Д э. н. Кондрашова Л. И. Какая демократия нужна Китаю?



Скачать 361.39 Kb.
страница1/3
Дата21.05.2018
Размер361.39 Kb.
  1   2   3




Д.э.н. Кондрашова Л.И.

Какая демократия нужна Китаю?
В развитых странах сложилось представление о тесном, почти брачном союзе рыночной экономики и демократической политической системы в идеологическом наряде экономического и политического либерализма. Классическими концептами демократии признаются свободные выборы, парламентаризм, разделение властей, многопартийность, уважение прав оппозиции и меньшинства, независимая пресса, права человека. В такой трактовке «полноценная демократия» навязывается всем народам как эталон политического устройства, пригодный на все случаи жизни вне зависимости от экономических, социальных, цивилизационных и культурных различий. В принятой Межпарламентским союзом Демократической декларации 1997 г. демократия объявлена идеалом и целью, а ее базой - ценности, разделяемые всеми народами мирового сообщества вне зависимости от их культурных, политических, социальных и экономических различий.1 «Принуждение к демократии» осуществляется информационно-пропагандистскими методами, прямым военным насилием и путем экспорта «цветных революций».

Серьезные аналитики и политики, не согласные с таким навязыванием глобалистского демократического проекта, указывают на разные ипостаси «демократии», которую следует рассматривать как тип политического устройства, как процедуру формирования и смены элит, как инструмент формирования гражданского общества и как некую мировоззренческую установку. Согласно этой логике, широкий диапазон демократических требований и их субъективистские трактовки не позволяют установить единый «демократический стандарт», необходимый для зачисления той или иной страны в «демократическую конгрегацию». Отсюда следует вывод о многообразии демократических обликов разных стран, о закономерной эволюции критериев демократичности. Жизнь убеждает в порочности механического перенесения западных учреждений в условия других стран и бездумной имитации понятийных моделей, хорошо зарекомендовавших себя применительно к западным политическим реалиям. Сравнение исходного, античного и современного варианта «демократии» дает полное основание относиться к этой категории как исторической, содержание которой меняется в разные эпохи. Отсюда следует, что нынешняя «эталонная демократия» в будущем может сильно измениться под влиянием процессов экономической интеграции, повышения среднего уровня образования, внедрения новых средств электронной коммуникации и других причин. Все большее признание находит идеи специфичной эволюции отдельных обществ, согласования экономических, социальных и политических реформ.

Примером явного отступления от принятых демократических стандартов может служить своевольный Китай, столь успешно продвигающийся по пути рыночных реформ, но сохраняющий «руководящую роль» КПК и не слишком симпатизирующий парламентской системе. Можно встретить мнение, что Китай движется к цивилизованному рынку без всякой демократии, что идеи демократии в ее западном варианте противоречат традиционному мышлению и мешают модернизации Китая. По словам Президента Японского института международных отношений (Токио) Юкио Сато, «до сих пор человечество еще не имело демократического эксперимента в стране с 1,3 млрд. жителей».2 Такого рода выводы одними интерпретируются как позитив (это не мешает развитию страны), другими как негатив (такое положение чревато системным кризисом). Явные недоброжелатели Китая по свежим следам таких событий, как восстание в Тибете в 1959 г., студенческих демонстрации 1989 г, подавление сепаратистских вступлений в Синьцзяне и Тибете в 2008 г, обвиняли и продолжают обвинять его в тоталитаристских преступлениях. Политическая ангажированность таких выпадов не вызывает сомнений. Но очевидно и то, что сами термины «тоталитаризм» и «демократия» в контексте современных политических реалий превратились в пропагандистские штампы, используемые исключительно для манипуляции общественным сознанием и навязывания единого международного порядка под эгидой развитых капиталистических стран.3.

Китайское осторожное восприятие идеи «демократии» ко всему прочему объяснимо ее «чужеродным» происхождением. Сам термин «демократия» появился в Китае только в конце Х1Х века, когда возникла потребность перевода на китайский язык произведений западных авторов, и его биномная композиция (два иероглифа - «минь» и «чжу», народ-хозяин) интуитивно воспроизводит древнеевропейскую концепцию человека-хозяина, властелина над всем предоставленным в его распоряжение миром природы, что противоречит древнекитайским представлениям о гармонии человека и природы.

При жестких административных методах внеэкономического принуждения и сакрализации власти представление о «демократии», подобное античному, просто не могло возникнуть. Исторически сложившийся в Китае особый антагонистический способ производства с господствующими распределительными и натуральными отношениями («азиатский способ производства», по определению Карла Маркса) породил феномен «власть-собственность». Опиравшееся на разветвленный административный аппарат «бюрократическое государство» выступало в роли сакрального правителя и формального собственника всех наличных ресурсов, сдерживало развитие товарно-денежного уклада и сепаратистские тенденции. Прочно утвердившуюся монократическую форму правления олицетворял монарх, ответственный в своих деяниях только перед Небом. Оппозиция «власть-народ» всегда воспринимались как естественный государственный консенсус, обеспечивающий политическую стабильность и историческую преемственность.

В отличие от победившей на Западе теории либерализма, построенной на самостоятельной ценности отдельной личности и на огражденных от произвола правителей легализованных «правах человека», в китайской философии приоритет отводился национальному суверенитету и традиционной социальности. Отдельный человек изначально рассматривался как социальное существо, непосредственно причастное к жизни общества и государства. Подданный нес бремя распоряжений высшей власти как некоей священной харизмы, не испытывая при этом тех форм прямого личностного закабаления, какие существовали в феодальной Европе и крепостнической России. Понимание личности как воплощения коллективности, как обязанность соблюдать интеграционные интересы иерархически построенного человеческого сообщества (семья, клан, государство), вело к укоренению в национальном сознании представления о величии власти и одновременно о ее всеобщей легитимности в отношении всех и каждого.

Однако при всех отличиях восточного и западного путей развития не приходится говорить о принципиальном антидемократизме китайской политической культуры. 4 Если подходить к демократии как к этическому императиву особого стиля жизни и свободы выбора этого стиля, как к нечто большему, чем форма правления, а именно «способу ассоциативной жизни, коммуникативно закрепленному общему (conjoint) опыту», 5 то окажется, что идеал демократии отнюдь не отторгался китайской политической культурой. Его китайским изданием можно считать конфуцианский принцип этического управления, т.е. управления на основе сложившихся традиций и этических норм (ли) при соблюдении установившейся социальной соподчиненности «государство - правитель - подданный» и перенесением норм родственных отношений на все государственное устройство: глава клана (государство) - глава семьи - (правитель) - члены семьи (население). Конфуцианское понятие «ли» (ритуал) означает соблюдение правил человеческого общежития, и такое рациональное построение общества, объединительным началом которого служит Культура с большой буквы. Конфуцианское учение освящало право народа положить конец деспотическому правлению и низложить тирана, нарушившего «мандат Неба». Именно этот смысл («смена мандата») заложен в слове «гэмин», которое переводится на другие языки как «революция».

Помимо «этического управления», в Китае издревле культивировались идеи «естественного управления» и самоуправления. Если конфуцианство и легизм делали ставку на ту или иную форму организации (через «ли» или через закон, «фа»), то в учении основателя даосизма Лаоцзы на первое место ставилась самоорганизация как всего миропорядка, так и человеческого сообщества. «Свобода по Лаоцзы» предполагает наличие нравственной личности, которая живет в согласии с «внутренними ограничениями», и нравственного правителя, который действует в интересах общества и его просвещения. Самым лучшим правителем считался тот, чья власть была неощутима подданными, при котором все дела совершались без вмешательства извне, без всякого насилия (принцип «увэй», «недеяния»).

Вместо демократического принципа выборности власти путем поименного голосования в Китае на протяжении многих столетий действовал порядок комплектации бюрократических структур с помощью системы экзаменов, позволяющих выявлять эрудицию претендентов на должности и их готовность к выполнению управленческих обязанностей. Уже в 1 веке до н.э. в Китае была учреждена высшая школа «тайсюэ, явившаяся прообразом университета, а к УП веку, когда развернулось насаждение системы императорских экзаменов, была по всей стране создана сеть классических учебных заведений. Из числа успешно выдержавших экзамены, в которых мог формально участвовать каждый желающий, шло формирование бюрократов разных уровней. Такого формального равенства возможностей при вхождении в управленческую элиту Европа никогда не знала. 6

При анализе современного китайского отношения к демократии необходимо учитывать общую обстановку экономического рывка. Проведение политики ликвидации экономической отсталости требует установления жесткой вертикали власти, необходимой при принятии непопулярных решений. Работая над выбором мобилизационной стратегии, правители не могут допустить широкого разброса мнений и общенародного обсуждения политических деятелей, что может обернуться «игрой компроматов». Введение конкуренции в политическую жизнь чревато превращением латентных конфликтов в открытые. Волны, которые поднимает «стихия выборов», способны раскачать государственную «лодку» до опасного крена в сторону этнического и религиозного сепаратизма. Переход от автократии к демократии оправдан только тогда, когда сопровождающие его повышенные риски не угрожают разрушением целостности государства и его суверенитета, и наоборот, сдерживание демократических процессов чревато консервацией отжившей системы, усугублением социальных конфликтов.

Следует также иметь в виду, что введение и поддержание демократии является достаточно дорогостоящим мероприятием, и она оказывается востребованной только при высоком уровне экономического развития, обеспечивающем необходимые ресурсы, и при наличии демократических настроений в обществе. Демократия работает только в условиях эффективных государственных институтов, создание которых требует и времени, и денег... Даже те финансовые затраты, которые необходимы для проведения самих выборов, в условиях слаборазвитости выглядят как неоправданные «излишества», а отсутствие демократически ориентированного электората с определенными претензиями к претендентам во власть может превратить выборы в подлинный фарс.

И, наконец, нельзя абстрагироваться от того, что сейчас во многих странах при развитых технологиях получения и распространения информации выборный механизм утрачивает свое предназначение служить интересам избирателей, а помогает манипулированию общественным мнением в угоду определенным слоям и определенным идеологическим постулатам. Проблематичной становится и сама возможность выбора. Выбирают не носителей тех или иных идей с определенными нравственными качествами, а информационный образ, встроенный в систему общественных ожиданий, формированием которых занимаются СМИ. Путем выборов к власти приходят отнюдь не «люди из народа», а представители управленческой и предпринимательской “элиты”. Зачастую заявляемые ими демократические цели быстро уступают место антидемократическим порядкам и режимам олигархии.

Нарастающее «разочарование демократией» объяснимо также тем, что прямая демократия в больших сообществах технически невозможна, а «представительная демократия» на глазах вырождается в систему лоббирования интересов мощных экономических групп, конкурирующих друг с другом. При современном развитии средств массовой информации политтехнологи успешно манипулируют общественным мнением и легко симулируют демократические порядки. Техника управления обществом все более сближается с техникой маркетинга. Мало того, что выборы не позволяют выделить наиболее достойных кандидатов во власть, они к тому же не способны обеспечить контроль над властью со стороны народа. «Народовластие, - говорил в свое время Макс Вебер, - это иллюзия. Народ может быть свободен в выборе правителя, но на этом его участие в правлении заканчивается. Если угодно, можете считать это демократией». По мнению Фарида Закария, за пределами атлантического мира демократия зачастую оказывается тиранией выбранного руководства (вождей, вождя), то есть, в сущности, способом легитимации авторитарного правления7. Практика превентивных войн во имя смены недемократических режимов отнюдь не способствовала популярности идеи демократии. В России дискредитация демократии пришла вместе с разочарованием в реформаторах, выступавших под демократическими знаменами.

Отношение к демократии как этическому императиву, что логически вытекает из ее определения как «власть из народа и для народа»,8 не позволяет противопоставлять две стороны этой концепции – процедурную и нормативную. Критерием «демократичности» государства при таком подходе служит не только наличие выборов законодательных органов, но также защита основных прав человека, социальная направленность принимаемых законов, обеспечение достойного уровня жизни для рядовых граждан.



Каталог: baner
baner -> Смена курса? Уроки глобального кризиса
baner -> Р. Гринберг. Парижская хартия как упущенный шанс
baner -> Член-корреспондент ран ж. Т. Тощенко раскол общественного сознаниЯ – угроза преобразованию россии
baner -> Чирикова А. Е. Российская элита и ее роль в общественном развитии: вызовы ХХI века
baner -> Современная журналистика: состояние, тенденции, проблемы
baner -> Заболотный В
baner -> Методика оценки и минимизации издержек в сфере информационных технологий
baner -> Д э. н., профессор А. Ю. Шевяков Социальное неравенство: тормоз экономического и демографического роста
baner -> Общество, экономика, этика: в служении русской православной церкви
baner -> Движущая сила общества


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница