Джон Серл и его анализ субъективности



Pdf просмотр
страница74/145
Дата26.04.2018
Размер1.37 Mb.
ТипРеферат
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   145

123
действии на сенсорные нервные окончания, субъективных ощущениях и т.д. — редукция теплоты к молекулярным движениям уже не предполагает какого бы то ни было нового
факта.
Это всего лишь тривиальное следствие переопределения. Дело отнюдь не обстоит так, будто мы вначале открываем все факты, а затем еще открываем новый факт, тот факт, что теплота редуцируема.
Скорее мы просто переопределяем теплоту, так что редукция следует из данного определения. Но это переопределение не исключает, да и не предназначалось для исключения из мира субъективных восприятий теплоты (или цвета и т.д.). Они существуют в том же виде, как и всегда.
Мы могли бы и не осуществлять переопределение. Епископ Беркли, например, отказывался принимать подобные переопределения. Однако несложно понять, почему рационально делать подобные переопределения и принимать их следствия: дабы достичь большего понимания и контроля за реальностью мы желаем знать, как она работает в каузальном отношении, и мы хотели бы, чтобы наши понятия соответствовали природе в ее каузальных узлах. Мы ведь просто переопределяем феномены с поверхностными свойствами в терминах лежащих в их основании причин. И тогда как новое открытие выглядит то, что теплота есть «ничто иное», как средняя кинетическая энергия молекулярного движения, и что если бы все субъективные восприятия исчезли из мира, то реальная теплота по-прежнему бы осталась. Но это ведь не новое открытие, а лишь тривиальное следствие нового определения. Подобные редукции отнюдь не показывают, что теплота, твердость и т.д. реально не существуют, так же, как, к примеру, новое знание показало, что русалки и единороги не существуют.
А разве мы не можем сказать то же самое о сознании? В случае с сознанием мы имеем различие между «физическими» процессами и субъективными «ментальными» процессами, так почему бы нам не переопределить сознание в терминах нейрофизиологических процессов подобно тому, как мы переопределили теплоту в терминах лежащих в ее основе физических процессов? Ну, разумеется, мы могли бы это сделать, если бы настаивали именно на переопределении. Мы, к примеру, могли бы просто определить «боль» как схемы нейронной активности, которые при- чинно обусловливают субъективные ощущения боли. И если бы имело место подобное переопределение, мы бы достигли того же типа редукции для боли, что и редукция для теплоты.
Однако, разумеется, редукция боли к ее физической реальности по-прежнему оставляет субъективное переживание боли нередуцированным подобно тому, как редукция теплоты оставила нередуцированным субъективное восприятие тепла. Отчасти задачей редукций было отделить субъективные восприятия и исключить их из определения реальных феноменов, которые сейчас определяются в терминах наиболее интересующих нас свойств. Но там, где наиболее интересующие нас феномены сами являются субъективными восприятиями, нет никакой возможности отрезать что-либо. Отчасти задача редукции в случае с теплотой заключалась в различении, с одной стороны, субъек-
124
тивного явления, а с другой, лежащей в основании физической реальности. И в самом деле, общая черта подобных редукций заключается в том, что этот феномен определяется в терминах
«реальности», а не в терминах «явления» («appearance»). Однако мы не можем осуществить такого рода различение между явлением и реальностью для сознания, поскольку сознание состоит из самих явлений.
Там, где рассматривается явление, мы неможем провести различие между
явлением
и
реальностью, поскольку само явление и есть реальность.
Для наших настоящих целей мы можем суммировать это положение, сказав, что сознание не редуцируется так, как редуцируются другие феномены, и не потому, что схема фактов в реальном мире предполагает нечто особое, а потому, что редукция других феноменов частично зависела от различения
«объективной физической реальности», с одной стороны, и простого «субъективного явления», с другой, а также от устранения явлений из редуцируемых феноменов. Но в случае с сознанием его реальность и есть само явление; отсюда цель редукции была бы утеряна, если бы мы попытались отделить явление и просто определить сознание в терминах лежащей в основании физической реальности. В целом образец наших редукций покоится на отрицании субъективного эпистемологического основания для наличия некоторого свойства как части изначальной составляющей этого свойства. Мы узнаем о тепле и свете путем ощущения и видения, но затем мы определяем конкретный феномен независимым от эпистемологии путем. Сознание по весьма тривиальной причине представляет собой исключение из этого образца. А причина кроется в том, что редукции, не учитывающие эпистемологические основания, явления, не могут применяться к самим эпистемологическим основаниям. В таких случаях явление и есть реальность.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Психология предрассудка
2013 -> Книга в других форматах Бергер П., Лукман т социальное конструирование реальности
2013 -> Рабочая программа психология общения по специальности 030301 (020400) Психология Калининград 2010г
2013 -> Человек и ситуация: Уроки социальной психологии
2013 -> Учебно-методический комплекс специальность 030301. 65 «психология» калининград 2010
2013 -> Макаров В. В., Макарова Г. А
2013 -> Напутствие
2013 -> В современных условиях рыночной экономики имущество, которое может принадлежать гражданину на праве собственности, не ограничено ни по составу, ни по количеству, ни по стоимости


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   145


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница