Человеческого



страница4/29
Дата08.03.2018
Размер3.1 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
В ПОИСКАХ СЕБЯ

Кому придет в голову ласкать пантер по дороге на званый обед, где предстоит встретиться с хорошенькими женщинами и знаменитостями?

Г.Уэллс


Итак, большинство из нас к определенному возрасту имеет свой сценарий. Дорога ясна и может даже казаться сладкой, а в конце ее - такая всем понятная награда. Чего же, казалось бы, нужно еще? Путь известен, и нас всему научили, и все у нас "как у людей" - нормально. И все же, как любимый герой отечественной литературы, лежим мы на своем поле под Аустерлицем и, глядя в небо, продолжаем вечный поиск ответов на вопросы о своем пути и смысле и делаем это, сказать откровенно, также бездарно, как он - ищем не то и не там. И хорошо еще, что немногим из нас, в отличие от другого любимого героя, требуются для решения наших сугубо внутренних проблем топор и старушка-процентщица.

Есть банка, набитая сахаром. В ней копошится некоторое количество муравьев. Это те, кто смог уже преодолеть путь и достичь желаемого. Они, собственно, уже сами - почти сахар, откормленные, неповоротливые и сладкие. Весь мир для них - сплошной сахар, больше-то вокруг ничего им не видно и ничего не нужно. Есть другие, которые еще на полпути - ползут, цепляясь всеми лапками за скользкие бока банки, поскальзываясь на сладкой дорожке, но с нее не сворачивая. Наконец, есть третьи, которые еще только в самом начале пути, скупо вымощенного рассыпанным сахаром, они издалека наблюдают упавших в банку и пребывают в отчаянии от того, что, может быть, не смогут к ним присоединиться.

Притча эта рассказана одним из учителей дзена, и мало что можно к ней добавить. Все наши поиски жизненных ценностей и все стремления, за очень редким исключением, обращены к такой воображаемой сахарнице - к чему-то, что лежит вне нас самих - вещам или оценкам других людей. Мы пытаемся привести себя в соответствие с этими внешними факторами, а не со своей собственной сущностью, до которой нам и дела-то по большому счету нет. Иначе говоря, мы последовательно живем вне самих себя и вне связи с самими собой, и отчего-то при этом еще мучаемся вопросом о смысле такой жизни.

Да (простят или не простят мне философы-моралисты, но это самый дурацкий из всех известных мне вопросов. В чем смысл, например, ножниц? Это почему-то кажется очевидным: в том, чтобы резать. А в чем смысл ножниц, которые не используют для резки? В чем смысл человека? В его жизни. А вот смысл человека, который последовательно не живет своей жизнью, действительно находится с трудом. Ножницы - это такая машинка для резки, и что же нам обижаться на то, что человек - машинка для жизни, и в ней самой заключен его единственный смысл, и требуется от него только одно: жить СВОЕЙ жизнью.

Для этого нужно, конечно, как принято говорить, понять или "найти себя". Желание это сделать естественно, потому что единственная компания, с которой мы обречены провести всю свою жизнь и никак не сможем расстаться - это мы сами. Поэтому, конечно, хочется, чтобы это была достойная во всех отношениях компания.

Поиск себя - дело нелегкое, но наиболее продвинутые не щадя себя им занимаются. Совершенно искренне считая одним из таких наиболее продвинутых Винни-Пуха, напомню, как это делал он. Весь процесс был таинственным и опасным и назывался "Охотой на Ягуляра". Винни-Пух с Пятачком, страшась неизведанного, с кучей предосторожностей ходили вокруг зачарованной рощи по свежим следам ягуляра. С каждым кругом следов становилось все больше, но ягуляра они не видели, хотя смотрели вокруг Очень Внимательно. Ходили они, как вы помните, по своим собственным следам, а Ягуляр, собственно, скрывался в единственно возможном месте: в них самих, Такой у них был хитрый Я-Гуляр.

Большинство из нас охотится на своего точно так же. В нас выработали привычку соотносить ценность своих мыслей, поступков, всей жизни с внешними нормами и правилами, принятыми в обществе представлениями и оценками других людей, но не собственными независимыми критериями. Нас гораздо больше начинает интересовать наша одежда, чем то, что под ней. Раз за разом мы предаем себя, принимая решения и совершая поступки, заглушающие нашу настоящую жизнь, привыкаем принимать за нее это воображаемое существование и, как страус, прятаться от себя в ворох традиционных ложных стереотипов, из которых один - самый универсальный и наиболее ненавидимый мною: ВСЕ КАК У ЛЮДЕЙ.

Мы покупаем эту вещь, потому что она считается престижной и модной. Мы не решаемся признаться даже себе самому, что Джоконду явно творец внешностью обделил, потому что это не принято, а мы не хотим прослыть необразованными. Мы принимаем приглашение на тоскливую вечеринку с чужими людьми, чтобы их не обидеть. Мы с благодарностью берем предложенную нам вонючую сигару, когда совсем не хотим курить. Мы ежедневно предаем себя и свои истинные чувства тысячей различных способов и проявляем удивительную изобретательность в поиске новых.

Мы начинаем собственную семейную жизнь с взаимного акта предательства, подстроенного для того, чтобы ублажить окружающих. Свадьба - это праздник двух людей, но именно они почему-то традиционно являются на нем самыми несчастными, будучи принуждены играть странные роли неких затейников для собравшихся.

Судите сами. Как положено, стол ставится буквой "П", и на почетных местах поближе к салату французского повара Оливье рассаживаются те, кого никак нельзя было не пригласить - "дядя Вова" и "тетя Галя", которых "брачующиеся" видели один раз в жизни и надеялись уже никогда не увидеть.

Принято, чтобы по прошествии часа тетя Галя пожелала молодым "совета да любви и много детишек", а по истечении двух часов и еще многих пошлостей дядя Вова уронил свое содержательное лицо в миску с салатом. Разбавляется это все криками "Горько!" (причем не принято почему-то, чтобы эти искренние слова кричали жених и невеста), которые дают возможность собравшимся разливать заветную не просто так, а со смыслом. При этом не успевшие проглотить кусок котлеты молодые должны длительно лобызать друг друга. Если пластинку не заело, т.е. все прошло без отклонений от шаблона, - праздник удался. Ответьте честно, многие ли из вас, ваших близких или друзей отмечали это по идее очень радостное событие по иному сценарию? ТАК ПРИНЯТО.

Когда человек находит пусть не себя, но, по крайней мере, "свою половину", он направляется в ЗАГС, чтобы публично зарегистрировать этот факт. В этом учреждении они принародно РАСПИСЫВАЮТСЯ. Два этих акта -опубликование и подпись - имеют одну цель: повысить ответственность вступающих в брак. Действительно, человеку, который о чем-то заявил принародно, а к тому же под этим подписался, отказаться от заявленного значительно труднее, чем прежде. Поэтому для людей в себе неуверенных и безответственных ЗАГС необходим - именно как средство повышения ответственности, способное... Способное что? Способное, в случае, если люди поймут, что не любят друг друга, заставить их совершить безнравственный поступок: продолжать жить с нелюбимым человеком.

Многие из тех, кто долго и напряженно "ищут себя", делают это именно таким образом потому, что на самом деле боятся однажды все-таки найти и - не обрадоваться. А вдруг это - знаменитый ящик Пандоры, который лучше не открывать?

Если бы вас попросили написать "Я - ...", что бы вы написали? Я - Вася (Маша, Федя, Груня...)? Я - студент (академик, парикмахер, прапорщик)? Я - православный (либеральный демократ, баптистка, материалист)? Я -веселый (честный, задумчивый, неразговорчивый)? Что-то еще? Что вы поставили бы на первое место, что на второе, что упомянули бы в последнюю очередь? Насколько точно вы можете описать себя? Будет ли среди этих определений только ваше, или, как большинству соотечественников еще недавно, вам будет достаточно непробиваемо патриотического "Я -советский человек"?

Условно можно сказать, что каждый из нас содержит в себе четыре зоны личности:


  1. То, что знаю о себе я сам. и знают другие. Открытое пространство моей личности.

  2. То, что знаю о себе только я, а другие не знают (мой "скелет в шкафу").

  3. То, чего я о себе не знаю, а другие знают (например, мое неумение внимательно слушать собеседника).

4. То, чего никто, в том числе, я сам, не знает обо мне. Например, мои скрытые способности.

Кроме того, я - это то, что я о себе ДУМАЮ (совсем не обязательно, то, что есть на самом деле), а также то, что думают обо мне другие. Так что в каждом из нас - нас много.

Если попытаться быть откровенным и не гладить по шерстке, большинство (или хотя бы значительную часть) современных людей можно описать следующим образом: они живут в узком мире нескольких десятков квадратных метров и трех-четырех ежедневно повторяющихся маршрутов, с трудом налаживают отношения со своим окружением, а тем более подбирают его исходя из своих истинных желаний, не понимают, как работа может быть действительно любимым делом и не умеют отдыхать, не знают, как сделать счастливым любимого человека и как общаться с собственными детьми, не в состоянии заработать себе на достойную жизнь, а иногда - и элементарно прокормить семью. При этом они панически боятся показаться слабыми и смешными, во всем винят обстоятельства, а себя считают их жертвой, считая почему-то, что более удачливые, смелые и счастливые чем-то обязаны им. Несмотря на все это, они страшно боятся изменений и цепляются за привычное положение дел, в конечном счете просто переставая понимать, каким образом жизнь может вызывать радость и удовлетворение. Но, боясь признаться себе во всем этом, они сильно обижаются, когда слышат это от кого-то или - сейчас, например, - читают эти строки.

Но расстраиваться не нужно. Каждый из нас стоит столько, сколько стоит.


Люди делятся на тех, кто, получая маленькую зарплату, говорит, что ему мало платят, и на тех, кто в этом случае считает, что мало зарабатывает. Выражаясь более строгим языком, люди различаются между собой по тому, где они локализуют контроль над значимыми для них событиями: в себе или вовне. Локус контроля - одна из важнейших характеристик личности и показывает степень независимости и активности человека в достижении целей, его ответственности за происходящее с ним.

Наша цивилизация устроена так, что большинство людей привыкает считать, что кто-то другой или общество в целом решает за них, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что неправильно, как нужно развлекаться, а как грустить. Иначе говоря, в принятии решений и совершении своих поступков мы руководствуемся внешней референцией (экстернальностью) - опорой не на себя, а на окружающих или на обстоятельства. "Пойдешь в кино?" - "Сейчас посмотрю свой гороскоп" {спрошу у начальника, посоветуюсь с женой). На самом деле это очень удобно - не нужно думать самому, брать на себя ответственность, совершать рискованные шаги. Всегда можно сослаться на обстоятельства: шел дождь, опоздал автобус, начальник был не в духе и, соответственно: "А что же я мог сделать?" Экстерналы любое событие считают результатом действия внешних сил, стечения обстоятельств, поведения других людей, а свой успех и свои планы, соответственно, ставят в полную зависимость от них, считая себя лишь игрушкой в руках судьбы и людей.

В любой сложной ситуации они мгновенно начинают искать, на кого можно
переложить вину за собственные трудности. Это могут быть родители, дети, начальники, подчиненные, холод, жара и т.д., только бы не они сами. Это и понятно: стоит только человеку взять ответственность на себя, как придется что-то делать для улучшения ситуации. На излюбленный российский вопрос «Кто виноват» у них есть только один излюбленный ответ: «Стрелочник». Это во многом объясняет и следующий шаг: "Что делать?»- «Наказать стрелочника». Виновные наказаны, все спокойны, совесть чиста, ничего не изменилось.
Конечно, бывают случаи, когда внешняя референция полезна и даже единственно возможна. Представьте себе, что воинское подразделение целиком состоит из людей с развитой автономией, чувством независимости и самостоятельности. Понятно, что командовать взводом солдат с развитой внешней референцией несравненно легче. Учить детей, построенных в алфавитном порядке или по росту - легче. Управлять бригадой послушных исполнителей - легче. И поэтому так настойчиво общество занимается воспитанием внешней референции.

Но дело в том, что жизнь существенно отличается от строевой службы во время боевых действий. Даже, если у вас заболел ребенок, и вы понимаете, что лучше последовать совету квалифицированного врача, не стоит слепо принимать на веру любое из его предписаний и, если он посоветует прибегнуть к проверенному когда-то способу и устроить малышу кровопускание, лучше будет обратиться к другому врачу. Если вы поступите таким образом, то продемонстрируете, что способны руководствоваться внутренней референцией (интернальностью), то есть, воспринимая всю информацию, исходящую от окружающих людей, тем не менее, сами решаете, как вам поступить.

Интерналы склонны интерпретировать события своей жизни как результат собственных действий, они считают, что то, как складывается их жизнь, зависит от них значительно больше, чем от обстоятельств, а потому умеют ставить цели и достигать их - быть в жизни победителями, а не побежденными. Они берут на себя ответственность не только за успехи, но и за неудачи в собственной жизни, а также в своей семье, в своих отношениях с людьми, на своем рабочем месте и т.д. Также они относятся к своему здоровью, полагая, что способны контролировать его состояние значительно лучше, чем кто-либо посторонний. Вообще любую ситуацию они стремятся сделать предельно результативной, максимально полно прожить ее, не пуская ее пассивно на самотек. В этой связи Для них редко встает вопрос о смысле жизни, и другое отношение к ней они склонны считать почти безнравственным.

В этом отношении интересно порассуждать о таком распространенном понятии как чувство долга. Во-первых, за редким исключением оно совершенно коммуникативно, имеет конкретного адресата: если мы должны, то, как правило, всегда знаем, КОМУ ИМЕННО. В любом случае чаще всего это воспринимается, как некоторое принуждение: мы заставляем себя или нас заставляют что-то делать. Для того, чтобы перестать испытывать трудности по поводу слабости силы воли, первое, что нужно сделать - выяснить адрес нашего долженствования.

Вариант первый: мы заставляем себя. Например, нужно тащиться в отвратительную погоду на другой конец города после работы, чтобы встретиться с человеком. Зачем? Если вы отвозите машинистке текст собственной статьи или собираетесь навестить заболевшего близкого человека - это ваш собственный выбор, а потому глупо продолжать расценивать его как принуждение извне, а погоду и дальность поездки стоит принимать как данность без переживаний. Если вы собираетесь на вечеринку, но очень ломает, значит, вы еще не сделали выбор: ехать или нет, и нужно понять только, какая чаша для вас перевешивает, после чего перестать мучиться. Если же вы едете, потому что кто-то сказал, что ехать нужно, а вы с этим не согласны, это второй случай: на самом деле не вы заставляете себя, а кто-то вас.

Вариант второй: нас заставляют что-то сделать. Это в принципе странно: как это человека, если он не находится на службе в армии, можно без его согласия заставить что-то сделать? Учиться в институте, защитить диссертацию, мыть дома посуду или воспитывать своего ребенка? В этом случае, правда, человек часто говорит, что "должен самому себе", но "не может себя заставить", тем более, что конкретная фигура того, кто к этим действиям принуждает, иногда определяется с трудом (например, можно вспомнить о ранних зимних вставаниях ради ежедневных походов на работу). На самом деле, как правило, такую фигуру можно найти. Если, например, женщина, как заведенная, до изнеможения ежевечерне стирает белье всей семьи, вместо того, чтобы раз в две недели сдавать его в прачечную, я предположил бы, что принуждает ее к этому не сама семья, а ее мать (которой, возможно, уже давно нет на свете), которая говорила, что хорошая хозяйка обязана не копить грязные вещи, а стирать их ежедневно. Кроме того, я думаю, что она играет в игру "Посмотрите, как я стараюсь" с кучей психологических дивидендов (возможность демонстрации жертвенной усталости, оправдание нехватки времени на действительно важные дела и т.д.) Найдя такую причину, можно ее переосмыслить и либо отказаться от укоренившейся практики, либо понять, что действительно она необходима, потому что приносит настоящую пользу самому человеку и окружающим, и тогда опять же перестать воспринимать ее как внешнее принуждение, страдать и ждать благодарности.


Скромность украшает человека. В особенности, извините, если у него нет других достоинств. А скромность потребностей вообще должна украшать исключительно. Однако какие потребности и кто считает скромными, а какие таковыми не считаются? Вспомним вновь наших муравьев. Здесь все понятно: потребность, она же цель и высшая ценность - сахарница. Но это в притче, a в человеческой жизни?




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница