Дипломную работу А. П. Купцова «Disciplina arcani по Огласительным гомилиям св. Иоанна Златоуста»



Скачать 325.52 Kb.
страница1/6
Дата22.02.2018
Размер325.52 Kb.
ТипДиплом
  1   2   3   4   5   6

Отзыв научного руководителя П.Б. Михайлова

на дипломную работу А.П. Купцова «Disciplina arcani по Огласительным гомилиям св. Иоанна Златоуста»

Дипломная работа А.П. Купцова посвящена одному интересному и малоизученному аспекту древнехристианской церковной жизни — практике Disciplina arcani (тайное учение), в соответствии с которой в рамках церковного оглашения и посвящения в евангельское учение и церковный образ жизни некоторые стороны церковного знания оставались до поры закрытыми для посвящаемых. Сугубо исторический интерес к данной проблеме может иметь также весомые богословские выводы — например, какие именно вопросы церковного богословия и церковной жизни признавались особенно важными, так так не подлежали широкому разглашению и возможной профанизации церковного знания. А. Купцов хорошо ознакомился с русской дореволюционной и современной литературой по данному вопросу. Одним из ключевых исследований в данной области является монография свящ. Павла Гаврилюка «История катехизации в древней церкви», увидевшая свет сначала на русском языке, а теперь в расширенном виде вышедшая и на французском. Кроме того автор учел и хрестоматийную работу Гуго Рили Christian initiation, вышедшую в 1974 году.

Повышенной актуальностью характеризуется и предмет исследования — Огласительные гомилии святителя Иоанна Златоуста. До начала XX века была известна лишь одна гомилия из этого цикла, состоящего из 12 произведений. В течение последних ста лет в два приема были обнаружены остальные гомилии. Таким образом огласительный цикл Златоуста вошел в чрезвычайно узкий круг древних катехизисов, среди которых стоит упомянуть аналогичные произведения св. Кирилла Иерусалимского, Феодора Мопсуестийского, св. Амвросия Медиоланского, блж. Августина. На русском языке Огласительные гомилии Иоанна Златоуста увидели свет совсем недавно — они вышли малым тиражом в переводе И. Пролыгиной в 2006 году в Твери..

Работа построена по стройной и ясной структуре. В первой главе обсуждается древняя практика disciplina arcani, ее истоки и происхождение. Во второй А. Купцов представляет Огласительные гомилии св. Иоанна Златоуста и выявляет в них практику тайного учения. Наконец, в третье главе он предпринимает попытку сопоставления сведений об этой практике, содержащихся в произведении Златоуста со свидетельствами св. Кирилла Иерусалимского и Феодора Мопсуестийского. А. Купцов вполне справился с поставленными перед ним задачами. Охваченная им библиография составляет 19 позиций.

Доцент, зам. зав. кафедрой патрологии Богословского факультета ПСТГУ, к. филос. н., П.Б. Михайлов



ОТЗЫВ РЕЦЕНЗЕНТА

старшего преподавателя кафедры Патрологии_БФ диакона Михаила Асмуса

на дипломную работу студента 6 курса Купцова Алексея Петровича:

«Discipline arcani по Огласительным гомилиям св. Иоанна Златоуста»

Работа Алексея Купцова посвящена достаточно специальному вопросу, стоящему на стыке собственно патрологических и историко-литургических исследований, где невозможно успешно продвигаться без серьезного знакомства с различными отраслями богословского знания. И все-таки основной метод, избранный в работе - содержательный анализ Огласительных бесед Святых отцов IV века - целиком принадлежит патрологической науке.

На примере относительно недавно открытых Огласительных бесед Златоуста автор демонстрирует не только свое знакомство с основными принципами патрологического анализа, но и свое умение пользоваться результатами этого анализа в изучении узкого вопроса, вынесенного в заглавие работы. При этом и само понятие disciplina arcani представлено во всей его сложности как не имеющее одностороннего разрешения в церковно-исторической литературе.

Скажем больше: автор фактически исследовал весь круг Огласительных бесед Святых отцов IV века на предмет disciplina arcani, но не стал вносить других авторов в заглавие, сконцентрировав свое внимание на гомилиях Златоуста.

Соответственно теме структурирована и работа: после общего Введения, соответствующего всем требованиям за исключением описания состояния научной литературы по вопросу, следуют 3 главы.

В главе I с известной полнотой излагаются теории происхождения disciplina arcani в раннем христианстве по состоянию на начало XX века, отчасти восполняя указанный нами недостаток Введения. Собственно говоря, материал этой главы является также вводным к последующему анализу Златоустовых гомилий, не добавляя ничего существенно нового к вопросу.

Глава II должна считаться основной в работе. Автору удалось выполнить задуманный анализ гомилий на предмет обнаружения в них disciplina arcani, что несомненно является его вкладом в патрологическую и церковно-историческую науку, отвечая всем требованиям актуальности.

Глава III является очень важным дополнением к основной, помещая Златоустовы гомилии в совершенно определенный исторический контекст и попутно распространяя тему на соседствующие памятники христианской письменности.

Заключение воспроизводит выводы исследования.

Замечания к работе касаются главным образом оформления. Самым слабым местом работы является Библиография: в ней перемешаны издания источников и литература, не все единицы библиографии имеют необходимые элементы (отсутствует указание автора издаваемых произведений в 15 и 18, название статьи в 4), нигде в работе не расшифрованы сокращенные названия журналов.

Также не оправдано введение постраничных сносок: там где это ссылка на изучаемый источник, она могла быть спокойно помещена в основной текст, а там где это осмысленное примечание, оно, как правило, не уступает по своей значимости основному тексту и логически принадлежит ему.

Нисколько не красит работу обилие орфографических ошибок (например, «конфедициально» - с. 47) и упорное написание слова «катехуменов» без второго

«е» (вероятно, по аналогии с клиросным «прокимнов»). В целом ясный и непринужденный слог автора изредка переходит в академический («четыре гомилии Пападопуло-Керамевса и восемь бесед Венгера» - с. 5: речь идет о Златоустовых творениях, изданных указанными лицами) или канцелярский («атмосфера секретности» - с. 47) жаргон. По крайней мере, один раз с пера автора невольно срывается богословский каламбур («сущность катехизации состояла в духовной брани» - с. 17: для правильности мысли нужно сказать «в преподании основ духовной брани»).

В одном месте допущена опечатка при ссылке на Евангельский текст (с. 52: Иоанн Предтеча взыграся радощами - указано Лк. 1:4 вместо 1:44). В названии Афонской рукописи по досадному недоразумению оба раза вместо правильного Athous значится Authos.

К содержательным дефектам нужно отнести определенную вольность интерпретации при реконструкции психологической картины последних дней перед крещением (с. 37-38). Хотя выше (с. 35) и указывается на условность деления катехуменов на готовых перейти к окончательной фазе оглашения и неготовых, однако здесь безосновательно, а главное, без определенной цели, утверждается ограничение круга слушателей, дающее дополнительное ощущение «секретности».

Слишком доверчиво автор воспроизводит довольно сумбурное описание обряда экзорцизма у Феодора Мопсуестийского (видимо, по книге Гаврилюка): «Затем они молитвенно возделывали {вероятно - воздевали. Диак.М.А.) руки вверх в позе оранты и произносили страшные слова» (с. 28). Во-первых, Орантой принято называть иконографию Богородицы, молящейся за мир (от лат. Orans). Во-вторых, необходимо еще доказать, что воздевание рук оглашенными означало именно молитву, а не, например, знак протеста против тирании диавола (сравни: чин отречения от сатаны - с воздетыми руками, а чин сочетания со Христом - с опущенными, плюс военная метафорика обоих понятий). Наконец, необходимо разобраться, кто произносил «страшные слова»: экзорцисты или оглашаемые?

Бросаются в глаза некоторые литургические неточности: на с. 44 говорится о литургической практике удаления оглашенных до прочтения «Отче наш», но вплоть до сего дня оглашенных удаляют до начала литургии верных, т.е. до совершения Евхаристии. На с. 53 вскользь упоминается таинство Исповеди, совершенно не относящееся к приведенным выше цитатам из Огласительных бесед свт. Кирилла Иерусалимского.

Наконец, не вполне аргументирован вывод, что если в Огласительных беседах не встречается полного текста символа, то он держался втайне от оглашаемых.

Несмотря на указанные недостатки работа оставляет весьма хорошее впечатление и может по праву считаться состоявшейся.



Диак. М. Асмус 29 мая 2009 г.

Отзыв научного руководителя П.Б. Михайлова

на дипломную работу Дмитрия Леонидовича Воронова

«Систематическое освещение практической и теоретической философии Евагрия Понтийского»

Дипломная работа Д.Л. Воронова посвящена весьма актуальной области патрологических исследований — богословскому наследию аввы Евагрия Понтийского, одного из ключевых теоретиков раннего монашества, выдающегося последователя Оригена, автора авторитетного для христианской аскетической традиции и одновременно пререкаемого. Актуальность изучения его богословского наследия усиливается тем более, что немалая часть его произведений вновь нашла своего читателя лишь в последние полстолетия во многом благодаря подвижническим трудам выдающегося французского исследователя христианской античности Антуана Гийомона. Русский читатель обязан знакомству с творениями Евагрия благодаря Алексею Ивановичу Сидорову, опубликовавшему перевод основных сочинений древнего богослова.

Д.Л. Воронов достаточно глубоко вошел в материал своего исследования, хотя, по вполне объективным причинам, прежде всего связанным с ограниченными возможностями читать древние тексты в подлиннике, не мог исчерпать своего предмета. Ценность проделанной им работы заключается прежде всего в опыте систематизации одного ключевого аспекта в богословской системе Евагрия, мыслившего себе и богословские истины, и аскетическое делание прежде всего как систему. Дистинкция «практическое - теоретическое» в своем философском истоке восходит к Аристотелю, а в богословском — к Оригену. Тем самым автору настоящей дипломной работы удалось подобрать некоторый универсальный ключ к пониманию не только системы Евагрия, но и предыдущего опыта систематизации богословского и аскетического опыта, а также последующего как догматического, так и практического христианского наследия. Отсюда легко прокинуть нить как к преподобному Максиму Исповеднику, так и к обильному кругу текстов аскетических отцов византийского средневековья. Структура дипломной работы выглядит достаточно убедительно. Библиография источников и литературы составляет 51 наименование. Надеюсь, автор найдет возможность продолжить работу над избранной темой исследования.

Доцент, зам. зав. кафедрой патрологии Богословского факультета ПСТГУ, к. филос. н., П.Б. Михайлов

РЕЦЕНЗИЯ


на дипломную работу Д. Л. Воронова «Практическая и теоретическая философия Евагрия Понтийского: опыт

систематизации»

В дипломной работе Д. Л. Воронова на основе русскоязычных источников предпринята попытка общей систематизации учения Евагрия Понтийского об аскетическом делании, естественном созерцании и мистическом богопознании. В основной части работы автор рассматривает этапы духовной жизни по учению Евагрия, виды созерцания, антропологию и психологию Евагрия, его учение о помыслах, бесстрастии, двух видах естественного созерцания и, наконец, мистическое богословие Евагрия, состоящее в учении о «чистой молитве» и «ведении Святой Троицы». Автор справедливо отмечает отсутствие «умственного экстаза» в мистике Евагрия и ставит вопрос о ее чрезмерной «интеллектуальности». В целом, изложение учения Евагрия проведено корректно, сделанные выводы логичны и адекватны исследуемому материалу, поставленные цели достигнуты, а тема работы полностью раскрыта.

К основным недостаткам данной дипломной работы следует отнести, прежде всего, отсутствие у автора прямого знакомства с основной научной литературой по вопросу на европейских языках, и, как следствие этого, цитирование некоторых непереведенных на русский язык текстов Евагрия по второисточникам. В связи с этим нам представляется неуместным заявление автора о том, что его работа «может претендовать на актуальность и, до некоторой степени, представлять научную значимость» (С. 17), которые он выводит к «малоизученности» мистико-аскетического учения Евагрия в России. С последним тезисом также нельзя согласиться, так как сам автор в своей работе опирается на русскоязычную литературу, в которой общая систематизация учения Евагрия Понтийского о делании и созерцании уже была успешно осуществлена в трудах А.И. Сидорова, В.Н. Лосского и А.Р. Фокина. Гораздо более важным и безусловно самостоятельным нам представляется проведенный автором в заключении анализ различных точек зрения на мистико-аскетическое учение Евагрия и его зависимость от египетского оригенизма, в результате которого автору удалось установить круг актуальных вопросов, требующих дальнейшего научного осмысления. В связи с этим мы надеемся, что «сами попытки их разрешения», как говорит сам автор, в будущем приведут его «как к смелым гипотезам, так и к

интересным научным открытиям» (С. 98). Считаем, что дипломная работа Д. Л. Воронова удовлетворяет основным требованиям, предъявляемым к дипломным работам по богословию, и заслуживает отличной оценки.

преподаватель кафедры патрологии ПСТГУ,

старший научный сотрудник ИФ РАН,

к.ф.н. Фокин А. Р.

отзыв



Каталог: download
download -> Материальная культура и быт средневекового населения пермского предуралья
download -> Основы паблик рилейшнз
download -> Э. Дюркгейм: Метод социологии
download -> Концепция социальной солидарности Эмиля Дюркгейна
download -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «социология права» Для специальности 030501
download -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «социология права» Для направления 521400
download -> Лекция «Предмет и метод философии науки»
download -> Методология и методика психолого-педагогических исследований
download -> Матричная модель анализа урока: возможности и перспективы Е. Коротаева


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница