Динамика городских доминант как основа устойчивого развития города



Скачать 111.12 Kb.
Pdf просмотр
страница3/7
Дата11.08.2018
Размер111.12 Kb.
1   2   3   4   5   6   7

3
AMIT 3 (16) 2011
педагогики Просвещения [1, с.13]. Архитектор, как человек идеалов Просвещения, активно распространял свои знания для обучения других.
Важно отметить, что структура социальных связей, иерархия общества оказывали сильное влияние на конечный продукт. В качестве примера можно привести перелом в профессиональной деятельности архитектора во Франции после буржуазной революции: архитектор должен был удовлетворять запрос не группы аристократов, а большинства, масс. Такой перелом, как отмечает французский исследователь Морис Кюлот
(Maurice Culot), сказался на самом стиле архитектуры, когда архитектор, потеряв патрона в лице короля, стремился защитить свои социальные привилегии с помощью эрудиции в области исторических стилей. Так произошли метаморфозы социального строя и его отображения в архитектуре.
Интересный момент прослеживается в конце девятнадцатого века, когда западные корпорации начали использовать электрические табулирующие системы, разработанные
Германом Холлеритом в 1890 г. для правительства США. Проблемы переписи населения, огромных стопок писем и рассылок, сведения о продуктах нашли свое решение в новой технологии.
Наверное, именно в этот момент информация, а не знание, приобрела особенное значение в обществе. Управление большим количеством людей, массивами информации, сложными процессами приобрело характер отдельной дисциплины в рамках общества, постепенно уходившего от иерархии к более сложным структурам. Но если рассматривать сквозь призму фордистской экономики и индустрии период модернизма, когда превалировало убеждение в существовании объективных истин, парадигм, единственно верных технологических схем, то феномен возникновения постмодернистских течений в архитектуре предстает как своеобразная реакция и на научные достижения в представлениях картины мира, и на крах теорий линейного прогресса, иерархических систем управления и производства. Код постмодерна повлиял в первую очередь на индивидуализацию общества, вследствие чего оно само приобрело сложную структуру и расплывчатые контуры.
Вполне возможно, что общее ощущение нестабильности [2, с.222] перед лицом сложности не только вселенной, но и городских, социальных и экологических процессов спровоцировало возникновение разнообразных течений, от идеализирующей прошлое неоклассики до формального (на первых порах) отображения сложности среди представителей дигитального направления. “Diagramming complexity” - так звучит одна из глав книги Антуана Пикона “Digital Culture in Architecture” [3, с.73].
До сих пор архитектор, все больше вовлекаясь в процесс исследования, пребывает в состоянии поиска адекватного взаимодействия с этой сложностью и одновременно занимается пересмотром собственной деятельности.
И здесь информация и работа с данными, формирование и формализация знания приобретают свою актуальность не только потому, что архитектор погружен в информационную среду, но и потому, что в условиях становления архитектурной парадигмы оказывается необходимым документировать процесс, обмениваться мнениями, воспринимать критику и экспериментировать. В некотором смысле эта ситуация похожа на историю болезни пациента.
На первый план в многообразии концепций развития архитектурного процесса выходит его открытость, общедоступность, объективность. Если обратиться к конкурсным или коммерческим проектам, то сразу бросается в глаза тщательный анализ, по качеству приближающийся к научному исследованию.
Профессор DIA Гуннар Хартман отмечает ряд интересных сдвигов в сфере процесса проектирования вообще, проанализированных в книге Брюса Мау “Massive change” [4]:




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница