Центр антикоррупционных исследований и инициатив трансперенси интернешнл р



страница1/42
Дата10.01.2018
Размер0.77 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42



ЦЕНТР АНТИКОРРУПЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИНИЦИАТИВ
ТРАНСПЕРЕНСИ ИНТЕРНЕШНЛ - Р




«ЗАПРОС НА ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ОТ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ КАК АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ МЕХАНИЗМ»1

Содержание

  1. Цель исследования

  2. Способы реализации права на информацию и ответственность за неисполнение норм законодательства, информация ограниченного доступа

  3. Результаты исследования механизма запроса на получение информации от федеральных и региональных органов власти

  4. Законодательство Российской Федерации о регулировании порядка обеспечения доступа к информации, находящейся в ведении органов исполнительной власти федерального и регионального уровней, международные документы

*****


  1. Цель исследования

Настоящее исследование было направлено на получение результатов работы на практике механизма запроса на информацию, направляемого в органы исполнительной власти (в нашем случае, от юридического лица как пользователя информации). Мы искренне полагаем, что данный правовой механизм реализации права на доступ к информации способен также выполнять и немаловажную функцию в качестве анктикоррупционного механизма. Многие юристы, специализирующиеся в области информационного права понятие право на информацию трактуют в расширительном плане, в отличие от право на доступ к информации. Однако смысл свободы понятия доступа информации остается при неизменным – пользователей информации (гражданин РФ, юридическое лицо, общественная организация, орган власти) имеет право получать необходимые ему информацию по запросу от органов государственной власти, за исключением информации ограниченного доступа. Например, основа права на доступ к информации заложена в части 2 статьи 24 Конституции РФ, устанавливающая, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». В свою очередь право на информацию в соответствии с ч. 4 статьи 29 Конституции РФ имеет более широкую интерпретацию, поскольку касается также реализации свободы мысли и слова по части 1 статьи 29 Конституции и охватывается также право свободно искать, получать, передавать и распространять информацию. Основываясь на такой трактовке, далее мы будем говорить именно о праве на информацию.

Поскольку, прежде всего, нас интересовала практическая сторона реализации права на информацию, то в данном исследовании мы не будем затрагивать историю принятия Федерального закона №8-ФЗ от 9 февраля 2009 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», а также его проблемные зоны. Например, такие, как: отсутствие четкого порядка переадресовки запроса в орган власти, в ведении которого находится затребованная информация; неопределенность правового режима информации ограниченного доступа; что понимается под оценкой правового акта, принятого органом власти или местного самоуправления и пр. Также мы не будем затрагивать теоретические вопросы трактовки таких важнейших понятий как право на информацию, право доступа к информации, свобода информации и право знать, поскольку эти вопросы не предмет нашего исследования2, хотя, безусловно, требующие дальнейшего теоретического анализа.

В нашем случае, мы поставили перед собой несколько важнейших и основных для нашего исследования вопросов. Собственно и наша цель состояла в том, чтобы было получить достоверные ответы хотя бы на часть из них:


  • реализуется ли в настоящее время право на информацию? Если да, то как?

  • почему именно механизм запроса на получение информации (будем далее называть запрос информации) от органов государственной власти является основным рычагом реализации права на информацию?

  • почему механизм запроса информации может быть действенным антикоррупционным инструментом?

  • какие есть отличия между обращением граждан и запросом информации?

Сегодня в мире действует 93 национальных закона о свободе информации (или в нашем контексте праве на информацию), первый из которых был принят еще в 1766 году в Швеции. В Российской Федерации первый закон, направленный на регулирование порядка обеспечения доступа граждан к информации находящейся в ведении органов государственной власти, был принят на региональном уровне в 2002 году в Калининградской области. И лишь в 2009 году на федеральном уровне был принят национальный, Федеральный закон №8-ФЗ от 9 февраля 2009 г. «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (далее Закон о доступе к информации). К принятию первого регионального Закона Трансперенси Интернешнл – Р имеет самое непосредственное отношение, поскольку проект данного Закона был разработан и предложен юристами организации. В течение работы над проектом данного Закона в г. Калининград были проведены две конференции, на которых обсуждались возможные проблемы применения норм Закона. В частности, огромное количество запросов информации. Однако наши опасения не оправдались. По исследованию, проведенному два года спустя после вступления в силу Закона, за 21 месяц было получено лишь 112 письменных запроса информации3.



К 2012 г. ситуация в сфере правового регулирования обеспечения доступа к информации кардинально изменилась. Если в 2004 г. мы говорили о то, что «законодательство субъектов Российской Федерации и муниципалитетов о доступе к информации пока только начинает формироваться»4, то в 2012 г. уже в 37 субъектах РФ есть специальные законы об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов, а в 38 субъектах подзаконные акты (постановления высшего исполнительного органа власти субъекта), также регулирующие доступ к информации.

В целом, развитие регионального законодательства по регулированию доступа к информации можно представить в виде карты5:

Особо отметим, что именно после вступления федерального Закона о доступе к информации в 2010 г., в том же году многие субъекты РФ приняли у себя аналогичный закон, регулирующий на региональном уровне порядок обеспечения доступа к информации о деятельности органов власти и местного самоуправления.

Как показывает нам европейский опыт применения национального законодательства о свободе информации, правовые нормы должны, и, что наиболее важно, способны выступать в качестве действенного антикоррупционного механизма. Приведем пример из статьи Хелен Дарбишир, директора Организации по доступу к информации в Европе и автора многих статей по проблеме свободы информации. В 2004 г. болгарская журналистка Генка Шикерова проводила журналистское расследование о незаконном строительстве на берегу черного моря Болгарии около города Нессебр. На основе документов, которые она получила по запросам на получение информации от органов государственной власти, она обнаружила, что большое количество строительных лицензий вызывали большие сомнения в плане законности их получения, а земля, на которой осуществлялось строительство, принадлежала чиновникам, тогда как в документах указано, что земля находится в собственности «низкообеспеченых, бездомных лиц»6. Если более подробно раскрыть обстоятельства данного расследования, то, без сомнения, вскроются, в том числе, и факты коррупционного преступления в получении соответствующих лицензий и оформлении земли в собственность.

В большинстве случаев, принятие национальных законов о свободе информации являлось результатом борьбы гражданского общества с чиновничеством, которое не хотело раскрывать какую-либо информацию. И, безусловно, оказание давления на государственную власть с целью принятия закона о доступе к информации выступало, прежде всего, в качестве защиты определенных гражданских прав и свобод.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница