16 лет, после выпускных экзаменов в лицее, встал вопрос, что делать дальше. В это время вышла замуж ее сестра Софи, любимица 3. Фрейда, которой восхищались все посетители отца. Анна и Софи жили в одной комна­те и были очень близки. Расставаясь, Анна обещала забо­титься о Софи, если с ней что-нибудь случиться. Но в этот период сама Анна была перед выбором: ста­нет ли она учительницей, или кто-то возьмет ее замуж, как сестру; как быть с дальнейшей учебой и с таким интерес­ным и притягательным миром, окружавшим ее отца? Ре­цепт 3. Фрейда был прост: "Путешествовать!" На пять ме­сяцев Анна уезжает в Италию. После этого она начинает свое педагогическое образование и в 1914 году сдает заклю­чительный экзамен. Пять лет А. Фрейд проработала учи­тельницей. Сдав в 1917 году еще один экзамен, она посту­пает на работу в тот же лицей, в котором училась сама. 3. Фрейд мог быть доволен успехами дочери. В одном из своих писем он хвалит ее и обеспокоен только двумя "недостатками": сутулой осанкой и чрезмерным увлечени­ем вязанием. Некоторые психоаналитики в шутку толко­вали это как замещение отсутствовавшей у Анны сексу­альной жизни, считая, что "постоянное движение вязаль­ных спиц символизирует непрерывный половой акт". Первый разговор с отцом о психоанализе состоялся во время одной из прогулок в 1909 году, когда Анне было 13 лет. Позднее отец разрешал ей присутствовать на своих лекциях, на заседаниях Психоаналитического общества, а иногда даже во время приема пациентов. С 1918 по 1921 год Анна проходила анализ у 3. Фрейда, если у него было на это время. Многих смущало такое явное нарушение психоаналитической марали, но "что дозволено Юпитеру, то недозволено Быку". Так получилось, что А. Фрейд единственная из детей оставалась рядом с отцом на протяжении всей его жизни. Когда началась Первая мировая война, братья были при­званы в армию, а сестры вышли замуж и разъехались.

Биографический очерк

13

Потенциальным женихам всегда было нелегко пробить­ся сквозь "панцирь" Анны, а война уменьшила вероятность брака еще больше. С 1918 года А. Фрейд принимает участие во всех Меж­дународных психоаналитических конгрессах и заседани­ях Венского психоаналитического общества. В 1920 году она вступает в состав английского отделения "Психоана­литического издательства". Ее особенно интересуют фан­тазии и сновидения наяву. Этому посвящен ее перевод с английского книги Julien Varendonck "Day-Dreaming". В 1922 году А. Фрейд произвела свое первое психоана­литическое исследование 15-летней девочки и сделала свой собственный доклад "Фантазия избиения во сне и наяву". Это было одним из условий приема в Венское психоана­литическое общество, членом которого теперь она стала. 1923 го^ был переломным в судьбе А. Фрейд. В этом году она открыла свою собственную психоаналитическую практику. В том же самом доме, где 3. Фрейд принимал взрослых пациентов, А. Фрейд устроила кабинет для детей. В этом же году Анна узнала, что ее отец болен раком. Это случилось совершенно неожиданно. Ей сообщили, что нужно забрать "господина профессора" из кабинета вра­ча, куда 3. Фрейд ушел, никому ничего не сказав, и где ему сделали операцию в связи с раком челюсти. Некото­рые современники отмечали, что именно благодаря посто­янной заботе своей дочери, 3. Фрейд смог прожить после этого еще 16 лет, перенеся 31 операцию. А. Фрейд ухажи­вала за ним, ежедневно санируя полость рта, сопровож­дала в поездках для лечения и изготовления протезов. Периодически она зачитывала его доклады, ездила вмес­то него на международные конгрессы, вела переговоры, в 1926 году стала секретарем, а через год Генеральным секретарем Международного психоаналитического обще­ства, принимала почетные награды 3. Фрейда. В 1930 году она ездила во Франкфурт-на-Майне получать за отца по­четную премию им. И.В. Гете. Она даже представляла тяжело больного 3. Фрейда на похоронах его матери. А. Фрейд взяла на себя часть переписки и научной работы отца, а в последующем повела ее самостоятельно. Однако поначалу А. Фрейд испытывала немало слож­ностей. Из-за отсутствия медицинского образования ей было трудно открыть собственную практику и добиться признания среди коллег. Сам 3. Фрейд считал психоана­лиз самостоятельным направлением и относил его скорее

14________________________________А. Фрейд к психологии, не без оснований опасаясь включения в ме­дицину в качестве одного из разделов в курсе психотера­пии. Тем не менее, медицинское "дилетантство" первое время сильно мешало А. Фрейд. Ей не посылали пациен­тов. Начинала она с анализа детей друзей и знакомых. Тяжело добивалась она признания и в психоаналитичес­кой среде. Здесь на новом уровне встала проблема детства, когда она боролась с братьями и сестрами за любовь отца. Теперь она соперничала с "приемными детьми" 3. Фрей­да, его многочисленными почитателями и сотрудниками: врачами, учеными, философами. Работа с детьми существенно отличалась от привычно­го "взрослого" психоанализа. Начать с того, что в отличии от взрослых пациентов, которые сами заинтересованы в лечении и оплачивают его, ребенка родители часто приво­дят к аналитику вопреки его воле, Дети иногда отказыва­лись разговаривать, прятались под стол, упрямились. Здесь очень пригодился педагогический опыт работы в лицее. А. Фрейд всегда могла расположить к себе учеников. Она рас­сказывала им интересные истории, разыгрывала Св. Нико­лая ("Деда Мороза"). Если было нужно установить довери­тельные отношения с ребенком, она сама залезала под стол, высовывала язык, показывала фокусы. Но никогда не за­бывала при этом о своих основнь1х целях. В 1925 году в Вену приехала Дороти Бёрлингам-Тиф-фани с четырьмя детьми и "без мужа", как отметил 3. Фрейд (ее муж жил отдельно, позднее он покончил с со­бой, выбросившись из окна). Дороти была дочерью бога­того фабриканта и изобретателя Тиффани, американско­го почитателя 3. Фрейда. А. Фрейд стала второй матерью для детей Д. Бёрлингам и для сына своей сестры Софи, умершей в 1920 году. Ей удавалось быть для них одновре­менно "взрослой" и в то же время таким же ребенком, как они. С ними она путешествовала, ходила купаться, игра­ла, рассказывала истории, водила в театр. А. Фрейд нашла им частных учителей — Петера Блоза и Эрика Эриксона, который сам в это время проходил у нее анализ. В 1928 году Д. Бёрлингам переехала в дом 3. Фрейда и жила с тех пор под одной крышей с А. Фрейд до самой смерти в 1979 году. Вокруг А. Фрейд образовался круг со­ратниц ("круг четырех дам": А. Фрейд, Д. Бёрлингам, Жан­ны Лампл-де«Гру, Марианны Ри-Криз). Это были женщи­ны уже побьшавшие замужем, или жившие с мужем раз­дельно, для которых муж бь1л гораздо менее значим, чем

Биографический очерк

15

психоанализ. Они окружали 3. Фрейда и одновременно от­гораживали его от других. Доступ к больному патриарху мог получить только тот, кто не вызывал возражений у Анны Фрейд. 3. Фрейд полностью доверял дочери. В историю психоанализа вошли, правда, и другие зна­менитые женщины, которые приблизились к 3. Фрейду еще до того времени, когда А. Фрейд взяла на себя роль помощника, секретаря, санитара и защитника отца. С эти­ми женщинами Анна находилась в постоянном соперни­честве. Особенно это касалось "прекрасной Елены", одной из основательниц женской психологии, Хелен Дейч. Она была на 11 лет старше Анны Фрейд, изучала медицину и проходила психоанализ у 3. Фрейда. В конце 1924 года она возглавила только что созданный Венский Психоаналити­ческий Институт. Анна же стала секретарем этого инсти­тута, читала в нем лекции по детскому психоанализу для воспитателей и педагогов. Первая книга А. Фрейд "Введение в технику детского психоанализа" вышла в 1927 году. В нее вошли четыре лек­ции, прочитанные в Венском Психоаналитическом Инсти­туте, знакомящие со спецификой детского психоанализа. В этот же период А. Фрейд вступает в длительную полеми­ку с другой известной исследовательницей детского разви­тия Мелани Клайн (1882-1960), при этом категорически про­тестуя против "прямого перевода" проявлений детской пси-" a. n /~< г\ хическои жизни на язык взрослого психоанализа. Сам о. Фрейд считал подход М. Клайн карикатурой на психоана­лиз. Так, например, указывая на примитивизм М. Клайн, 3. Фрейд отмечал, что такие игровые действия, как "стол­кновение двух повозок она интерпретирует как символичес­кое наблюдение половых сношений родителей", а опроки­дывание какой-нибудь другой игрушки как "агрессивное действие, направленное против отца". А. Фрейд считала, что психическая жизнь ребенка подчиняется иным психи­ческим законам, чем у взрослых. Внутренние психические инстанции формируются постепенно. Поэтому, как справед­ливо отмечала А. Фрейд, нельзя непосредственно перено­сить то, что наблюдаем у взрослых, на детей. В 1926 году М. Клайн переезжает из Берлина в Лондон. ТагТона неожиданно обретает много сторонников. Психо-звалитическому движению грозил раскол. 3. Фрейд очень не хотел еще одного повторения драмы с К.Г. Юнгом и А. Адлером и любой ценой стремился сохранить единство внутри психоанализа. Чтобы как-то сгладить усиливающе-

16

А. Фрейд

еся напряжение между английским и немецким психоана­лизом, А. Фрейд в 1927 году отправляется в Лондон, где участвует в "Симпозиуме по детскому анализу". "Золотые двадцатью подходили к концу. В 1930 году выходит новая книга А. Фрейд "Введение в психоанализ для педагогов". Работа над этой книгой показывает, как создавала свои труды А. Фрейд: сначала она формулиро­вала и излагала свои мысли в хорошо аргументированной форме лекций, а потом на основе многих лекций излага­ла материал в форме книги. Тридцатые годы несли с собой много проблем и труд­ностей, которые все больше давили на А. Фрейд. В 1931 году усилились финансовые затруднения в "Психоанали­тическом издательстве", основанном еще в начале двад­цатых годов на крупные пожертвования. Благодаря орга­низаторским способностям А. Фрейд, которая вела все необходимые переговоры, издательство удалось спасти от распада. В этом же году А. Фрейд становится секретарем Венского психоаналитического общества. Приближался 80-летний юбилей 3. Фрейда. А. Фрейд подготовила опцу особый подарок, которым он очень гордил­ся: в 1936 году, ко дню рождения 3. Фрейда, выходит основ­ной теоретический труд А. Фрейд "Я и механизмы защиты" (русский перевод "Психология "Я" и защитные механизмы"). В этой книге А. Фрейд выступает против широко распрост­раненного в тот период мнения, что психоанализ занимает­ся исключительно бессознательным. Объектом психоанали­за становится развитие "Я" как центра сознания. Еще одно важное событие того времени — создание пси­хоаналитических детских яслей "Jackson Nurseries", спон­сором которых стала доктор Эдит Джексон. Когда в 1933 году в Германии к власти пришел Гитлер и в огонь в числе первых полетели психоаналитические издания, запрещенные как еврейский вымысел, 3. Фрейд пошутил: "Цивилизация движется вперед: в Средние века меня бы сожгли на костре, а сегодня они сжигают только мои книги". Тогда он не мог еще предположить, что че­рез несколько лет в крематории концентрационного, лаге­ря сожгут всех его сестер. Чувствуя приближение опасности, многие психоанали­тики покидали Австрию. К 1938 году из 120 психоанали­тиков в Вене осталось только четыре. Старому 3. Фрейду очень тяжело было решиться на перемену места в его воз­расте и начать новую жизнь в чужой стране. Он был уве-


след. страница

Файлы:
Фрейд А. - Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов.doc2239 Kb.doc34 страниц



© SD
обратиться к администрации