Чехия жестовая фразеология украинского языка с компонентом дуля: транскультурное и национально-культурное


Удельный вес фразеосемантических групп поля ‘спор’ в русском и английском языках



страница15/37
Дата31.01.2018
Размер1.44 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37
Удельный вес фразеосемантических групп поля ‘спор’ в русском и английском языках

Фразеосемантическая группа

Количество русских ФЕ

Количество английских ФЕ

Этапы спора

55 (36,4 %)

67 (32,2 %)

Форма речевого взаимодействия в споре

53 (35 %)

79 (38 %)

Мотив спора

13 (8,6 %)

17 (8,2 %)

Участники спора

12 (7,9 %)

20 (9,6 %)

Средство речевого взаимодействия в споре

7 (4,6 %)

9 (4,3 %)

Процесс спора

6 (4 %)

8 (3,8 %)

Предмет спора

5 (3,3 %)

8 (3,8 %)

Всего

151 (99,8 %)

208 (99,9 %)

Из таблицы видно, что удельный вес первых четырех ФСГ поля ‘спор’ в русском и английском языках не совпадает. Если расположить эти ФСГ в соответствии с количеством репрезентирующих их ФЕ по степени убывания признака, то для русского материала получим последовательность: 1) этапы спора, 2) форма речевого взаимодействия в споре, 3) мотив спора, 4) участники спора; для английского материала: 1) форма речевого взаимодействия в споре, 2) этапы спора, 3) участники спора, 4) мотив спора. Если признать межъязыковые расхождения в соотношении отдельных ФСГ по их месту в иерархии компонентов поля значительными, то две приведенные последовательности ФСГ можно считать отражающими несовпадения в относительной когнитивной значимости соответствующих понятий для русской и английской фразеологических картин спора. Чтобы определить, насколько выявленные межъязыковые расхождения являются существенными, проведем статистический анализ количественных данных путем вычисления коэффициента ранговой корреляции организаций компонентов ФСП ‘спор’ в русском и английском языках. Для установления ранговой корреляции все ФСГ поля ‘спор’ ранжируются по их удельному весу для русского и английского материала отдельно, так что получается две последовательности рангов, каждая ФСГ в которых представлена лишь номером своего ранга (см. таблицу 2). Статистическая связь между двумя последовательностями данных оценивается по степени совпадения сравниваемых величин рангов, образующих ряды, и высчитывается по формуле Спирмена: ρ = 1 (6Σd²)/n(n² 1), где ρ — коэффициент ранговой корреляции, Σ — сумма, d — разность между рангами в двух списках, n — количество пар [Носенко, 1981, 119]. Ниже представлен порядок вычисления коэффициента ранговой корреляции.

Таблица 2



Корреляция между компонентной организацией поля ‘спор’ в русском и английском языках

Фразеосемантическая группа

Ранг r1 (русский материал)

Ранг r2 (английский материал)

r1–r2 = d

d2

Этапы спора

1

2

–1

1

Форма речевого взаимодействия в споре

2

1

1

1

Мотив спора

3

4

–1

1

Участники спора

4

3

1

1

Средство речевого взаимодействия в споре

5

5

0

0

Процесс спора

6

6

0

0

Предмет спора

7

7

0

0













Σd²=4

Подставляя данные в формулу Спирмена, получаем:

ρ = 1 (6·4)/7(49 1) = 1 24/336 = 1 0,07 = 0,93.

Коэффициент ранговой корреляции может получать выражение от + 1 до – 1 (положительные значения указывают на прямую связь, отрицательные — на обратную); чем ближе значение к абсолютной величине — единице, тем теснее связь [Носенко, 1981, 119]. Вычисленное значение рангового коэффициента 0,93 является положительным и довольно высоким, что указывает на тесную прямую корреляцию между компонентными организациями ФСП ‘спор’ в рассматриваемых языках и, соответственно, принципиальную схожесть их конфигураций. Результаты статистической обработки количественных данных показывают, что обнаруженные межъязыковые различия являются несущественными и потому не могут быть когнитивно интерпретированы.

Широта фразеологической представленности некоторго семантического объединения — важный параметр, свидетельствующий о степени актуальности связанного с ним понятия для конкретного языкового сообщества. [Баранов, Добровольский, 2008, 405-409]. В ходе сопоставительного исследования одноименных ФСП разных языков могут быть выявлены количественные расхождения в широте представленности фразеологизмами отдельных одноименных ФСГ. Ввиду того, что межъязыковые различия в количественных показателях некоторого признака могут быть как существенными, так и случайными, интерпретация таких расхождений требует осторожности. Прежде чем признать обнаруженные межъязыковые расхождения значительными и указывающими на когнитивные различия в значимости соответствующего понятия для фразеологических картин сопоставляемых языков, необходимо проверить гипотезу о возможной несущественности расхождений.

Проверить так называемую «нулевую» гипотезу, предполагающую отсутствие существенных межъязыковых различий в широте фразеологической репрезентации отдельных одноименных ФСГ, можно при помощи специальных методик проверки статистических гипотез [Носенко, 1981, 85-96]. Сформулированная нулевая гипотеза относится к разряду простых параметрических гипотез. Оценка таких гипотез состоит в (1) вычислении по заданной формуле коэффициента надежности, или уровня значимости, выявленных количественных различий и (2) сравнении вычисленной величины с двусторонним критерием, значение которого зависит от допустимой в лингвистических исследованиях погрешности и принимается равным 1,96. Если вычисленная величина уровня значимости вскрытых различий по абсолютной величине оказывается выше двустороннего критерия 1,96, то нулевая гипотеза отвергается, и наоборот.

Покажем процедуру проверки нулевой гипотезы на примере оценки степени релевантности обнаруженных межъязыковых различий в количественной представленности русскими и английскими фразеологизмами ФСГ ‘этапы спора’ и ‘форма речевого взаимодействия в споре’. ФСГ ‘этапы спора’ образуют 55 русских ФЕ (36,4 %) и 67 английских (32,2 %), ФСГ ‘форма речевого взаимодействия в споре’ — 53 русских ФЕ (35 %) и 79 английских (38 %). Неискушенный исследователь счел бы такую разницу в широте фразеологической репрезентации ФСГ в двух языках довольно значительной. Однако можно ли с уверенностью сказать, что эти количественные показатели действительно существенно отличаются друг от друга и могут свидетельствовать о несовпадении значимости соответствующих двух понятий для русской и английской фразеологических картин?

Для того чтобы проверить гипотезу о несущественности межъязыковых различий, вычислим отдельно по каждой ФСГ коэффициент надежности обнаруженных количественных различий по формуле z = (m1/N1 – m2/N2)/√pq/n [Носенко, 1981, 93] (в данной формуле z — вычисляемый коэффициент надежности, m1 — количество ФЕ оцениваемой ФСГ в русском языке, m2 — количество ФЕ оцениваемой ФСГ в английском языке, N1 — общее количество рассматриваемых русских ФЕ, N2 — общее количество английских ФЕ, параметры p, q, n вычисляются по формулам p = (m1 + m2)/(N1 + N2), q = 1 – p, n = N1·N2/(N1 + N2)). Расчеты показывают, что по ФСГ ‘этапы спора’ коэффициент надежности выявленных различий равен 0,8, по ФСГ ‘форма речевого взаимодействия в споре’ — |– 0,6|. В обоих случаях абсолютные величины вычисленных коэффициентов надежности меньше двустороннего критерия, значение которого равняется 1,96, что подтверждает нулевую гипотезу. Следовательно, нужно признать, что установленные количественные различия являются несущественными и неподлежащими когнитивной интерпретации, и можно говорить о приблизительном равенстве широты фразеологической репрезентации ФСГ ‘этапы спора’ и ‘форма речевого взаимодействия в споре’ русского и английского полей спора.

Итак, статистические методы могут оказаться полезными при сопоставительном изучении количественно выраженных свойств одноименных фразеологических объединений разных языков, так как они дают возможность судить о межъязыковом сходстве или специфичности таких свойств с достаточной надежностью и позволяют оценить уместность интерпретаций в когнитивном и культурологическом ключе.


М. S. Gutovskaya. Similarity and specificity in phraseology: About the benefit of employing statistical methods in contrastive study

The paper demonstrates the capabilities of statistical methods in contrastive study of quantifiable characteristics of same name phraseological fields of different languages. It shows that statistical methods allow estimating significance of interlinguistic differences revealed and assessing possibility of interpretation of the latter in terms of cognitive and cultural specificity.


Литература:

Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Аспекты теории фразеологии. – М.: Знак, 2008. – 656 с.

Мокиенко В. М., Николаева Е. К. Интернациональный фонд русской фразеологической картины мира // Komparacja systemów i funkcjonowania współczesnych języków słowiańskich. 3. Frazeologia. Redakcja naukowa Walerij Mokijenko i Harry Walter. – Universität Greifswald – Instytut für Slawistik, Universytet Opolski – Instytut Filologii Polskiej. Opole, 2008. – С. 149–163.

Носенко И. А. Начала статистики для лингвистов. – М.: Высшая школа, 1981. – 157 с.

А.С. Данилевская
Киевский национальный университет

имени Тараса Шевченко (Украина)


ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЕЖКЕ…К ВОПРОСУ О РЕГИОНАЛЬНОМ СВОЕОБРАЗИИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ НОМИНАЦИИ ОДЕЖДЫ В ПРИАМУРСКИХ ГОВОРАХ
Изучение и описание национальных особенностей народной культуры через фразеологические единицы – процесс не только захватывающий, но и весьма полезный, поскольку позволяет заполнить лакуны лингвокультурного пространства Языковой картины мира отдельного сообщества.

Русские говоры Приамурья как говоры переходного типа, сформировавшиеся в условиях межъязыкового и междиалектного контактирования на севернорусской основе, представляют собой Клондайк для лингвистов, историков и культурологов. В диалектной фразеологии запечатлелись непростые судьбы амурского казачества, украинских и белорусских переселенцев, трудные этапы освоения и покорения дальневосточной земли, непростые взаимоотношения с местными народностями, проникновение китайской культуры, а также традиционные праздники, обычаи, быт и прочее [Кирпикова, 2004].

В настоящей работе рассматриваются особенности фразеологической номинации одежды на материале тематического блока «Предметы материальной культуры диалектоносителей» по данным Словаря русских говоров Приамурья [1983, 2007], картотеки фольклорно-диалектологических экспедиций кафедры русского языка Дальневосточного государственного гуманитарного университета, картотеки архива Г.С. Новикова-Даурского. Выбранные источники в силу своей объективности позволяют моделировать языковую картину мира русских жителей Приамурья в течение достаточно большого временного отрезка.

Фразеологическая номинация представляет собой особый вид наименования и в силу своей сложности не может быть сведена ни к лексической, ни к синтаксической, являясь, по справедливому замечанию многих ученых, высшим типом номинации в пределах языковой системы. Н.Ф. Алефиренко в коллективной монографии «Фразеологическая номинация: когнитивный аспект» указывает на необходимость разграничения этимологического образа – того представления, которое возникает в результате соотнесения фраземы с ее свободно-синтаксическим генотипом, – и живого образа – представления, возникающего в результате современного восприятия и понимания фразеологического оборота [Алефиренко, Загриценко, Федуленкова, 2008, 58]. Основными средствами фразеологической номинации признается метафора и метонимия. В каждом языке организация образных средств, воплощенных во фразеологическом наименовании, имеет свой национальный характер, заключающийся в специфике фразеологического значения.

Тематический блок «Предметы материальной культуры диалектоносителей» включает группу «Наименование одежды», представленную фразеологическими единицами, называющими одежду амурских жителей, повседневную и праздничную. Одежда – одна из древних форм материальной культуры, сопровождающая человека от рождения до смерти, изменяющаяся от поколения к поколению, постепенно превратилась из предмета необходимости в произведение искусства. Язык на протяжении веков фиксировал эти перемены в форме устойчивых оборотов.

Вслед за С. И. Ожеговым и др. в работе придерживаемся широкого понимания фразеологии, включаем также и спорные случаи: номенклатурно-терминологические сочетания полуболотные сапоги, наборочная юбка, а также сочетания-аппозитивы бродни-ичиги, узор-убор и др.

Культурологическая информация о реалиях материальной культуры помогает прояснить образ, спрятанный во внутренней форме, и понять механизм номинации единиц. Во фразеологизмах, содержащих регионально маркированные компоненты, типа орочинские рукавицы, китайские обутки, можно увидеть специфические черты и своеобразные трансформации национальной одежды, характеризующие особенности жизни людей в дальневосточном крае и их мировосприятие, зафиксированное в языке.

Литература:


  1. Картотека материалов фольклорно-диалектологических экспедиций кафедры русского языка Дальневосточного государственного гуманитарного университета 2004 – 2008 гг.

  2. Кирпикова Л.В. К истории формирования русских говоров Приамурья // Народное слово Приамурья. Сборник статей, посвященный 20-летию публикации Словаря русских говоров Приамурья. – Благовещенск : БГПУ, 2004. – С. 9-19.

  3. Ожегов С. И. О структуре фразеологии. // Лексикология. Лексикография. Культура речи. – М., 1974. – С. 192-219.

  4. Словарная картотека Г.С. Новикова-Даурского / Под ред. Л.В. Кирпиковой. – Благовещенск: БГПУ, 2003.

  5. Словарь русских говоров Приамурья / Под ред. Ф.П. Филина. Сост. Ф.П. Иванова, Л.В. Кирпикова, Л.Ф. Путятина, Н.П. Шенкевец. – М., 1983.

  6. Словарь русских говоров Приамурья, 2-е изд., исправл. и доп. / под ред. О.Ю. Галузо, Ф.П. Ивановой, Л.В. Кирпиковой, Л.Ф. Путятиной, Н.П. Шенкевец. – Благовещеннск: Изд-во БГПУ, 2007. – 544 с.

  7. Фразеологическая номинация: когнитивный аспект : монография / Н.Ф. Алефиренко, С.А. Загриценко, Т.Н. Федуленкова ; Федер. агентство по образованию, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «Помор. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова». – Архангельск : Поморский универститет, 2008. – 109 с.




Каталог: rabochaya -> konferenciya-2013-tezisy
rabochaya -> Проблема «личность и общество» в концептосфере поэтического творчества битников
rabochaya -> Информация для педагогов: в соответствии с редакцией от
konferenciya-2013-tezisy -> «наррация желания в кинотексте»
konferenciya-2013-tezisy -> Динамика русского литературного процесса XIX в. Э. М. Афанасьева, канд филол наук
konferenciya-2013-tezisy -> К проблеме концептуализации слова «Кубань» в региональной рекламе
konferenciya-2013-tezisy -> Некоторые различия в овладении родным языком детьми и вторым (иностранным) языком взрослыми
konferenciya-2013-tezisy -> Русский язык как иностранный и методика его преподавания


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница