Черняк Н. А. Существует ли альтернатива кантовскому трансцендентализму в этике



Скачать 63.91 Kb.
страница1/2
Дата09.07.2018
Размер63.91 Kb.
ТипРешение
  1   2

Черняк Н.А.
Существует ли альтернатива кантовскому трансцендентализму в этике
Одним из величайших достижений кантовской мысли является обоснование возможности и необходимости свободы и доказательство ее реальности. Решение этой задачи предпринимается И. Кантом еще в первой Критике ("Критике чистого разума"), представившей теоретическое оформление трансцендентальной идеи свободы, и получает свое конкретное разрешение в «Критике практического разума». Отрицательный смысл свободы – независимость от внешнего эмпирического мира – во второй Критике дополняется положительным содержанием. А именно, существование свободы обосновывается нравственностью.

В своем моральном поведении человек на деле утверждает, показывает реальность другого, неэмпирического, собственно человеческого мира. Подобное доказательство сам Кант называет доказательством «как бы через факт»: мораль невозможна без предположения свободы, а свобода невозможна вне морали. Мораль позволяет перешагнуть через непреодолимую для спекулятивного разума границу – заглянуть в царство сверхчувственного, ноуменального мира.

Следует обратить внимание на тот факт, что вопросы, поднимаемы Кантом во второй "Критике", аттестуются им самим как "чуждые трансцендентальной философии". Т. е., то, что говорил Кант о трансцендентальном познании, оборачивается здесь своей противоположностью. А именно, трансцендентальные идеи могут носить не только регулятивный, но и конститутивный характер и, тем самым, можно говорить о расширении наших знаний за пределы опыта. При этом осуществляется обратный ход аналитики практического разума по сравнению с аналитикой теоретического разума. Но это становится возможным потому, что здесь речь идет не о познании предметов, а об отношении нашей воли к этим предметам. Это означает, что предметы здесь не конструируются, не являются следствием теоретизации, знанием о них обладает по сути каждый человек в собственном опыте.

Итак, во Второй критике свобода обосновывается моралью, а основным законом этого сверхчувственного, умопостигаемого мира является моральный закон. Возникает вопрос: чтó делает возможным существование этой особой неэмпирической или нефеноменальной формы детерминации? Кант рассуждает следующим образом: все в мире совершается по определенным законам. Но человек способен поступать «согласно представлению о законах». Эта способность делать для себя закон осознанным принципом поведения есть разумная воля или практический разум. Благодаря разуму, внешняя необходимость становится внутренней, субъективной необходимостью, самопонуждением, т. е. свободой.

Тема специфичности нравственности как особой формы регуляции является стержнем всей этической проблематики Канта. В отличие от натуралистических, в т. ч. антропологических концепций морали, рассматривающих ее как естественно заложенное в человеке стремление или чувство, Кант впервые в этической мысли ставит проблему специфики нравственного мотива. Согласно Канту, мораль не дана человеку «по природе», в виде естественных побуждений. Мораль – это долженствование, обращенное к человеку, это не спонтанное стремление, а добровольное самоподчинение долгу.

Но здесь возникает проблема – как объяснить происхождение морального долженствования: что лежит в его основе – расчет, соображение полезности или общественной пользы, блага? Как указывает сам Кант, предшествовавшие теории были гетерономны, т.е. выводили мораль из внешних по отношению к ней причин. Кант категорически отвергал натуралистические, детерминистские обоснования морали, рассматривающие ее в русле космологических, антропологических и психологических представлений, потому что в этих подходах специфическая природа морали оставалась невыясненной.

Определяя специфичность и чистоту нравственного мотива, Кант отмечает, что добрая воля «добра не в силу своей пригодности к достижению какой-нибудь поставленной цели, а только благодаря волению, т. е. сама по себе» [1]. Это значит, что воля сама подчиняет себя закону, сама формулирует этот закон, становится самозаконодательствующей, повинуется только собственной максиме (принцип «автономии воли»). А это есть не что иное, как свобода выбора, добровольное следование раз принятых обязательств, источник которых находится в человеке.

Важным моментом так понимаемой разумной воли является здесь утверждение всеобщности моральных требований. Кант видел в формулировке этого пункта свою особую заслугу. Он пишет, что до него никто не догадывался, что в «морали человек подчинен только своему собственному и, тем не менее, всеобщему законодательству» [1].

Позднее именно этот пункт кантовской этики – универсальность моральных требований – стал объектом резкой критики Канта и обвинений в формализме, абстрактности и оправдании завуалированных форм угнетения. И, тем не менее, последующее развитие этики показало, что всеобщность моральных требований признана не только формальным критерием выбора, но специфическим признаком, отличающим нравственный императив от каких-либо других регулятивов.

Итак, в основе морального долженствования лежит разум, а не врожденное моральное чувство. Почему Кант настаивает именно на рациональной природе морального долженствования?



По мнению Канта, только разум может дать морали объективную необходимость и всеобщность. Из опыта невозможно вывести идею всеобщего и необходимого закона. Эмпирические принципы, как он полагает, вообще непригодны к тому, чтобы основывать на них моральные законы. Таким образом, если мы хотим найти объективное и универсальное основание для человеческого поведения, то такое основание нужно искать только в разуме как высшей способности, которая, является активной, конститутивной способностью, дающей нам понятия всеобщности и необходимости. В этике, таким образом, «речь идет об объективно практическом законе, стало быть, об отношении воли к самой себе, поскольку она определяется только разумом, так как все, что имеет отношение к эмпирическому, отпадает само собой; ведь если разум определяет поведение только для самого себя, то он должен делать это необходимо a priori» [1].

Итак, Кант сумел соединить автономность и объективность, общезначимость морального закона через причастность человека к умопостигаемому миру, и тем самым дал морали трансцендентальное обоснование.

Дальнейшее развитие философии показало, что идет процесс проблематизации морали ("современное мышление никогда не было способно предложить какую-нибудь мораль,… для современного мышления мораль невозможна…") [2]. Морали эпохи постмодерна отказывается в статусе высшей и безусловно значимой инстанции как формы выражения метафизической природы человека. Мораль трактуется всего лишь как одна из разновидностей социальных норм, регуляций, обычаев или же превращается в "частное" дело отдельного человека, т.е. релятивизируется. И такая установка не является случайным "промахом" западноевропейской философской мысли. Критика кантовского трансцендентализма в сфере морали, обвинения его в формализме и абстрактности, устранение "практического разума" из дискурса современной постмодернистской мысли своим следствием имеет подмену или замену нравственных регулятивов юридическими или эстетическими нормами или "практиками" повседневного поведения.

Если же поставить вопрос о первопричине радикальной критики кантовского толкования морали, то ею окажется трансцендентальное понимание свободы или автономность моральной воли. Именно допущение нефеноменальной, трансцендентной природы человека является тем пунктом, по которому сознательно или бессознательно происходит проблематизация морали и ее роли, которую впервые в этической мысли обосновал Кант. Отрицание "двумирной" природы человека, т.е. принадлежности его не только к эмпирическому, феноменальному, но также и к умопостигаемому, трансцендентному миру, своим закономерным следствием имеет упразднение морали. Таким образом, по существу, альтернативой кантовскому трансцендентализму в этике оказывается устранение морали как особой специфической формы регуляции человеческих отношений и как высшей оценивающей инстанции, определяющей меру человечности.
ЛИТЕРАТУРА


  1. Основы метафизики нравственности. URL: http://modernlib.ru/books/kant_i/osnovi_metafiziki_nravstvennosti/read/ (дата обращения 30.10.15).

  2. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М., 1977. С. 120, 121

Авторская справка




Каталог: data -> 2016
2016 -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
2016 -> Программа дисциплины «Практическая философия: Что и как определяет человеческие поступки?»
2016 -> Область применения и нормативные ссылки
2016 -> Ального опыта пытаются найти ответ на жгучие вопросы современности
2016 -> Государственного междисциплинарного экзамена по социологии
2016 -> Программа выпускного экзамена по направлению подготовки «Культурология»
2016 -> Программа дисциплины «Философия»
2016 -> Миграции в глобальном контексте а. Вишневский, М. Денисенко


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница