Человеческого


ЧАСТЬ 1. ПРЯТКИ С САМИМ СОБОЙ



страница2/29
Дата08.03.2018
Размер3.1 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
ЧАСТЬ 1. ПРЯТКИ С САМИМ СОБОЙ

ТАК НАЗЫВАЕМАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ

Вынашивать плод и корова умеет; довольствоваться этим мы не можем. Сверх этого мы предопределяем и приспособляем, формируем. Младенцы наши раскупориваются уже подготовленными к жизни в обществе.

О. Хаксли

Человек - существо общественное и, естественно, сразу же после рождения его начинают приучать к нормам поведения и жизни в социуме, объясняя, что такое хорошо и что такое плохо, что принято, а что - нет, как быть приятным и нравиться людям. Носителями этих знаний на первых порах, естественно, выступают родители. "Не вертись, это неприлично, сиди смирно", - говорят они ребенку, которому свойственно вертеться на том простом основании, что он ребенок. "Улыбнись тете Глаше", - хотя тетя эта ему совершенно несимпатична, и интуитивно он чувствует, что родители таимо разделяют его антипатию. "Если ты доешь кашу, папа купит тебе мяч".

Маленький человек с первых шагов учится есть то и тогда, что и когда есть не хочет, плакать в расчете на утешение, когда не расстроен и т.д. Он -старательный ученик по классу манипулирования и все больше начинает походить на подобие флюгера, чутко улавливающего, "куда ветер дует'" и занимающего нужное положение. Он учится соответствовать ожиданиям окружающих, подделываться под их вкусы и привычки и, конечно, теряет возможность к самостоятельности мыслей, решений и поступков.

Усвоенные "хорошо" и "плохо", "прав" и "неправ" надолго, если не навсегда лишают возможности понимать другие точки зрения, принимать и приветствовать тот факт, что люди отличаются друг от друга, а противоречие во мнениях совсем не обязательно означает правоту одного и неправоту другого.

Чаще всего уверенные в своей мудрости, родители видят свой долг в передаче ребенку определенной суммы известных им и с их точки зрения правильных знаний, а также в постоянном контролировании ребенка. Поэтому лейтмотивом их общения с ним становится фраза "ты должен" и слово "нельзя", а в случае невыполнения -наказание. Мало кто из них всерьез задумывается над тем, что ребенок - не машина, в которую можно заложить определенную программу, что наказание практически неизбежно порождает чувство тревоги и неуверенности, подавленность и заниженную самооценку.

Подготовка своих граждан к жизни является первейшей задачей любого общества и первым опытом коммуникации между обществом и будущим гражданином. Если родители идут по этому тернистому пути в меру своего разумения, то школа уже представляет собой отлаженный и выверенный механизм.

Мир радикально изменился в последние десятилетия, но наша система образования по-прежнему находится в прошлом столетии. Школа усредняет детей, загоняя их в определенные рамки "нормы", навязывая и контролируя жесткие нормы усредненного знания и поведения.

Не хотелось бы обижать учителей, в основном честно верящих в полезность своего труда. Они не виновны в существующем положении вещей и сами являются продуктом этой системы, хотя теперь и занимаются профессионально ее репродуцированием. Может быть, я не объективен и высказываю личное мнение? Выйдите на улицу и, пока не устанете, опрашивайте людей: нравится ли им, как учат в школе. Если хотя бы каждый десятый ответ будет уверенно-положительным, выбрасывайте эту книгу.

Один из основных принципов нашей школы - борьба с ошибками. В мире есть школы, где при проверке работ преподаватели пользуются двумя карандашами - красным они отмечают удачи, а зеленым - неудачи ученика, привлекая внимание прежде всего к его достижениям и открывая зеленый свет для дальнейших улучшений. Философия такой школы, конечно, ровно противоположна нашей и представляется нашим учителям, по всем исследованиям являющимся одной из наиболее консервативных категорий населения, почти кощунственной.

Современная школа держится на страхе перед ошибками, совершенно забывая о том, что не ошибается только тот, кто ничего не делает. Человек, который боится сделать ошибку, обязательно ограничивает, сдерживает себя на пути к познанию нового. Анализ биографий великих людей, реально много совершивших и чего-то действительно добившихся, показывает, что они делали не меньше, а значительно больше ошибок, чем другие. Боясь попытаться сделать что-то из-за благоприобретенного страха перед ошибками, невозможно оценить свои силы и способности. Чего-то нового можно достичь, только ПООЩРЯЯ ОШИБКИ.

В нынешних постоянно меняющихся условиях, когда в отсутствие готового решения необходимо все время постоянно генерировать новые, наша беда в том, что школа, которую Гюстав Лебон называл "фабрикой дегенерации", приучила людей к существованию единственно правильного ответа на любой вопрос. Не понимая, что в жизненной арифметике дважды два - отнюдь не всегда четыре, они лишают себя альтернатив и, более того - реальной, а не кажущейся способности думать и действовать.

Некоторое время назад, вымотанные не столько двойками сына по математике и физике, сколько его переживаниями и растущим чувством тотальной неуверенности в связи с ними, мы направились в школу, имея на руках один безусловный аргумент: он легко может решить практически любую из предлагаемых задач и в целом неплохо для своего возраста разбирается в этих предметах. Процитирую преподавателя, следующим образом "поставившего нас на место": "Он не дает себе труда правильно оформить решение. СИСТЕМА ОЦЕНИВАНИЯ у нас такова, что такое решение мы не можем считать правильным". Ему было просто НЕ ИНТЕРЕСНО заниматься этим, он решал задачи и был дезориентирован, потому что не мог увидеть смысла в дальнейшем.

Вернувшись домой, мы совершили антипедагогический поступок: сказали ему, что при условии понимания им предмета, оценки совершенно перестают нас интересовать. Результат не замедлил сказаться: он стал увереннее в себе и самостоятельнее, на домашние задания стал тратить существенно меньше времени, а отметки улучшились! Мы сделали только одну вещь: подчеркнули веру в себя и УБРАЛИ СТРАХ ОШИБКИ.

Культивирование этого страха наносит колоссальный вред такому качеству личности как ГОТОВНОСТЬ НА РИСК, и этот ущерб является одним из самых страшных. Дело в том, что жизнь вообще - вещь довольно рискованная, а потому заведомо требующая определенного согласия на риск. В принципе поэтому одна из основных функций полноценного воспитания - выработка такого согласия. Если эта функция не выполняется, человек в будущем не способен будет жить полной жизнью. Что каждый из нас легко может наблюдать - примеров множество у каждого.

Один из принципов, хорошо нами вызубренных - "семь раз отмерь, один - отрежь", В результате огромное число людей в основном заняты тем, что меряют, причем до резки - совершения поступка - дело, как правило, уже не доходит. Те же, кто добивается успеха, как ни странно, в кардинальные моменты часто руководствуются обратным принципом: сначала действуют, а потом уже анализируют. Иногда, конечно, ошибаются, но способны понять, что ошиблись, именно потому, что сделали этот (неправильный) шаг. А вы знаете, как без этого понять, какая работа ДЕЙСТВИТЕЛЬНО подходит вам, или какая женщина ПО-НАСТОЯЩЕМУ предназначена вам?

Однако воспитанный страх перед ошибками парализует возможность делать их. "А если я разорюсь?", "А если он меня предаст?", "А если там будет плохо?", "А если обо мне плохо подумают?" - и камень остается лежачим, и вода по-прежнему под него не течет, а количество нереализованных счастливых возможностей множится. В каждом случае человек, усердно проанализировав ситуацию, способен объяснить, почему то или иное предприятие будет несвоевременным, неуместным, невыгодным или просто невозможным - и отказаться от него. И - потерять уникальную возможность выиграть или по крайней мере приобрести опыт.

Известно, что люди, однажды пережившие автомобильную аварию, нередко приобретают стойкий страх перед поездкой на машине, а тем более боятся ее водить. И действительно, они как бы начинают притягивать к себе неприятности, "настраиваясь" на них. Дрессировщики и канатоходцы называют это потерей "куража", что по-французски означает просто "смелость". Потерявшего "кураж" нельзя выпускать на арену - почти неизбежно произойдет катастрофа, он "запрограммирован" на нее.

Говорят, что если в процессе обучения служебной собаки неопытный тренер позволил себе хотя бы раз победить ее, она будет забракована, потому что в мозгу у нее уже укореняется допущение, что она в принципе может быть побеждена. Теперь зададимся, увы, риторическим вопросом: каково придется нашим детям, едва ли не изо дня в день слушающим произносимые "педагогами" программы: "Ты слабак, у тебя ничего не получится".
- Вот как все просто. До глупости просто. Вы в нашем отделении всего шесть часов, а уже упростили все труды Фрейда и Юнга.

- Приятель, речь не о юнге Фредди, я имею в виду ваше паршивое собрание и то, что делала с тобой Сестра с другими ублюдками. И делала на славу.

Кен Кизи
Такие требования как обязательность подчеркивания слова "условие" пунктирной чертой, а слова "ответ" - волнистой - не столь бессмысленны, как кажутся. Функциональное их значение состоит в том, что в совокупности они составляют часть системы контроля за прилежанием ученика, выработки у него умения подчиняться не рассуждая, подмены в иерархии ценностей самостоятельности исполнительностью. Между командой и исполнением пропускается важнейшая стадия - анализ, человек учится быть АБСОЛЮТНО ПОСЛУШНЫМ. Без этих уроков он не смог бы спокойно выносить их логическое продолжение на более "взрослых" стадиях укоренившейся у нас системы: тот бытовой террор, который большинство из нас ежедневно привыкло глотать как естественный, хотя у любого человека, воспитанного в условиях уважения к свободе личности, он бы вызвал крайне острую реакцию. Примеров ему можно привести множество: от почти гарантированного хамства чиновников всех рангов до таких "изысков" как отключение горячей воды на три-четыре недели. Никому даже не приходит в голову протестовать, когда рейс самолета откладывается на два часа и, по выражению Высоцкого, "граждане покорно засыпают",- их научили тому, что слова "Классная работа" нужно написать, отступив ровно пять клеток сверху и подчеркнув двумя линеечками. Почему? Потому, что ТАК НАДО.

Учитель - первый начальник в жизни. Не более опытный участник единого с учеником процесса, а именно командир - они по разные стороны баррикад. Учитель - субъект, а ученик - объект системы воспитания, и уже поэтому конструктивный заинтересованный диалог между ними невозможен. Изначально же Учитель - человек, который учит жизни, используя как основной инструмент собственную личность. Но в нашей школе он в соответствии с программой учит только тому или иному предмету. Привести это может лишь к тому, к чему и приводит: зажатости, недооценке собственного мнения и в целом собственной личности.

Рискуя шокировать читателей, выскажу убеждение, что число людей, плохо адаптированных к жизни, неспособных добиться успеха в нынешних условиях, продолжает в нашей стране увеличиваться не за счет тех, кто плохо учился, а за счет тех, кто учился хорошо - СТАРАТЕЛЬНО УЧИЛСЯ БЫТЬ НЕУДАЧНИКОМ.

Вспомните свой класс. В нем, конечно, были отъявленно непослушные и, конечно, были тихие отличники, которыми "гордилась школа". Всего вероятнее, последних вы с трудом вспомните хотя бы по имени, а первых помните хорошо (так или иначе, но они были яркими). Это именно они, прогуливая и не делая заданий, носились со своими сумасшедшими замыслами, предлагали самые интересные игры, неординарнее других шутили. Но есть более важная вещь: это именно из них в жизни получилось что-то интересное.

За те пятнадцать тысяч часов, которые человек проводит в школе (добавьте еще примерно столько же на выполнение домашних занятий) он выучивает такие необходимые вещи как даты восстания лионских ткачей и Пунических войн, законы Фарадея и Бойля-Мариотта, стратиграфию почвенных слоев в бассейне Сырдарьи и особенности строения членистоногих. Вы, читатель, успешно с точки зрения государства окончивший школу и получивший "путевку в жизнь", признайтесь честно: насколько эти знания помогли вам сделать жизнь яркой и счастливой? И на каких уроках вы занимались такими вещами как фантазия и инициативность, уверенность в себе и коммуникабельность, умение ориентироваться в новой ситуации и принимать решения, наконец, способность зарабатывать деньги, чтобы обеспечить себе и своей семье достойную жизнь? Со всем этим государство предоставило вам возможность разбираться самостоятельно, не только не воспитав, но и отбив при этом способности к самостоятельным действиям вообще.

Новомодное введение в программу таких предметов как психология ничего в этой картине не меняет - при сохранении той же системы ученикам благополучно ставят двойки, за то, что они не близко к тексту пересказывают параграф о воображении, а при разборе конфликтной ситуации предлагают не то решение, которое дает учебник.

Школьные программы построены таким образом, что не дают цельного представления не только о мире и обществе, но даже и по одной конкретной дисциплине. Ученики получают набор выученных правил, фактов, формул и данных, но ни в коем случае не понимание их взаимосвязей и цельное восприятие. Для овладения этими знаниями требуется то, что больше всего ценится в школе и за что, собственно и ставят оценки: прилежание, аккуратность и усидчивость. Такие же вещи как творчество, неординарность, воображение подобному процессу только мешают. "Рассуждать после уроков будешь" - согласитесь, в этой фразе почти вся школа.

Сами же знания, полученные таким образом, в современном мире либо оказываются ненужными, либо быстро устаревают и уже не обновляются, потому что школа не занимается развитием мышления и личности, в том числе НЕ УЧИТ УЧИТЬСЯ творчески и постоянно.

Какова эффективность такой системы хотя бы в плане усвоения вызубренного? В сегодняшней Москве больше половины благополучных учеников школ с ошибками пишут на родном языке, не могут складывать простые дроби, не знают, какие государства располагаются в Северной Америке и почему лето сменяет зиму. Наш Институт несколько лет занимается тестированием старших школьников и готов предоставить данные о том, что каждый третий выпускник школы считает Ленского то ли лицейским другом Пушкина, то ли его противником на дуэли, но уж никак не персонажем произведения. Может быть, вы прямо сейчас, пока никто не видит, попробуете вспомнить, например, химическую формулу пищевого спирта? Вы, конечно, ее благополучно забыли - за ненадобностью. Огромное большинство знаний, кем-то на основании известных только ему критериев отобранных в качестве обязательной школьной программы остаются в жизни невостребованными. А необходимые для жизни в программе не фигурируют. Почему же нас удивляет, что строители плохо строят, врачи не умеют лечить, депутаты - думать, а чиновники - защищать наши интересы?

Общим местом стало сетовать на то, что нынешние школьники и студенты читают значительно меньше, чем предыдущие. В какой-то степени это естественное следствие эволюции носителей и средств передачи информации -все большее ее количество поступает к нам с экранов - неважно, телевизоров или компьютеров. Родители и преподаватели, воспитанные в основном на книгах, ностальгически жалуются, что их дети по несколько часов в день проводят перед телевизором или за компьютером и неизмеримо меньше - за чтением. Как правило, дальше ностальгии дело не идет. Основная же беда, на мой взгляд, заключена в различии того косвенного влияния, которое оказывают на нас разные носители информации.

Читая любое художественное произведение, мы невольно додумываем огромное количество деталей, не описанных автором. Прочтя фразу «он вошел в комнату и сел на диван», мы неосознанно достраиваем полную картинку: во что он был одет, где по отношению к двери стоял диван и какой именно, придумываем герою позу, наполняем комнату предметами и т.д. Тот же процесс мы проделываем при более сложных описаниях. Иначе говоря, читая роман, мы становимся его соавторами в гораздо большей степени, чем в любой интерактивной компьютерной игре, мы находимся в процессе постоянной творческой тренировки, учимся действовать в условиях неопределенности, мыслить образами. Даже хороший фильм, снятый по этому же произведению, близко не оставляет нам этих возможностей. Каждый момент мы получаем на экране готовую законченную картинку, которую вынуждены воспринимать как данность, не будучи в состоянии изменить что-то во внешности героев, организации пространства и т.д. Из соавторов произведения мы превращаемся в пассивных зрителей - на несколько часов в день.

Результаты этого довольно серьезны. Пассивно воспринимать информацию легче, после этого уже не хочется переключаться на более тяжелые, диалоговые формы общения, в том числе, в обучении. Вырабатывается привычка воспринимать информацию в том случае, когда она не требует обсуждения и додумывания, а дается как однозначно ясная картинка: «Дети, запишите правило № 18». Кроме того, деградируют невостребованные компьютерными игрушками способности к придумыванию, казалось бы, присущих детям игр по собственным правилам, в том числе, ролевых игр, моделирующих реальность. Все подобные игры, будь то «Дочки-матери» или «Соловей-разбойник» всегда основывались на постоянном введении в действие новых только что придуманных правил, востребованных неожиданной ситуацией. И это давало колоссальный опыт действия в меняющихся условиях. Этот опыт уходит.

Данные социально-психологических исследований последнего времени показывают, что высокая успеваемость в школе прямо связана с жесткостью социальных установок школьника, одномерностью его представлений о жизни и себе, отсутствием гибкости в подходах к собственному будущему. Иначе говоря, выясняется, что формальные оценки школьной успешности обратно пропорциональны способности личности к самореализации.

Следующие за школой институты социализации и, прежде всего, работа - в большинстве случаев закрепляют "достигнутое", наделяя человека новыми приобретениями в том же русле - умением делать карьеру, угождая начальнику вне зависимости от присутствия у последнего интеллекта, строить семью, сообразуясь прежде всего с принципами вульгарного здравомыслия и принятой благопристойности и т.д.

Цель процесса социализации, основными институтами которой на первых этапах жизни являются семья и школа - гармоничное вхождение индивида в социальную среду, усвоение им системы норм и ценностей общества, позволяющее ему успешно функционировать в качестве его члена. Теоретически социализация должна служить развитию самосознания, в процессе ее человек должен освоить определенные общественные роли, выработать собственные ценности и ориентации, приводящие к личностному выбору деятельности. Важнейший момент с этой точки зрения - окончание школы и первые годы после этого - период так называемого "ролевого моратория", связанного с постоянным выбором - профессии, системы ценностей, партнера по браку. Уже не школьнику и не ребенку нужно перейти Рубикон - сделать самостоятельный выбор. Но как он может это сделать, если самые продуктивные свои годы он потратил не на то, если он не знает себя, если НЕ УМЕЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНО ВЫБИРАТЬ, если его приучили только быть жестко детерминированным исполнителем.

Человеку предстоит жить в обществе и поэтому социальная интегрированность является чрезвычайно важной характеристикой личности. В этом смысле, любому из нас необходимо определенное умение приспосабливаться к обществу (что не противоречит моим нападкам на приспособленчество как стиль жизни), иначе мы обрекаем себя на устойчивую неспособность ладить с окружающими, изоляцию, мизантропию и одиночество.

Но нынешняя система обеспечивает в лучшем случае лишь ущербную и однобокую интеграцию. Формируя всех «под одну гребенку», она во многом перечеркивает такое качество как оригинальность, прививая жесткость установок, убеждений и поведенческих стереотипов, значительно затрудняя возможность человека легко приспосабливаться к переменам и тем более быть их активным участником. Это вообще, а в настоящее время особенно -гигантский минус.

Неразвитость творческой самостоятельности крайне затрудняет человеку и решение нравственных вопросов. Ему объяснили, КАК НАДО жить, а как - не надо, после этого очень трудно принимать решение, соответствующее конкретной ситуации, а не общему, к тому же устаревшему стереотипу. Огромное количество наших соотечественников, например, до сих пор убеждены, что частная собственность аморальна, а любой предприниматель - «нахапавший кооператор». При этом, попадая все же на работу к такому «грабителю», живущему по принципу «сколько сделаем, столько и получим», они привычно работают наоборот; «сколько получим, столько и сделаем», отказываясь понимать, что это и есть аморально.

Еще одна сторона социализации связана с цивилизационными различиями. Как известно, на карте мира справа находится Восток, а слева - Запад. Забавно, но также устроен наш мозг - левое полушарие (управляющее преимущественно правой стороной тела, в т.ч., правой рукой) в основном отвечает за словесный код, числа, логику, аналитику. Правое полушарие (левая рука и т.д.) - за образы, воображение, абстрактное мышление и творчество.

Функциональная ассиметрия головного мозга заложена в самой человеческой природе, но непосредственно формируется только в процессе воспитания человека. История показывает, что западные общества значительно большее значение придают тем функциям, которые находятся в ведении левого полушария. Западная цивилизация основана на гораздо более логичных и строгих законах, чем Восточная, чей строй столь глубоко нам непонятен, что мы даже изобрели дивную дефиницию "Восток - дело тонкое".

Но на Востоке каждого из нас есть собственный китаец или японец, который, как бы глубоко мы (и наша цивилизация) его ни загоняли, время от времени заставляет нас (или позволяет нам) ходить не только по прямым линиям, пересекающим друг друга под прямыми углами. Нас приучают быть логичными, хотя решения многих проблем находятся часто как раз между прямыми линиями - вне формальной логики.

Иногда, просыпаясь внезапно, мы удерживаем картины только что оборвавшегося сна и поражаемся нагромождению абсурдных с точки зрения обыденной действительности событий. А иногда во сне приходит неожиданное решение мучившей нас проблемы. Объясняется это довольно просто; мозгу нужен отдых, привычно действующее левое полушарие, отвечающее за контроль логики, отключилось, и правое - образное - дало себе волю.

Преобладающее использование левого полушария отличает очень строго мыслящего человека, правого - реже анализирующего и более эмоционального. В наших детских садах и школах до сих пор пытаются бить по рукам левшей, "переучивая" их, чтобы писали "правильно", выключая таким образом правое полушарие, а вместе с ним - образность восприятия. ПРАВая рука - ПРАВильная: законная (в русском, английском, французском и других языках «право» -одновременно и «закона-Наблюдения за людьми, склонными к самоактуализации, о которых речь пойдет ниже, показали, что они владеют редкой способностью быть, когда того требует ситуация, вполне рациональными и логичными, а в других ситуациях -спонтанными и нелогичными, часто совмещая то и другое, используя возможности обоих полушарий мозга, например, заставляя правое генерировать неординарные идеи, а левое - находить разумные пути их реализации.

Общество стремится подходить к человеку с точки зрения его вульгарной полезности - в качестве хорошо функционирующего инструмента или детали, а не в качестве самостоятельной личности. Собственно, на таком именно понимании основывались советские фундаментальные и прикладные науки, включая педагогику и психологию. Перед тем, как работать с информацией, дискету, как известно, нужно отформатировать. Нас также форматируют - готовя к определенному функционированию,

Ничего удивительного и ужасного нет в том, что мы действительно сотканы из усвоенных стереотипов. Ими диктуется около двух третей нашего поведения. Среди них есть дурацкие, ограничивающие нашу спонтанность и свободу выбора, заставляющие в ситуациях, требующих творчества, искать наезженную, но бесплодную колею. Но есть и полезные, избавляющие нас от необходимости каждый раз заново открывать Америку и изобретать велосипед. Мы умеем отдергивать руку от огня, в дождь раскрывать зонт, тормозить на красный свет и т.д. Если бы мы были вынуждены каждый раз вновь анализировать ситуацию для принятия решения, мы бы обожглись, промокли и попали бы в аварию. Беда в том, что стереотипы-клише-ритуалы для многих людей становятся основным компонентом общения. В большинстве ситуаций межличностного контакта такие люди руководствуются проверенными схемами, усвоенными нормами, никогда не подвергая сомнению правильность самих этих схем. В одном из рассказов А.Моравиа влюбленная пара попыталась исключить из общения друг с другом все штампы и банальности и с ужасом выяснила, что просто не может обойтись без них.

Современный мир, однако, требует все большего участия не нормативного, а творческого начала в общении. Жесткость регламентированных ситуаций теряет свою обязательность, толстые фолианты по этикету и протоколу все больше уступают место кратким брошюрам. Мы научились реагировать так, как реагируем. А значит, хотя это и сложно, при желании можно переучиться - хотя бы, чтобы избавиться от стереотипов, ограничивающих нашу свободу принимать решения самостоятельно, а не воспроизводить их каждый раз как заезженные пластинки. Попробуйте подвергнуть сомнению аксиому, иначе поставить привычный вопрос, и может оказаться, что у него есть другой, неожиданный, но радостный ответ. Попробуйте утром одеться не в том порядке, что обычно, отправиться на работу другой дорогой, иначе поздороваться со знакомым, занять другое место в лекционной аудитории. Разрешите себе новизну и разнообразие. Дайте себе выбор.



Если мы научились поступать так, значит, можем и

переучиться

Двигаться вперед можно, только совершая ошибки




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница