Чехия жестовая фразеология украинского языка с компонентом дуля: транскультурное и национально-культурное



страница25/37
Дата31.01.2018
Размер1.44 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   37
M.Sh.Mussatayeva, O.P.Tashdemir

STABLE STATE AS ONE OF THE MEANS OF THE CONCEPT’S VERBALIZATION

Summary


In the modern world is observed the intensive growth of cross-cultural communication. For its successful realization the problem of studying of national mentalities is actualized. For the solution of this problem the further comparative and cognitive researches on the material of closely related and typologically different languages are necessary.

In the report steady combinations with “color”- component in Russian, Ukrainian, English and Turkish languages (on the online journalist’s materials) are analyzed on purpose to reveal the general and unique national features of expression of color perception and color sensation of native speakers.


Мущинская В.В., к.ф.н.,

Санкт-Петербургский государственный университет

Филологический факультет,

кафедра славянской филологии (Россия)


Общее и национально-специфическое во фразеологии эмоций (на материале украинского и русского языков).

Выражение эмоций может осуществляться как невербальными средствами, так и вербальными. Общеизвестно, что эмоции как общечеловеческое явление, по своей сущности относительно одинаковы. Языковые же средства, использующиеся для их описания, также похожи, но и имеют определенные отличия. Причина отличий способов вербализации психических состояний человека, заключается в специфике национальной ментальности. Одним из языковых способов номинации эмоций являются фразеологические единицы.

Цель доклада заключается в сравнении фразеологизмов для обозначения эмоциональных состояний и переживаний с компонентом душа и сердце в русском и украинском языках.

В докладе рассматриваются ФЕ для обозначения эмоциональных состояний и переживаний, таких как страдание, волнение, тревога, страх, гнев, раздражение, подавленность, предчувствие, радость.

Выбранные ФЕ можно разделить на две группы: ФЕ, выражающие положительные чувства (радость, вдохновение, веселость, подъем), и ФЕ, выражающие негативные чувства (волнение, страдание, гнев, страх).

1)ФЕ для обозначения состояния страдания и муки: душа болит // душа болить, сердце (душа) ноет, щемит //серце (душа) ниє, щемить, скніє;



сердце (душа) сжимается // серце (душа) стискається; надрывать душу (сердце) // надсаджувати (надривати) душу (серце); бередить душу // ятрити душу; сердце замирает // серце (душа) мліє (мре, обомліває), німіє, терпне; серце (душа) надрывается // серце (душа) крається и др.;

2) ФЕ для обозначения состояния волнения, тревоги: сердце дрожит, трепещет // серце тремтить; серце упало // серце впало; сердце оборвалось // серце обірвалось и др.;

3) ФЕ для обозначения чувства страха: душа в пятки уходит // душа в п’яти тікає (лізе, ховається, втекла, тікає);душа (сердце) замирает // душа, серце завмирає (мре) и др.;

4) ФЕ для обозначения эмоции радости: сердце поет // серце співає; сердце (душа) радуется // душа (серце) радіє; заграло серце, душа тішиться, на душі / на серці гарно, розгодинилося на серці / на душі, легко на душі / на серці, розквітати душею (серцем);

5) ФЕ для обозначения эмоций гнева, раздражения: серце бере, взяло; серце набігає, серце нападає, находить.

6) ФЕ для обозначения облегчения и успокоения: как камень с души свалился // як камінь з душі звалився; отлегло от сердца (души) // відлягло (відійшло) від серця (від душі); посветлело на душе // посвітліло в душі и др.;

6) ФЕ для обозначения эмоции предчувствия: сердце чует // серце чує (учуває), віщує серце и др.;

7) ФЕ для обозначения эмоциисильного эмоционального возбуждения и напряжения: душа (серце) горит (пылает) // душа (серце) горить, палає, пломеніє, палахкотить и др.;

8) ФЕ для обозначения состояния душевного подъема и вдохновения: душа поривається, душа вгору росте //

9) ФЕ для обозначения эмоции душевной опустошенности: пусто на (в) сердце (душе) // порожньо на серці, у серці, душі и др.;

10) ФЕ для обозначения состояния подавленности: тяжело на душе //важко на душі; с тяжелым сердцем // з важким серцем; тягар ліг (упав) на серце.

Анализ ФЕ с компонентом душа и сердце в русском и украинском языках для обозначения эмоциональных переживаний показал, что наиболее многочисленными во фразеологическом словаре являются ФЕ для обозначения состояния страдания и муки. Значительная часть ФЕ, содержащих компонент душа и сердце являются синонимами. В русском и украинском сознании эмоциональное состояние волнения, тревоги, переживания моральных мук, страдания больше ассоциируется с сердцем, а состояние душевного подъема и вдохновения – с душой.


Mushchinskkaya V.V.

The general and nationally specific phraseology of emotions (on the material of the Ukrainian and Russian languages).


In the report the author analyzes Russian and Ukrainian phraseology with the components of soul and heart that are used to denote emotions. The study identifies the semantic features of the phraseology units of both languages, and also marks some features of worldview of the nations that are reproduced in language and form a fragment of the linguistic picture of the world.

Т.Г.Никитина, д. филол. н.,

Псковский государственный

университет (Россия)


ПОСЛОВИЦЫ С ТОПОНИМИЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ: ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ОБРАЗНОСТИ И АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ УНИВЕРСАЛИИ
Богатый этнокультурный фон топонимов, активно исследуемый лингвокультурологами, позволяет безоговорочно отнести этот разряд лексики к этнокультурным маркерам языкового сознания.

Наличие наименований топообъектов, расположенных на территории страны, в компонентном составе пословицы дает все основания отнести ее к лингвокультуремам. Однако этнокультурная специифика таких единиц должна изучаться в тесной связи с категорией интернационального.

Так, ярким примером «национализации интернационального» [Солодухо, 1989, 265] является топонимическое наполнение паремической модели «Х (столица) — мать городов», появившейся на базе семантической кальки греческого слова метрополия: Москва всем городам мать, Praha matka mĕst (чешск.) и т.п. А вот идея централизации власти, наложившаяся на данную модель, нашла паремическое выражение только в русской лингвокультуре: Москва голова над всем городам, а Самолва глава над всем деревням. (Пск.). Москва голова, а страна – руки и ноги.

В других случаях параллелизм обнаруживается на уровне мотива паремической и фразеологической номинации. Например, мотив удаленности какого-л. населенного пункта от столицы используется в разных языках для образования пословиц и фразеологизмов с негативной окраской: Один в Москве, другой в Вологде, а оба голодны; Колос от колоса как от Москвы до Ростова — ирон. ‘о плохо уродившихся зерновых, недороде’, ср.: венг. Annyira jársz tőle mint Bécs Budától (mint Buda Bécstől) (букв.: тебе до него как от Буды до города Беч).

Безэквивалентные пословицы и фразеологизмы с наименованиями периферийных населенных пунктов особенно ценны для лингвокультурологии: они образно передают информацию об особенностях расположении города, об исторических событиях, происходивших здесь, о традиционных занятиях местных жителей, об их характере.

И все же целый ряд пословиц и фразеологизмов с наименованиями периферийных населенных пунктов обнаруживает общность на уровне структурно-семантической модели и передаваемой аксиологемы, напр., «каждая местность славится чем-то своим»: Богата (славна) Астрахань осетрами, а Сибирь соболями; ср.: венг. Debreceni pipa, szegedi dohány, kassai tubák. (букв.: Дебреценская трубка, сегедский табак, кашшайский нюхательный табак). Отсюда – соответствующий совет (куда и зачем лучше ехать, что куда нужно/ не нужно везти) в национально-специфических паремиях, образованных по одной логической схеме: В Суздале да в Муроме Богу помолиться, в Вязниках погулять, в Шуе напиться; ср.: словацк. Kto chce koňa kupovat’, nech ide do Debricína, kto sa chce ženit’, do Bystrice (букв.: Кто хочет купить коня, пусть идет в Дебрецен, кто хочет жениться в Быстрицу); В Тулу со своим самоваром не ездятехать в Тулу со своим самоваром - ‘брать с собой, везти что-л. туда, где это имеется в избытке’, ср.: англ. carry coal to Newcastle (букв. возить уголь в Ньюкасл), венг. a Dunába vizet hord (букв.: носить воду в Дунай).

Таким образом, далеко не все паремии, этнокультурно маркированные топонимами, являются безэквивалентными. Они могут быть результатом калькирования или самостоятельными образованиями, отражающими аксиологические универсалии и проявляющими межъязыковой параллелизм на уровне логических построений.
Литература:

Солодухо Э.М. Теория фразеологического сближения. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1989. – 296 с.


Аннотация
T.G. Nikitina

PROVERBS WITH TOPONYMIC COMPONENT: ETHNO-CULTURAL SPECIFICITY OF IMAGERY AND AXIOLOGICAL UNIVERSALS
The article deals with the relation of national and international features in proverbs with toponymic components. It is shown how the international structural and semantic models of proverbs function in different languages, how these models become national specific features.


Каталог: rabochaya -> konferenciya-2013-tezisy
rabochaya -> Проблема «личность и общество» в концептосфере поэтического творчества битников
rabochaya -> Информация для педагогов: в соответствии с редакцией от
konferenciya-2013-tezisy -> «наррация желания в кинотексте»
konferenciya-2013-tezisy -> Динамика русского литературного процесса XIX в. Э. М. Афанасьева, канд филол наук
konferenciya-2013-tezisy -> К проблеме концептуализации слова «Кубань» в региональной рекламе
konferenciya-2013-tezisy -> Некоторые различия в овладении родным языком детьми и вторым (иностранным) языком взрослыми
konferenciya-2013-tezisy -> Русский язык как иностранный и методика его преподавания


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница