Человеческой истории. Вопросы, которые в этой связи обсуждаются, достаточно неожиданны: как возможна история вообще? Есть ли в ней какой



Pdf просмотр
страница87/106
Дата22.08.2018
Размер5.05 Kb.
1   ...   83   84   85   86   87   88   89   90   ...   106
интерес, не связанный с сущностью вещей, двусмысленность, которая стирает границы между подлинным и неподлинным.
Настоящее имеет дело с вещами как наличными и сподручными. «Наличные вещи» лежат в основе научного рассмотрения, так как они предполагают дистанцию, отчуждены от человека. А «сподручные»
— вещи, освоенные человеком, близкие ему, это орудия ремесленника или земледельца.
Все три модуса времени составляют единство при доминировании будущего. Таковы основные идеи работы «Бытие и время».
Важное место в творчестве М. Хайдеггера занимает тема нигилизма и осмысление этого понятия в работах Ф. Ницше. Нигилизм для Хайдеггера
— это судьба новоевропейского человека, он выражается в отвращении взгляда от сверхчувственного мира и полное погружение в материальные интересы и страстное целедостижение. Все становится «точкой зрения», субъективируется, Бог делается всего лишь человеческой «ценностью».
Личностное и предметное заслоняют суть бытийно
- исторической экзистенции. Хайдеггер не признает «гуманизма», при котором центральное место в мире занимает человек. Человек
— это «пастух бытия». Истинный гуманизм тот, что мыслит человека из близости бытию, но во главе угла
— не человек, а «историческое существо человека с его истоком в истине бытия». Истинный гуманизм не может рассматривать человека как субъекта
— рациональное, волящее, хватающее, во все вторгающееся существо. Человек
— не избранник бытия. Быть на земле означает для человека
— строить, жить, мыслить.
В противовес рациональному нигилистическому субъекту, живущему в обезличенном и отчужденном мире, Хайдеггер рисует образ человеческого существования «на земле», когда бытие не забыто людьми. Это истинное существование
— патриархальный крестьянский быт
— имеет по Хайдеггеру особый опыт пространства, который осуществляется в игре четырех начал: божественного и смертного, земного и небесного. Вместилищем такого пространства являются дом, храм, поле. Тут дышит почва, основа, наследуемое от предков, человек не властвует здесь над миром при помощи техники, он органичен и безвластен.
Сельский труд, национальный ландшафт, почва находят естественное выражение в поэтическом языке. Это именно мир, а не «образ мира», и потому он беспредметен. «Мир мирует». Пространство открыто и не имеет границ в физическом смысле слова, не вещь относится к месту, а место
— к вещи, отношения дали и близости
— иные. Даль может быть ближе близкого. Пространство измеряется экзистенциальной единицей времени, которую
Хайдеггер называет «путь». Здесь нет границ между внутренним и внешним, существует единое, в котором мы пребываем всегда.
Однако, современный человек живет в ином, технизированном мире, и многие работы М.
Хайдеггера посвящены теме техники. Техника, по его мнению, не просто средство, а
«произведение»
— поэйсис (в Древней Греции поэйсис
— и ремесленное изготовление, и произведение искусства). Оно есть але
- тейя
— раскрытие потаенного. Таким образом, техника
— место, где сбывается истина. Она становится пространством поставления энергии, которую могут хранить земля, вода, воздух.
Теперь не электростанция стоит на реке, а река встроена в электростанцию, Рейн
— не прекрасный ландшафт, не вдохновитель поэтов, а поставщик энергии.
Добывающее производство делает все «состоящим в наличии» для дальнейшего использования. Сам человек становится «состоящим в наличии» в выражениях типа
«личный состав» или «человеческий материал». Но человек, считает Хайдеггер, не причина этого «поставляющего состояния». Он сам захвачен им. Все, что выходит из потаенного в качестве «состоящего
- в
- на
- личии» Хайдеггер называет Gest ell —
«постав». Постав
— собирающее начало той установки, которая заставляет человека выводить действительное из потаенности. Это
— суть современной техники. Человек находится внутри сущностной сферы «постава» и это
— его миссия и судьба. Но эта миссия одновременно выступает как риск. Здесь таится опасность, что человек все перетолкует по образу «постава»: даже Бог теряет все святое и высокое и унижается до роли простой причины. Частью «постава» воспринимает себя и сам человек. И именно сейчас под подобного рода угрозой человек размахнулся до фигуры «господина земли»! Человек во всем видит лишь самого себя, хотя как раз сегодня он нигде с собой и не встречается. Он не в состоянии вернуться к более изначальному раскрытию потаенного и услышать голос более ранней истины.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   83   84   85   86   87   88   89   90   ...   106


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница