Д. А. Авдеев Православная психиатрия



страница16/17
Дата16.02.2018
Размер0.85 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Святой Авва Дорофей

Однажды Авва Агафон на улице города нашел странника; старец, продав свое рукоделье, нанял хижину для больного и оставался при нем четыре месяца до выздоровления странника.


Житие преподобного отца нашего Пимена Многоболезненного


Память 7 августа (20 августа по новому стилю).

Приступая к повествованию о блаженном Пимене, заметим, что здесь мы познакомимся с великими его страданиями и узнаем о примере безропотного перенесения недугов и научимся, как переносить доблестно, с благодарением, болезни телесные и как в немощи совершается сила Божия.

Блаженный Пимен родился на свет больным, больным он и вырос. Но сия телесная болезнь не дала в нем места болезни душевной. Он был чист от всякого порока и от утробы матери не знал скверного греха. Много раз молил он родителей своих отдать его в монастырь, где бы он мог принять пострижение в иноческий образ; но чадолюбивые родители не хотели расставаться с сыном. Они желали иметь его наследником по смерти своей и потому отказывались исполнить его просьбу. Однажды тяжко занемог блаженный. Казалось, что он уже был близок к смерти; все отчаялись в его жизни. Тогда, понужденные несчастием, родители принесли сына в Печерский монастырь и стали просить преподобных отцов молиться о болящем, чтобы Господь исцелил его от недуга. Преподобные же отцы те, несмотря на продолжительную и усердную молитву, не могли оказать ни малейшей пользы болящему, ибо молитва его преодолела молитвы всех. Сам болящий не просил себе здоровья у Господа, но, напротив, молился о продолжении болезни, зная, что если он был бы здрав, то родители взяли бы его из монастыря и лишили осуществления заветного желания. Так как отец и мать были здесь и не давали возможности сыну принять пострижение, то блаженный впал в великую печаль и прилежно начал молиться Богу об исполнении желания своего, и вот в одну ночь, когда слуги и родители его спали, вошли к нему светлые ангелы, одни в образе прекрасных юношей, другие в образе игумена и братии, неся в руках свечи, Евангелие, власяницу, мантию, куколь и все, что необходимо для пострижения, и сказали ему: "Желаешь ли, что- бы мы постригли тебя?" Блаженный же с радостью отвечал: "Ей! хочу! Бог послал вас, Господие мои; молю, исполните желание сердца моего". Тогда они начали предлагать вопросы, совершая все по порядку, как пишется в уставе иноческого пострижения. Итак, постригли его в великий ангельский образ, облекли в мантию и куколь, нарекли его Пименом. Вручив же ему, по обычаю, свечу горящую, сказали: "Сорок дней и ночей пусть не угасает свеча эта". Вместе с тем они предсказали ему всегдашнее страдание от телесных болезней, заметив при этом, что получение здравия будет знамением наступления смерти. Совершивши все это, они лобзали его и ушли в церковь, взяв власы его в убрус, который положили на гроб преподобного Феодосия.

Братия же, находящаяся вблизи в келлиях своих, услышав глас пения, разбудила прочих, полагая, что игумен с некоторыми постригает болящего или что болящий уже преставился, и поэтому все вместе пришли в ту келлию, где лежал блаженный. Но, придя, нашли тут всех спящими; отец, мать и слуги также спали. Между тем, всюду распространялось благоухание; болящий, находясь в бодрственном состоянии, был исполнен радости и веселия и облечен в иноческую одежду. Братия тогда с удивлением спросили болящего: "От кого, брате, принял ты пострижение? и что за пение слышали мы здесь, коего, однако, родители, бывшие у одра твоего, не слышали?" Больной отвечал: "Думаю, что игумен, придя с братиею, постриг меня и назвал Пименом; те-то и песнопения совершали, что вы слышали, и свечу, которую вы теперь видите, дали мне, сказав при этом, что она будет гореть непрестанно в продолжение 40 дней и ночей. Власы же мои взяли они в убрус и отправились с ними в церковь". Слыша это, братия тотчас отправилась к церкви. Церковь оказалась запертой. Тогда разбудили пономарей и спросили их: не входил ли кто в церковь после повечерней молитвы? Они отвечали, что никто не входил, так как и ключи спрятаны у эклисиарха. Разбудили и эклисиарха: тот взял ключи, которых не давал никому, и пошел в церковь, и вот на гробе преподобного Феодосия нашли власы, лежащие в убрусе. Тогда рассказали обо всем этом игумену. Игумен же, весьма удивившись, начал искать тщательно, кто бы мог постричь сего блаженного Пимена, но не находил такового. И всем стало понятно, что это совершилось по промыслу и воле Божией свыше, чрез святых ангелов Господних. Игумен с братией рассуждали, можно ли вменить то пострижение блаженного во уставное пострижение? Но так как имели свидетельство, именно власы, найденные на гробе преподобного Феодосия и чудесно сюда перенесенные, а также свечу, неугасаемо горящую в продолжение сорока дней; взирая на все это, игумен с братиею признали излишним творить над преподобным свое пострижение, но только сказали: "Довольно, брат Пимен, тебе; ты от Самого Бога получил иноческий образ и нареченное имя. Но только скажи нам (спрашивал его игумен, придя с книгами пострижения): каковы были постригшие тебя? и не оставили ли чего-нибудь написанного в книгах этих?" Блаженный же Пимен сказал игумену: "Почто меня искушаешь, отче! Ты сам, со своею братиею, придя сюда, совершил надо мною все, что написано в книгах этих. При этом сказал мне еще и то, что во всю жизнь мне предстоит пребывать в болезни, и что здравие, дабы я мог своими руками понести свой одр, будет подано мне пред исходом моим. И теперь прошу, моли о мне, отче святый, да подаст мне 1осподь терпение". Слыша это, все оставили его с миром. Блаженный же Пимен, согласно пророчеству постригших его, много лет лежал в тяжкой и весьма мерзкой болезни, так что прислуживавшие ему гнушались, неоднократно оставляя его без пищи и пития в продолжение двух и даже трех дней. Он же с радостию все терпел и благодарил о всем Бога.



Случилось некогда, что один больной был принесен в монастырь Печерский и пострижен. Братия же, заботящаяся о служении больным, взяла и этого и принесла к блаженному Пимену, чтобы служить обоим вместе; но часто службой этой пренебрегала, оставляя забытыми обоих болящих; они изнемогали от жажды. Тогда блаженный Пимен сказал другому болящему: "Брат! Так как прислуживающие нами гнушаются, то хотел ли бы ты быть на службе этой, если бы восставил тебя Господь?" Больной обещал блаженному, что он будет до смерти своей усердно служить болящим. Блаженный Пимен сказал ему: "Вот, Господь отнимает болезнь твою от тебя и, сделавшись здравым, исполни обещание твое, служа мне и подобным мне. На нерадивых же о таковом служении Господь наведет болезнь лютую, чтобы они, наказанные так, получили спасение". Больной тотчас поднялся совершенно здравым и начал служить преподобному Пимену, а прежние его прислужники, гнушавшиеся своего дела - служения больным, были объяты недугом, по слову блаженного. Исцелившийся от недуга брат служил усердно, но, побыв немного в таковом деле, и он уклонился от Пимена вследствие мерзкой болезни блаженного и оставил его без хлеба и воды. Удалившись же, лег в одной храмине для от дыха. И вот внезапно поразил его огненный недуг и, не в силах будучи встать и стерпеть трехдневной жажды, он начал кричать: "Спасите меня, ради Господа, ибо умираю от жажды". Братия, услышавши крик, пришла к нему и, видя его, одержимого лютым недугом, сообщила об этом блаженному Пимену, говоря: "Брат, служивший тебе, умирает". Блаженный же Пимен сказал: "Еже, аще сеет человек, то и пожнет" (Гал. 6, 7). Так как оставил меня без пищи и пития, то и сам восприял это, солгавши Богу и презрев слабость мою. Но так как мы научены от Господа не воздавать зла за зло, то пойдите и скажите: "Пимен зовет тебя; вставай и иди". Когда пришедшие произнесли это больному, он почувствовал себя здравым и, вставши, сам пришел к блаженному. Блаженный увещевал его, говоря: "Маловерный! Вот ты теперь здоров; смотри, не согрешай больше. Не знаешь ли, что равную мзду иметь будут - болящий и служащий ему, ибо терпение убогих не погибнет до конца; но, получая здесь скорбь и туту, они будут иметь радость и веселие там, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная. Ради этого, брате, я и терплю сие. Бог же, Который тебя исцелил, по моей молитве, от недуга твоего, тот может и меня восставить от одра сего и исцелить болезнь мою. Но сам я не хочу этого, ибо - претерпевый до конца, сказал Господь, той спасен будет (Мф. 10,22). Лучше в жизни этой я сгнию весь, зато в будущей плоть моя будет без истления. Здесь потерплю смрад, зато там исполнюся неизреченного благоухания. Добро, брат, и великое счастье предстоять в светлом, чистом и пресвятом месте в церкви, где невидимо с ангельскими силами воссылается песнь Богу, ибо церковь - небо земное нарицается, и стоящие в ней как бы на небеси предстоят. И что значит эта темная и смрадная храмина, не прежде ли это суда - суд и прежде бесконечные муки - мука. Но кто с благодарением и покорностью терпит здесь, тот достойно может сказать: терпя потерпе Господа, и внят ми (Пс. 39, 2). Утешая таковых, и апостол говорит: аще наказания терпите, яко сыновом обретается вам Бог, аще ли без наказания есте (Евр. 12, 7), убо прелюбодейчище есте, а не сынове. Увещевает нас, братие, к перенесению страдания и Господь, говоря: в терпении вашем стяжите души ваши. Наставленный таковым увещанием блаженного, брат был глубоко тронут и с тех пор неотступно служил святому Пимену. Доблестный же страдалец и достойный подражатель праведного Иова, воссылая непрестанные благодарения Богу, лежал, одержимый страданиями своими, в продолжение двадцати лет. Но вот приспел час и время преставления преподобного. Во святом Печерском монастыре явилось знамение. Ночью над трапезною показалось вдруг три огненных столпа и отсюда простирались они вверх по направлению к церкви. Бог весть, о чем говорило сие дивное знамение! Но истинно то, что Бог, в Троице прославляемый, творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный, уже прислал ангелов Своих за душой Многоболезненного Пимена, ибо в тот день страдалец Пимен внезапно почувствовал себя здоровым и узнал час исхода своего, как предсказали ему постригшие его. Восставши от одра своего, преподобный обошел все келлии, поклонился всем и простился с братиею смиренно. Болящим же братиям сказал: "Друзья мои и братия! встаньте и проводите меня", - и тотчас, по слову преподобного, болезни их исчезли, и, встав на ноги свои здравыми, они пошли со своим благодетелем. Он же, войдя в церковь, причастился Божественных тайн, и после этого, взявши погребальный одр, без постороннего указания пути понес его к пещере, в коей никогда не был и которую не видел от рождения своего. Войдя в пещеру, он поклонился гробу преподобного Антония и показал место, где желал быть положен. Затем преподобный на время замолчал и потом, обратившись к братии, торжественно сказал: "Вот, братие, пришли теперь постригшие меня, чтобы взять меня с собою", и вслед за этими словами возлег на одр и успе о Господе. Братия же с великою честию положила его на показанном месте в пещере и восхвалила Господа, дивного во святых Своих. Ему же слава, честь и держава подобает ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Душеполезное чтение

Исцеление Н.А. Мотовилова святым Серафимом Саровским


За год до пожалования мне заповеди о служении Божией Матери при Дивеевской обители, великий старец Серафим исцелил меня от тяжких и неимоверных, великих ревматических и других болезней, с расслаблением всего тела и отнятием ног, скорченных и в коленках распухших и язвами пролежней на спине и боках, коими я страдал неисцельно более трех лет.

1831 года 9 сентября батюшка отец Серафим одним словом исцелил меня от всех болезней моих. И исцеление это было следующим образом. Велел я везти себя, тяжко больного, из сельца Бритвина, Нижегородского Лукояновского имения моего к батюшке О.Серафиму; 5 сентября 1831 года я был привезен в Саровскую пустынь; 7 сентября и 8-го, на день Рождества Божией Матери, удостоился я иметь две беседы первые с батюшкой о. Серафимом, до обеда и после обеда в монастырской кельи его, но исцеления еще не получил. А когда на другой день, 9 сентября, привезен был я к нему в ближнюю его пустыньку близ его колодца, и четверо человек, носившие меня на своих руках, а пятый, поддерживавший мне голову, принесли меня к нему, находившемуся в беседе с народом, во множестве приходившем к нему тогда, возле большой и очень толстой сосны и до сего времени (шестидесятые года истекшего столетия) на берегу речки Саровки существующей, на его сенокосной пажнинке, меня посадили. На просьбу мою помочь мне и исцелить меня он сказал:

- Да ведь я не доктор. К докторам надобно относиться, когда хотят лечиться от болезней каких-нибудь.

Я подробно рассказал ему бедствия мои и что я все три главные способы лечения испытал, а именно: аллопатией - лечился у знаменитых в Казани докторов - Василия Леонтьевича Телье и ректора Императорского Казанского Университета Карла Феодоровича Фукса, по знанию и практике своей не только в Казани и России, но и за границей довольно известного медика-хирурга; гидропатией - на Сергиевских минеральных серных водах, ныне Самарской губернии; взял целый полный курс лечения и гомеопатией у самого основателя и изобретателя сего способа Ганнемана чрез ученика его, пензенского доктора Питерсона, - но ни от одного способа не получил исцеления болезней моих и затем ни в чем уже не полагаю спасения и не имею другой надежды получить исцеления от недугов, кроме как только лишь благодатиею Божией. Но, будучи грешен и не имеючи дерзновения сам ко Господу Богу, прошу его святых молитв, чтобы Господь исцелил меня. И он сделал мне вопрос: - А веруете ли Вы в Господа Иисуса Христа, что Он есть Богочеловек и в Пречистую Его Божию Матерь, что она есть Приснодева? Я отвечал: - Верую!

- А веруешь ли, - продолжал он меня спрашивать, - что Господь, как прежде исцелял мгновенно и одним словом Своим или прикосновением Своим все недуги, бывшие на людях, так и ныне так же легко и мгновенно может по-прежнему исцелять требующих помощи одним же словом Своим, и что ходатайство к нему Божией Матери за нас всемогуще, и что по сему ходатайству Господь Иисус Христос и ныне так же мгновенно и одним словом может исцелить вас?

Я отвечал, что истинно всему этому всею душой моей и сердцем моим верую и, если бы не веровал, то не велел бы везти себя к нему.

- А если Вы веруете, - заключил он, -то Вы здоровы уже!

- Как здоров? - спросил я, - когда люди мои и Вы держите меня на руках.

- Нет! - сказал он мне, - вы совершенно всем телом вашим теперь уже здоровы вконец!

И он приказал державшим меня на руках своих людям моим отойти от меня, а сам, взявши меня за плечи, приподнял от земли и, поставив на ноги мои, сказал мне:

- Крепче стойте, тверже утверждайтесь ногами на земле... вот так! Не робейте! Вы совершенно здравы теперь.

И потом прибавил, радостно смотря на меня:

- Вот, видите ли, как Вы хорошо теперь стоите? Я отвечал:

- Поневоле хорошо стою, потому что Вы хорошо и крепко держите меня! И он, отняв руки свои от меня, сказал: - Ну, вот уже и я теперь не держу Вас, а Вы и без меня все крепко же стоите; идите же смело, батюшка мой, - Господь исцелил Вас! идите же и трогайтесь с места!

Взяв меня за руку одной рукой своею, а другою в плечи мои немного подталкивая, повел меня по траве и по неровной земле около большой сосны, говоря:

- Вот, ваше боголюбие, как Вы хорошо пошли! Я отвечал:

- Да, потому что Вы хорошо меня вести изволите!

- Нет! - сказал он мне, отняв от меня руку свою. - Сам Господь совершенно исцелить Вас изволил, и Сама Божия Матерь о том Его упросила. Вы и без меня теперь пойдете и всегда хорошо ходить будете; идите же! и стал толкать меня, чтобы я шел. - Да этак я упаду и ушибусь! - сказал я. - Нет! - противоречил он мне, - не ушибетесь, а твердо пойдете...

И когда я почувствовал в себе какую-то свыше осенившую тут меня силу, приободрился немного и твердо пошел, то он вдруг остановил меня и сказал:

- Довольно уже! - и спросил: - Что, теперь удостоверились ли Вы, что Господь Вас действительно исцелил во всем и во всем совершенно?.. Отъял Господь беззакония Ваши и грехи Ваши очистил есть Господь. Видите ли, какое чудо Господь сотворил с Вами ныне?! Веруйте же всегда несомненно в Него, Христа Спасителя нашего, и крепко надейтесь на благоутробие Его к Вам; всем сердцем возлюбите Его и прилепитесь к Нему всею душею Вашею и всегда крепко надейтесь на Него и благодарите Царицу Небесную за Ее к Вам великие милости. Но так как трехлетнее страдание Ваше тяжко изнурило Вас, то Вы теперь не вдруг помногу ходите, а постепенно: мало-помалу приучайтесь к хождению и берегите здоровье Ваше, как драгоценный дар Божий!..

И, довольно потом еще побеседовав со мною, отпустил меня на гостиницу совершенно здоровым.

Итак, люди мои пошли одни из леса и ближней пустыньки до монастыря, благодаря Бога и дивные милости Его ко мне, явленные в собственных глазах их, а я сам один сел с гостиником отцом Гурием, твердо без поддержки людской сидя в экипаже, возвратился в гостиницу Саровской пустыни. А так как многие богомольцы были со мною при исцелении моем, то прежде меня возвратились в монастырь, всем возвещая о великом чуде этом.

***

О. Иоанн Кронштадтский находился в царском дворце в Ливадии при последних днях жизни Императора Александра Ш, и самая кончина Государя последовала в его присутствии. Больной Государь встретил о. Иоанна словами: "Я не смел пригласить Вас сам. Благодарю, что Вы прибыли. Прошу молиться за меня. Я очень недомогаю..." Это было 12 октября 1894 года. После совместной коленопреклоненной молитвы-1осударя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного и явились надежды на его полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение. В последние часы своей жизни Государь говорил о. Иоанну: "Вы - святой человек. Вы - праведник. Вот почему Вас любит русский народ". "Да, - отвечал о. Иоанн, - Ваш народ любит меня". Умирая, по принятии Святых Тайн и Таинства Елеосвящения, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: "Когда Вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю - не отнимайте их". О. Иоанн так и продолжал держать свои руки на голове умирающего Царя, пока Царь не предал душу свою Богу.


Исцеление отроковицы


Заботами и трудами своей матери я была определена в число воспитанниц Званского Державинского училища 9 1/2 лет, 15 августа 1876 года, где продолжала свое учение три года с половиною, до 18 января 1880 года, в добром здравии. Того же года 18 числа января я ушибла себе правую ногу повыше ступни и немедленно была помещена в училищную больницу... 13 января 1881 года я была отправлена на излечение в Петербург, в больницу при Свято-Троицкой общине сестер милосердия, где определена моя болезнь воспалением надкостниц в сочленениях, и здесь я пробыла до 10 июня настоящего года. 11 июня я опять была возвращена в Державинское училище не получившею никакого облегчения и не могущую ходить без костыля и проводника и при этом чувствовала боль во всей правой стороне своего организма.

Видя такое свое горькое, тяжелое положение, по внушению своей матушки начальницы, я уразумела, что остается одно - искать помощи у Врача небесного, и я обратилась с усердною молитвою к угоднику Божию, святому великомученику и целителю Пантелеймону (которого икона, с частью его святого мощей, находится в нашем храме), и читала по нескольку раз в день акафист ему.

В ночь с 23 на 24 июля я вижу во сне старца, который говорит мне: "Ты молишься и читаешь акафист целителю Пантелеймону, а никогда не пробуешь ступить на больную ногу; нужно молиться и веровать, что святой великомученик может исцелить. Когда будет праздник целителя Пантелеймона, то ты без костыля иди в церковь; если же ты этого не сделаешь, то будешь строго наказана". После чего он и удалился. Наутро я рассказала сон послушнице Варваре, заведовавшей больницей, которая сообщила это матушке игумений. После я почувствовала неопределенный страх и боязнь и стала еще усерднее молиться Богу.

В ночь с 25 на 26 июля мне вторично является тот же муж и говорит: "Ты колеблешься, что тебе не дойти будет до церкви без костыля, так вот ты что сделай: когда будет праздник целителя Пантелеймона, пред всенощной возьми из лампады целителя Пантелеймона масла, прежде помажь ногу, потом прочитай акафист ему, и ты тотчас почувствуешь исцеление, и читай в день столько же раз акафист, сколько читаешь и до исцеления; если же этого не исполнишь, то будешь строго наказана". Он потом обернулся в святой угол и сказал: "Завтра праздник, а здесь и лампада не теплится" (это было на воскресный день). И потом пошел зажигать ее, и когда он поднял руки, чтобы зажечь, то я увидела, что он был старческого лица, в монашеском одеянии, и подумала: кто он такой? Когда он зажег лампадку, подошел и сказал: "Я тот, которому ты никогда не молилась и не молишься, но я сжалился над тобой, и мы вместе с целителем Пантелеймоном ходатайствовали за тебя Богу. Все то, что ты доброе сделала, принято Богом; твоя молитва услышана, и ты получишь исцеление тогда, когда исполнишь то, что я тебе сказал" - и удалился. Я проснулась, пробило 12 часов, и я слышала шаги кого-то удалявшегося от меня, я встала, помолилась и опять заснула. 26 июля, накануне праздника пред всенощной, я взяла масла от иконы целителя Пантелеймона, которое у меня было раньше запасено, помазала ногу, и когда мазала, то читала акафист и заметила, что нога моя, прежде бывшая темного цвета и холодная, переменилась в обыкновенный вид и стала теплою; когда я дочитала до 5-го кондака: Чудо преславное сотвори тобою Господь, у меня невольно зашевелилась нога без боли. В это время вошла ко мне Варвара, и я попросила прочитать снова акафист, а сама стала молиться, стоя на одной ноге без костыля и делая поясные поклоны. Когда же Варвара начала читать икос: Разум Богадухновен имея, о доброй воителю Пантелеймоне, я стала на колена. По прочтении акафиста, я подошла без костыля к Варваре и сказала: "Варвара! Нога моя теперь ведь здорова". Варвара перекрестилась и сказала: "Слава Богу" - и пошла сообщить об этом матушке начальнице. В коридоре встретила наставницу III-го класса Алек. Игн. Дорогову и сказала ей радостную весть о моем исцелении и они вместе пришли ко мне в больнице. Наставница спросила: "Что, Женя, не больно теперь твоей ноге?", я сказала: "Нет". Затем Варвара и Дорогова отправились к матушке, которая немедленно пришла ко мне. Я поцеловала ее руку и сказала: матушка, я теперь, слава Богу, здорова. Все воспитанницы, находившиеся тут, тотчас узнали об этом и с радостными слезами прибежали видеть меня. Во время благовеста ко всенощной я пошла в церковь позади воспитанниц и впереди матушки. В церкви прежде всего я приложилась к иконе целителя Пантелеймона и стояла всю всенощную пред этой иконою без устали.

В ночь с 28 на 29 июля мне опять является тот же старец и говорит: "Ты молишься Богу, чтобы Он открыл тебе, кто это являлся во сне; я тот, которому за два дня до праздника целителя Пантелеймона память. Когда ты была в церкви и смотрела в книге дни святых и дошла до 24 июля и подумала, что это не тот ли, который являлся мне во сне? - это именно я". 24 числа совершается память преподобному Поликарпу Печерскому.

Благодарение Богу, свидетельствуюсь именем Божиим, что все написанное мною есть истинная правда, и что я чувствую себя по сие время совершенно здоровою.




Каталог: pic
pic -> Управление конфликтами в молодежной среде как социальная проблема
pic -> Столь масштабная конференция, к участию в которой предполагается привлечь ученых из ведущих университетов и научных центров обеих стран, будет проведена впервые,
pic -> Синелина Ю. Ю. Религия в современном мире
pic -> Социальный контроль как фактор повышения эффективности деятельности полиции
pic -> Социальное взаимодействие: исторический и современный аспект социологического знания


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница