Диалог и взаимодействие культур



Скачать 124.09 Kb.
страница1/2
Дата05.07.2018
Размер124.09 Kb.
  1   2



А.М. Караев, В.И. Исмаилов
Национальная культура

в условиях глобализации
Аннотация:

В статье рассматривается понятие национальных культур в условиях глобализации. Отмечается, что в современном глобализирующемся обществе развитие средств массовой коммуникации не только способствует взаимопониманию, диалогу, свободному обмену информацией между людьми, но и ставит серьезные проблемы, связанные унификацией межкультурных связей и взаимодействий, что является серьезным препятствием для развития полноценного межнационального общения.
Ключевые слова: культура, глобализация, многообразие культур, национальная культура.
Сведения об авторов:

Караев Абульфаз Мурсал оглы - Министр Культуры и Туризма Азербайджанской Республики, доктор философии.

Исмаилов Вилаят Исмаил оглы - Директор Научно-Методического Центра по Культуроведению Министерства Культуры и Туризма, доктор философских наук.

Тел.: 810994502101039; E-mail: imran1964@rambler.ru

* * *

Объективной реальностью наших дней является не только многообразие культур, но и их активное взаимодействие, что обусловлено глобализацией экономических, политических, экологических и др. процессов. В XXI в. любая национальная культура попадает в сложную систему диалога с другими национальными культурами. Данный процесс, если только он не осуществляется в форме диктата, давления некоей претендующей на мировое господство культуры, является важным, значимым, творчески обогащающим духовную жизнь как отдельного человека, так и всего народа в целом. Именно через диалог субъекты культуры, изменяясь сами, на уровне межличностного общения, развивают, обогащают и само содержание смыслового мира культуры, в целом ценностную картину мира своего народа. Следует особо учитывать, что диалог не означает дублирование достигнутых результатов иной, пусть даже высокоразвитой культуры. Это не есть перевод духовных достижений и ценностей на другой язык, подражание и копирование их. Чтобы понять и осознать эти процессы, необходимо, прежде всего, выявить сущностные основы мультикультурного взаимодействия и диалога. В любом случае мы исходим из положения о том, что культура никогда не отвергает культуру.



Коммуникативное пространство современной культуры обеспечивавется функционированием СМК. На протяжении всего ХХ века внимание философов, социологов и психологов привлекало функционирование средств массовой коммуникации. Начавшись на волне интереса к роли прессы в ходе первой мировой войны, анализ СМК породил несколько моделей коммуникации (от одноступенчатой модели Хонланда до «спирали умолчания» Э. Ноэль-Нойманн), вычленение технологии циркулирования информации в обществе, констатацию избирательности личности к влиянию информационных потоков.
Сегодня нарастает критический настрой общества по отношению к массовым коммуникационным системам, уменьшается доверие к СМК как социальному институту. Интеграция многих стран в мировое экономическое, политическое, правовое, информационное пространство, индустриализация потребления информации, возможность фундаментального преобразования основ культуры (ценностей, системы образов и значений, кодов) в процессе трансляции информации заставляет вновь и вновь обращаться к содержательному анализу циркулирующей в обществе информации и способам ее воздействия на общество.

Исследование СМК в масштабе мировой информационной инфраструктуры (употребляя современный термин – в инфоструктуре) не только опирается на солидную теоретическую базу, но и представляется по-прежнему весьма актуальным. Из всего многообразия возникающих здесь проблем наиболее злободневной нам представляется проблема аудитории, массового реципиента, потребителя информации.

Как показал еще Г.Маркузе, это человек со стандартными потребностями (которые формирует индустриальная цивилизация), с одномерным мышлением и поведением, податливый к духовному манипулированию. К несомненным достоинствам подхода Г.Маркузе относится учет общекультурной составляющей в том универсуме фактов, который часто лишь констатируют при анализе массы, а именно: он прослеживает последствия технологической рациональности как доминанты индустриального отношения к миру, последствием чего и выступает «одномерный человек». Произошла ли смена доминанты в отношении западного человека к природе (проявляющаяся в стремлении поработить, изменить, приспособить природу к удовлетворению своих потребностей) и, соответственно, к другим людям? По всей видимости, подчинение человека человеку, подавление внутренней природы импульсивности продолжается.

Известный социолог М.Кастельс выделяет новую тенденцию в мире средств массовой информации - тенденцию к диверсификации массовой аудитории. Она проявляется в приспособлении одной и той же печатной продукции к нуждам отдельных регионов, специализации радио путем введения тематического и субтематического вещания, широком распространении кассетных видеомагнитофонов и музыкального видео, увеличении числа телевизионных каналов. Кастельс цитирует Ф.Сабба, дающую высокую оценку этих новых тенденций в СМИ: «В целом новые СМИ охватывают сегментированную, дифференцированную аудиторию, которая, будучи огромной по численности, не является более массовой в смысле одновременности и единообразия принимаемых программ. Новые средства массовой информации не являются теперь массовыми в традиционном смысле слова, когда подразумевается, что ограниченное число сообщений посылается однородной массовой аудитории. По причине множественности сообщений и источников склонность аудитории к самостоятельному выбору программ повышается. Аудитория, на которую нацелена программа, стремится выбирать сообщения, углубляя свою сегментацию и обогащая индивидуальные отношения между отправителем и получателем информации»[ Кастельс 2000]. Мы не можем разделить этих восторгов. М.Кастельс, на первый взгляд, очень убедителен, прежде всего благодаря привлечению огромного массива эмпирического материала, но, с другой стороны, он приводит данные о технических носителях информации, а не об ее содержании и взаимодействии с образным строем культуры. Анализ сетки вещания глобального ТВ показывает, что, несмотря на возможность выбора между различными программами и передачами, этот выбор оказывается формальным (выбирается более удобное время, понравившийся ведущий, лучше принимаемый канал и т.п.), но не содержательным (То же можно сказать о видеорынке).

Сам же М.Кастельс признает, что диверсификация сообщений и выражения средств массовой информации не означает потери контроля над телевидением со стороны крупных корпораций и правительств, а «фактическое содержание большинства популярных программ не слишком разнится от одной сети к другой»[ Кастельс 2000]. «Галактика Маклюэна» как мир однонаправленной коммуникации трансформируется в «мозаику Маклюэна», где по-прежнему царит массовое производство и индустриальная логика.
В области бизнеса и политики уже давно применяются приемы, позволяющие дозировать и комбинировать разнообразные образы, которые необходимо «внедрить» в сознание клиентов, реципиентов, избирателей и т.п. Благодаря использованию средств массовой информации, а в последнее время и Интернета, моделируются не только проблемы, но и события. Недаром, с точки зрения Ж.Бодрийяра, терроризм как социально нелегитимное и неприемлемое явление не ведет ни к каким политическим результатам и не вписан ни в какую историю. «Его единственное «отражение» - вовсе не цель вызванных им исторических событий, а рассказ, шокирующее сообщение о нем в средствах информации. Однако этот рассказ принадлежит порядку объективности и информативности не больше, чем терроризм – порядку политического. И тот и другой находятся за пределами и смысла, и репрезентации – в сфере, которая является если не областью мифа, то, во всяком случае, областью симулякра»[Бодрийяр 2000]. Симулякр - это модель, подчиняющая своему господству вполне реальные силы. Ж.Бодрийяр верно подметил, что, вступая в мир симулякров, любая вещь становится знаком оперативного превращения объекта во что-то другое (например, товара – в ценность). И эти превращения существенно искажают преподносимую средствами массовой информации картину реальности. Таким образом, в современном глобализирующемся обществе развитие средств массовой коммуникации не только способствует взаимопониманию, диалогу, свободному обмену информацией между людьми, но и ставит серьезные проблемы, связанные с омассовлением, унификацией межкультурных связей и взаимодействий, что является серьезным препятствием для развития полноценного межнационального общения.

Различного рода технологические новации оказывают серьёзнейшее влияние на "информационную ауру" человечества, но сами по себе они не решают тех социальных проблем, которые перед человечеством встают.

Совершенствование и обновление национальной культуры в настоящее время невозможно вне развитого процесса диалога с другими нациями, обществами, государствами. Изоляция – это путь в тупик, который негативным образом сказывается как на содержании, так и на образе, если можно так выразиться, имидже самой национальной культуры. Наконец, следующий момент. Всякий диалог есть взаимообусловленный и двусторонний процесс, который определенным образом изменяет, сохраняет и творчески развивает обе взаимодействующие культуры. Вне этого двустороннего взаимодействия нет и диалога. Важнейшим условием здесь выступает то, что духовное наследие каждой нации и народа на качественно новом уровне переосмысливается и сохраняется, оставаясь основой данных процессов.

Существенным моментом мирного и стабильного развития человеческого сообщества является преодоление этнокультурных стереотипов, вхождение национальных и этнических культур в глобальный контекст развития планетарной цивилизации.

Особое значение в XXI в., который, по мнению С.Хантингтона, является столетием, когда по нарастающей будет развиваться конфликт, «столкновение цивилизаций», играет диалог между тем, что можно условно назвать «Западом» и «Востоком», «Севером» и «Югом». В данном контексте становится ясно, что Азербайджан играет здесь особую роль, поскольку находится на пересечении исторических, культурных, социально-экономических, политических и т.д. связей между Европой и Азией, в его национальной культуре продолжается процесс синтеза традиций различных цивилизаций.

В понимании сущности этих процессов нужно отказаться от теоретических стереотипов в определении существа диалога. Как правило, последний связывается с вербальным, понятийным, языковым обменом теми или иными идеями. Но человеческое общение не сводится к чисто интеллектуальному взаимодействию. Особая роль здесь принадлежит тем смыслам, целевым установкам, которые «растворены» в художественно-образной сфере искусства, установках и мотивах поведения людей, в предметных воплощениях «второй природы». Выражаясь языком историков знаменитой «Школы Анналов», можно сказать, что диалог культур носит тотальный характер, включающий в себя как обмен формой, так и содержание культурных артефактов.


В ходе взаимодействия между отдельными людьми и народами в целом происходит смысловая трансляция ценностей и смыслов культуры, воплощенных в идеях, религиозных и научных концепциях, принципах этики, изобретениях, предметах народного и профессионального художественного творчества и т.д., причем данное взаимодействие не должно носить иерархического характера. Смыслосфера культуры может быть представлена в виде метафоры «смыслового горизонта», который содержит в себе идеи открытости, богатства и разнообразия культур, раскрывающихся навстречу друг другу в ходе полноценного диалога. Важнейшей чертой здесь является то, что В.С.Библер назвал взаимопорождением культур в ходе диалога смысловых миров. Многие философы и культурологи зафиксировали эпохальный сдвиг в социокультурном сознании ХХ-XXI веков, означающий переход к «логике событийствующих культур», где диалог становится конституирующим элементом в формировании различных сфер духовной жизни – от науки и искусства до религии и этики. Именно поэтому взаимодействие культур является созидательной, творческой, наиболее благоприятной основой для развития межнациональных и межэтнических связей. Здесь следует вспомнить весьма важную мысль М.Бахтина, согласно которой диалог предполагает взаимопонимание участвующих в этом процессе сторон, но в то же время – сохранение своего мнения, сохранение определенной дистанции и, одновременно, слияние с мнением другого, то есть сохранение себя в другом. Только в таком случае возникает основа общекультурного взаимодействия, целостного развития общества, согласия и объединения, а не противоборства. Жизнь национальной культуры, ее творческое начало наиболее явно проявляется себя именно в ходе «вопрошания», диалога с другой культурой, в процессе которого активно генерируются новые смыслы, значения и духовные ценности.

“Чужая культура только в глазах другой культуры раскрывает себя полнее и глубже....Один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим, чужим смыслом..., между ними начинается как бы диалог, который преодолевает замкнутость и односторонность этих смыслов, этих культур...При такой диалогической встрече двух культур они не сливаются и не смешиваются, но они взаимно обогащаются”. Копирование чужой культуры, как и полное неприятие её должны уступить место диалогу. Диалог может быть плодотворным для обоих культур. ”Мы ставим чужой культуре новые вопросы, каких она сама себе не ставила, мы ищем у ней ответа, на эти наши вопросы; и чужая культура отвечает нам, открывая перед нами новые свои стороны, новые смысловые глубины”[Бахтин 1986].

Именно поэтому вся история человечества предстает перед нами как непрерывный и все нарастающий поток межкультурных диалогов. При этом развитие данных процессов возможно только тогда, когда существуют определенные условия – политические, экономические, социальные и т.д. Только в этом случае можно говорить о сближении культур и обществ, возникновении общей системы культурных кодов, символов, идей и, в конечном счете, ментальности, благодаря чему в социальной и политической жизни и может проявить и утвердить себя идея толерантности.
Литература:
1. Кастельс 2000 - Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. - С.325-326.

2. Бодрийяр 2000 - Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального. Екатеринбург, 2000. - С.63-64.

3. Бахтин 1986 - Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. - М., 1986. - С.335.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница