Человеческой истории. Вопросы, которые в этой связи обсуждаются, достаточно неожиданны: как возможна история вообще? Есть ли в ней какой



Pdf просмотр
страница39/106
Дата22.08.2018
Размер5.05 Kb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   106
extensa.
Соответствующие им атрибуты (неотъемлемые свойства) — протяжение и мышление — дополнены каждая своими модусами: у протяжения — это форма, движение, положение в пространстве и т. д., у мышления — это чувства, желания и т. д.
Согласно Декарту, все физические явления могут и должны быть объяснены как проявления, или модификации протяженной субстанции (res extensa), т. е. разложимы на длину, ширину и высоту. Картезианская программа должна была представить все физические феномены как те, которые могут быть выражены в терминах размеров. На самом деле это означало, что вся существующая сложность и особенность предмета может быть объяснена ссылкой на размер, форму и движение его составных частей.
Сам Декарт отмечал, что он «не рассматривал ничего, кроме фигуры, движения и величины всякого тела, и не исследовал ничего, что не должно было бы, согласно законам механики, достоверность которых доказана бесчисленными опытами, вытекать из столкновения тел, имеющих различную величину, фигуру или движение»
1

Несмотря на снижение популярности картезианской физики, по сравнению с большей предсказательной силой ньютоновских описательных математических
1
Декарт
Р.
Соч.: Т. 1.— М., 1989.— С. 415.
158
законов физики, заслугой ее остается не только развитие вихревой теории и близкодействия (она использовалась уже в конце XIX века для объяснения явлений магнетизма и электричества), но прежде всего обсуждение проблемы причинности.
Последователи Декарта, прежде всего Н. Мальбранш, отрицали существование какой- либо внутренней силы в предмете, оставляя за Богом функцию перводвигателя, именно он может быть подлинным каузальным агентом. Лейбниц критиковал такое понимание необходимости на основании принципа достаточной причины: поведение предмета должно определяться чем-то внутренне ему присущим. Эти дебаты во многом подготовили радикальную критику философской теории причинности Юма.
Позже понимание картезианского наследия в области естественных наук было существенно расширено. Если в конце XVII века обращение к картезианскому мышлению в значительной степени было связано с его отторжением оккультных форм и качеств и требованием, что физики должны использовать только «ясно и отчетливо ощущаемые» сущности математики, то растущая волна критики привела к принятию картезианской идеи Бога, так, как ее описывает Декарт: «первопричина движения, которая в начале создала предмет вместе с движением и остальным, и сейчас этот предмет сохраняет то же количество движения, которое было вложено в него вначале»
2
Для физики это было принципиальным поворотом от аристотелевского
предположения, что все предметы стремятся естественным образом к некоторому
концу, к картезианскому принципу сохранения движения в строгом смысле слова,
который впоследствии стал известен как закон инерции.
После смерти Декарта




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   106


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница