Д э. н., профессор А. Ю. Шевяков Социальное неравенство: тормоз экономического и демографического роста



Скачать 258.72 Kb.
страница1/8
Дата12.06.2018
Размер258.72 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Д.э.н., профессор А.Ю. Шевяков
Социальное неравенство: тормоз экономического и демографического роста
Социально- экономическое неравенство в России вышло за допустимые рамки и превратилось в тормоз экономического развития и источник серьезного напряжения в обществе. К сожалению, в многочисленных дискуссиях о социально-экономическом положении российских граждан успешность решения социальных проблем ставится в зависимость от роста макроэкономических показателей, главным образом ВВП, а пока этот рост недостаточен — применяется адресное выделение ограниченных средств на социальную поддержку бедствующих слоев населения. В общественное сознание внедряется миф о том, что по мере экономического роста автоматически создается возможность повышения уровня жизни большинства населения, поскольку проблемы социальной сферы лежат в ресурсной плоскости. Этот миф не подтверждается научным анализом и противоречит фактам.

Условия и предпосылки роста людского благосостояния определяются не только количеством, но и структурой распределения произведенных благ между людьми. От характера этого распределения наше благосостояние зависит не меньше, а даже больше, чем от количества самих ресурсов. А в итоге, как известно, благополучие человека в обществе стимулирует экономический прогресс.1 Такова диалектика взаимодействия экономических и социальных факторов.

Социально-экономическое неравенство относится к системным характеристикам экономического устройства. Его системная роль выражается в том, что при одних и тех объемах распределяемых благ (ресурсов) доступность этих благ отдельным слоям населения, их вклад в развитие человеческого потенциала могут варьировать в широких пределах. Другими словами, возможности получения образования, обучения и воспитания детей, сохранения здоровья членов семьи, нормальных жилищных условий, пользования достижениями культуры и т.д. будут различаться, в одних случаях способствуя, а в других препятствуя реализации трудовых и творческих функций человека.

Являясь таким системным и, по существу, определяющим динамику социально-экономического развития фактором, неравенство доходов почти всегда оставалось на периферии не только социальной политики, но и экономической теории. И сегодня реальная политика, ориентируясь на абсолютные, да при том средние показатели уровня жизни, и связывая его повышение только с экономическим ростом и наличием ресурсов, не уделяет необходимого внимания социальному расслоению общества. Весьма показательно, что неравенство доходов и имущества не включено в перечень показателей, подлежащих государственному мониторингу и управлению, да и сами эти показатели недостаточно достоверны и нуждаются в научном обосновании.

До сих пор в основе социальной политики в РФ лежит либеральная точка зрения, согласно которой в странах, осуществляющих модернизацию экономики, рост неравенства неизбежен и представляет собой временное явление. Такие страны якобы должны делать выбор между ограничением неравенства и экономическим ростом. По мере экономического роста возрастание неравенства прекратится, а затем начнет сокращаться до масштабов, близких к масштабам неравенства в развитых странах. В результате бедность, сопровождающая чрезмерное неравенство, будет устранена. Именно эта точка зрения была взята на вооружение нашим правительством и определяла вектор социальной политики за все годы реформ.

Сегодня развитие теоретических и практических исследований в этой области показывает ошибочность таких представлений. В последнем исследовании Мирового банка2, в основе которого лежат результаты обширных статистических исследований по странам мира, показано, что чрезмерное неравенство препятствует экономическому росту. А еще раньше развитие теоретического моделирования неравенства привело к результату, который смутил самих теоретиков, и пока остается неизвестным политикам. В динамических моделях рынка с учетом накопления и наследования имущества неравенство неограниченно возрастает. Рост неравенства, не сдерживаемый прогрессивными налогами и другими способами перераспределения доходов, приводит к существенному увеличению доходов только богатых и обнищанию практически всего остального населения.3

Показательны на этот счет выводы доклада Всемирного банка «Справедливость и развитие», в котором говорится: « При высоком уровне экономического неравенства обычно экономические институты и социальные условия систематически действуют в интересах более влиятельных групп. Такие несправедливые институты способны приводить к экономическим потерям…Предпочтения при распределении общественных услуг предоставляются богатым, а таланты средних и беднейших групп населения остаются невостребованными. Общество в целом становится тогда менее эффективным и упускаются возможности для инноваций и инвестиций». 4

В России неравенство доходов населения росло все годы реформ и продолжает расти. Даже по официальным оценкам коэффициент дифференциации5 (коэффициент фондов) по крайним децильным группам составляет в среднем более 16 раз, а по оценкам независимых экспертов, до 30 раз, что многократно превышает показатели стран ЕС.6 Прогнозные расчеты этого показателя на 2025г. (при сохранении существующих распределительных механизмов и контрольных показателей роста зарплаты, пенсий и инфляции, определенных правительством) показывают его рост с 16 до 22-25. Особенно удручающее положение с неравенством в г. Москве, где его значение достигло 42. Трудно найти аналог таким запредельным значениям в статистике тех стран, где такая статистика существует.

И дело в том, что об успешности социальной политики и мероприятий по решению социальных проблем нам обычно предлагают судить по среднестатистическим показателям, которые не только не дают реального представления о продолжающемся углубляться социально-экономическом неравенстве и нарастании бедности, о существе и глубине деформации распределительных отношений, но просто вводят в заблуждение общественность.

Ярким примером здесь может служить различие в понимании и измерении бедности в РФ и в мире, прежде всего, таких понятий, как абсолютная и относительная бедность. Динамика показателей абсолютной бедности (этот показатель используется у нас), определяется исходя из прожиточного минимума (ПМ) как базы расчетов.7 Поэтому она зависит от величины этого минимума. Выбор значения и периодический пересмотр прожиточного минимума осуществляется практически без консультаций с наукой, общественностью и профсоюзами. И самое главное не соответствует современным реалиям.8 Он представляет достаточно произвольную и субъективную величину.

Вообще говоря, сама идеология построения ПМ унаследована из советской практики, когда многие необходимые потребности население удовлетворяло через общественные фонды потребления, и семья даже с низкими доходами имела реально бесплатный доступ к услугам здравоохранения, образования и отдыха. Поэтому ПМ не включал оплату того, что предоставлялось бесплатно из общественных фондов потребления. Мы сколь угодно можем говорить о бесплатном образовании и здравоохранении, но на самом деле сегодня даже за скорую помощь приходится платить. Эти и многие другие аспекты жизнедеятельности человека практически не представлены в прожиточном минимуме, и он является скорее уровнем выживания, да и то скорее по меркам военного времени. При таком статистическом измерении снижение в населении удельного веса бедных может объясняться неоправданным занижением официальной величины прожиточного минимума, отставанием её корректировки от темпа инфляции.9

Если же судить об относительной бедности так, как это делается в странах ЕС, где в качестве её границы выступает, как правило, 60% от медианного10 уровня доходов по стране, то численность относительно бедного населения России неуклонно продолжает расти. 11

Численность относительно бедного населения России (с доходом на душу менее 60% среднедушевого дохода) росла с небольшими колебаниями во все годы реформ. И сейчас более половины населения России остается относительно бедным, что видно из приводимого графика.



Рис.2

С точки зрения нормальной экономической логики (тем более логики социального государства) показанная на графике динамика представляется просто абсурдной. Она показывает, что деформация распределительных механизмов, связанная, прежде всего, с концентрацией доходов у богатых, достигла такого уровня, когда нарушается даже естественная логика снижения бедности по мере экономического роста.

Политика правительства по снижению масштабов бедности может служить хорошей иллюстрации недооценки и даже непонимания этой проблемы. Определяя уровень бедности на основе прожиточного минимума, правительство связывает снижение масштабов бедности только с повышением минимального размера оплаты труда (МРОТ)12, а также зарплаты бюджетникам, пенсий и других пособий, выделяя для этого дополнительные средства и наивно полагая, что эти средства в основном попадают к бедным. 13 Но, как показывает детальный анализ доходов различных групп населения, даже достаточно радикальные предложения по повышению МРОТ и пенсий, которые в последнее время афишируются как проявление заботы о трудящихся, не могут привести к заметным сдвигам в снижении бедности и неравенства: только 12-15% выделяемых на эти цели ресурсов попадают к действительно бедным. Дело в том, что повышение зарплат и пенсий происходит в отношении конкретных личностей, а уровень бедности измеряется по отношению к домохозяйствам. А пенсионеры, бюджетники и пр. присутствуют и в богатых, и в бедных домохозяйствах, что приводит к «размыванию» эффекта мероприятий по повышению МРОТ, пенсий и др. по всем доходным группам.

Как по стране в целом, так и в самом богатом городе РФ Москве мы далеко «впереди» стран Запада по абсолютному показателю бедности – доли населения, находящегося на уровне и ниже прожиточного минимума, не говоря уже об относительной бедности. Особенно тревожное положение с детской бедностью. По абсолютному ее показателю (доход на ребенка ниже прожиточного минимума) детская бедность сегодня составляет 24%, а относительная (ниже 60% среднедушевого дохода) - 46% против относительной бедности по всему населению РФ – 34 % и при среднеевропейской детской бедности в 6-8%. С каждым последующем деторождением семья погружаются во всё более глубокую бедность: относительная бедность полной семьи с одним ребёнком – 42%; полной семьи с двумя детьми – 48%; полной семьи с тремя детьми – 55%;

Что бы лучше представить, где находится Россия по показателю детской бедности в сравнении со странами OECD, достаточно посмотреть на рис. 3 .



Данные приведены для показателя бедности на уровне 50% среднего дохода.14


Во всех семейных разрезах масштабы детской бедности в России в 4 – 5 раз превышают средние по OECD показатели, а для Западной Европы – в10 раз! Это демонстрирует следующий график.




Каталог: baner
baner -> Смена курса? Уроки глобального кризиса
baner -> Р. Гринберг. Парижская хартия как упущенный шанс
baner -> Член-корреспондент ран ж. Т. Тощенко раскол общественного сознаниЯ – угроза преобразованию россии
baner -> Д э. н. Кондрашова Л. И. Какая демократия нужна Китаю?
baner -> Чирикова А. Е. Российская элита и ее роль в общественном развитии: вызовы ХХI века
baner -> Современная журналистика: состояние, тенденции, проблемы
baner -> Заболотный В
baner -> Методика оценки и минимизации издержек в сфере информационных технологий


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница