Дискуссионный клуб марксизм: утопия и наука



Скачать 210.46 Kb.
Pdf просмотр
страница5/9
Дата06.05.2018
Размер210.46 Kb.
ТипУтопия
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Логическая последовательность, представленная в определении М. Туган-
Барановского
6
, в любом случае отчетливее и, если позволительно так выразиться,
«монистичнее» по сравнению с последовательностью постулатов У. Джевонса, также стремившегося более или менее сознательно сохранить трудовую теорию стоимости (издержки производства определяют предложение, предложение определяет конечную степень полезности, конечная степень полезности определяет стоимость на двусмысленность, неоднозначность понимания здесь самого термина издержки производства справедливо указывал А. Маршалл)
7
. В дальнейшем мировоззренческая потребность в диалектическом выделении субстанции стоимости (качественно определенной количественности), в оперировании категориями единства противоположностей и снятия угасла, и издержки полностью заместили в роли стоимостной субстанции единую материю рабочего времени или менее определенных, хотя и родственных этому последнему, жертв, понесенных работниками в процессе производства. В настоящее время проблема стоимости как онтологического основания обмениваемости товарных тел вообще практически исчезла из зарубежной политической экономии, сосредоточившейся на рассмотрении эмпирических основ реального движения на рынке (хотя меру эмпиризма здесь не стоит переоценивать. Твердое дно пределов аксиоматических (не определяемых) понятий оказалось гораздо ближе взамен субстанции общественного труда утвердились наглядные нормальные издержки, тавтологически измеряемые другими стоимостями; тавтологичность невидна здесь в том случае, если смотреть под углом зрения предпринимателя (фирмы, для которого эти другие стоимости прежде всего деньги) объективно выступают как представители качественно иной народнохозяйственной) природы. Теория трудовой стоимости как субстанции долгое время сохранялась лишь в своей вырожденной, периферийной форме ив качестве базы для частной теории прибавочной стоимости и вытекающего из нее политического авантюризма (в самой теории прибавочной стоимости как научно-познавательной абстракции ничего дурного, разумеется, нет. Означает ли это, что теория трудовой стоимости была телеологически задана опрокинутыми из будущего в прошлое потребностями марксистского политического эксперимента Очевидно нет, если только мы останемся на позиции однонаправленности причинно-следственных связей (хотя не следует забывать и о том, что ключ к анатомии обезьяны — в анатомии человека. Ни сама теория трудовой стоимости, ни органичная ей теория прибавочной стоимости не несут в себе как таковые разрушительного политического заряда, пока не начинают взамен своего действительного предмета погружаться в созерцание собственных теоретических абстракций, принимая их за реально существующий объект. Такая порочная научная рефлексия была, однако, вызвана не особенностями концепции (или, вернее, не только ими, нов гораздо большей степени известными политическими событиями, установившими своего рода магический кристалл между действительностью и ее теоретическим осмыслением. Именно историческая подмена предмета, несвязанная сего научной исчерпанностью (а проблема стоимости здесь — лишь один из примеров, и побуждает относиться к диалектической политэкономии ( ив целом к обществоведению) как к своего рода дремлющей, но отнюдь не мертвой науке. Монопольное положение государственной теории привело марксистскую науку, и раньше всего политэкономию, к подмене не только предмета, но и метода. Если формально-логический акт берет различные отдельные моменты целостного объекта как свои специальные объекты, то диалектико-логический мыслительный акт снова объединяет эти отдельные стороны объекта в их имманентной противоречивости так, что само различие моментов объекта оказывается
6
Трудовая стоимость продуктов различна. Иными словами, в единицу времени производится различное количество продуктов разного рода но польза, извлекаемая в последнюю единицу рабочего времени, должна быть, как мы видели, одна и та же во всех родах производства. Отсюда следует, что полезность последних единиц свободно производимых продуктов каждого рода — их предельная полезность — должна быть пропорциональна относительному количеству этих продуктов, производимому в единицу рабочего времени, иначе говоря, должна быть прямо пропорциональна трудовой стоимости тех же продуктов (выделено М. Туган-Барановским.— В. Е. Только при соблюдении этого условия распределение производства будет соответствовать хозяйственному принципу наибольшей пользы Туга н-Б ара нов с кий МИ. Основы политической экономии.
7
См. Маршалл А. Принципы политической экономии. Т. 3. Мс фундаментом мышления об этом объекте, когда реальная траектория исторического движения объекта воспроизводится логическим алгоритмом выведения нового знания о нем. Однако диалектическая методология очень уязвима перед маскирующимся под нее банальным эмпиризмом, который подменяет мыслительные акты, берущие объект в целом и извлекающие новое знание о нем в его цельности, описанием этого цельного объекта, те. простым его идеальным дублированием. Омертвление критической функции науки сделало такую подмену метода всеобщим явлением. В наши дни исследователей-обществоведов частенько зовут вернуться к реальному объекту научного познания. Нона деле этот призыв, как правило, означает не вполне осознанную тягу к окончательному растворению познающего субъекта в объекте, к абсолютному позитивизму, освобожденному от остаточного чувства вины перед пропавшим втуне богатейшим диалектическим методом, сохраняющимся еще разве что в терминологии, которая воспринимается теперь как нечто безнадежно отжившее
8
. Однако и эта тяга к самоуничтожению, видимо, нечто иное, как оборотная сторона господствующего эмпиризма, который в наши дни перестает служить последним укрытием преследуемой научной мысли, как это бывало в застойную эпоху, а становится ее тяжким бременем.
Демифологизация наукоучения предполагает, очевидно, отказ от жесткой псевдоисторической схемы стадиальной смены теоретических концепций, восходящей к более популярному слою марксистской классики, к работам типа Развитие социализма от утопии к науке Ф. Энгельса. Так, снова возвращаясь к нашему примеру — соотношению концепций трудовой стоимости и маржинализма,— нам необходимо иметь ввиду, что базисные методологические положения теории предельной полезности были артикулированы приблизительно в тоже самое время, что и базовые постулаты трудовой теории стоимости. Интересно, что постулаты маржинализма вовсе не воспринимались Марксом как некий абсолютный антипод принятой им методологии. Вспомним, что в разделе Капитала, трактующем закон тенденции нормы прибыли к понижению, Маркс, утверждая логические и практические границы этого пресловутого закона, говорит о том, что реальный предприниматель не пойдет на новые вложения капитала в том случае, если предельная (маржинальная) отдача инвестиций окажется убывающей. (Иное дело, что Маркс, в отличие от патентованных маржиналистов, рассматривает предельную отдачу не как дополнительную величину дохода на дополнительную единицу затрата как изменение нормы прибыли ко всему капиталу, те. нормы самовозрастания капитала) Иначе говоря, концептуальная основа марксовой политэкономии шире концептуального фундамента неоклассической теории. Марксизм — доктрина, провозглашающая, что научная задача обществоведения ставится и решается не для народа, общества или государства, а ради получения нового знания как такового. Но этот пафос самой доктрины резко отличается от субъективного пафоса ее носителей (что также подталкивает последних к ее мифологизации). Об этом свидетельствуют, например, яркие инвективы Энгельса, направленные против мещанского, мелкобуржуазного здравого смысла, будничной повседневности, во имя диалектики, приобретающей тем самым несколько эзотерический оттенок. Чтобы ни утверждали сами марксисты, субъективно стремившиеся к переустройству мира, марксово учение сего искусством противоречивого — есть все же в первую очередь поиск логики, а не рецепта. Общественные науки обманчивы по самому своему предмету, в роля которого выступает специфическая среда жизнедеятельности людей. Однако они, несмотря на побочный продукт прикладных рекомендаций, не больше служат человеку, чем, например, астрономия содействует устройству космических дел. И марксизм, чей специфический объект — не собственно вещь как таковая, а непрерывное становление вещи, вещь как движение, гораздо более прочих обществоведческих доктрин далек от постановки и решения прикладных задач, от непосредственных человеческих нужд. Однако тем самым марксизм выступает именно как наука, что, несомненно, является одним из важнейших преимуществ доктрины, основным механизмом отбора концептуально значимых положений. Чтобы марксизм показал свою силу
8
Ирония судьбы в таком случае состояла бы в том, что наконец-то осуществились бы предсказания Н. Бухарина о самоупразднении классической общественной науки при социализме ввиду ее слияния с непосредственным общественным регулированием социально-экономических процессов.
137


Каталог: data -> 803
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
803 -> Сравнительный анализ хозяйственных систем
803 -> М. А. Аствацатурова, Д. Тэпс чеченская диаспора в россии аствацатурова м
803 -> Предмет и задачи теории аргументации


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница