Будза Алексей – Арт-терапия



страница6/7
Дата04.04.2018
Размер3.73 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Я цыганкой-плясуньей бродила по свету, Танцевала на улицах и площадях,

Что на сердце — то знали одни кастаньеты,

Да лишь алая роза что в темных кудрях. Беззаботно смеялась, скитаясь по свету, Ворожила на картах в цыганском шатре,

И судьбы на ладонях читала приметы,

Пела песни для табора в ночь при костре.

Вдруг немилой мне стала подруга свобода, Что-то гулко вздохнуло в туманной Дали, Значит, дернул за шнур уж звонарь Квазимодо, И позвал сквозь века Нотр-Дам де Пари...

* * *

Хранители Невы, Египта дети,

Таинственные сфинксы-сторожа,

О чем молчите Вы, что держите в секрете От проходящих мимо горожан?

О чем мечтается Вам в Северной Пальмире?

О зное, солнце, золотых песках?

Хотели б снова оказаться Вы в Каире,

Где пирамид вершины тонут в облаках?

Вам часто снятся белыми ночами Рамзее, Аменхотеп, Тутанхамон?

А Нефертити с грустными очами Приходит легкой поступью в Ваш сон?

Не зябко ль Вам, Пришельцы с Юга,

Стоять под ливнем, в снегопад?

И, вечно глядя друг на друга,

О чем-то думать невпопад?

Молчите вы... и не найти ответа На мучающий издавна вопрос,

Ну что ж,

пусть хватит Вам у нас тепла и света, И будет добрым

к Вам крещенский наш мороз.

  • * *

Мы бродили в аллеях туманного сада, Просыпался умытый росою жасмин.

И классически строгим ликом фасада Розовела усадьба из тенистых глубин.

Вечерами на тихой и лунной террасе Ты читал мне стихи и рассказывал сны, Рассуждал о великой космической расе И ссыпал на ладонь мне иголки сосны.

Время стерло в песок эту тихую гавань, Опустела усадьба, зарос дерном парк,

Все укутал собою забвенья саван,

И покрыл пеленой вековой полумрак.

В новой жизни при встрече друг друга не вспомним, Только странно знакомым мне будет твой взгляд, Лишь вздохнет нам вослед ароматом истомы Куст жасмина, роняя свой белый наряд..
Юлия Гринфельф

ПОСВЯЩЕНИЕ

Храни в себе источник чистый,

Ищи в других извитость уст,

Сиянье глаз, как звук молитвы

За неразгаданностью чувств...
СОНЕТ

Я вновь об осени хочу сложить сонет простой,

Что снова дождь, что пахнет здесь и липой, и сосной. О том, что в тишине своей таит она тепло,

Войди в нее и растворись, прозрачный, как стекло. Лови знакомый ветра стон и плач густых ракит,

И здесь осколки тишины покой лесной хранит. Забытых снов витой узор наброшен на поля,

Молчит печальная Земля, дыханье затая...
Сергей Иванов

Мой друг сказал: «Не уходи».

А я ушел, ведь я не мог Сдержать движением руки Тяжелый топот мерных ног.

Моя душа не замерла,

А просто научилась ждать.

Когда опять придет весна,

Когда не будут больше лгать.

Мой друг спросил: «Зачем же так? На что ты тратишь жизнь свою?» А я подумал: «Вот чудак,

И все же я его люблю.

Ну кто поверит, что теперь Горишь ты ярче, чем тогда.

А, впрочем, хочешь, сам проверь, Как наполняет тишина».

Он не увидел этот свет,

А я не мог его вернуть.

Ведь должен каждый человек Найти единственный свой путь. Кто знает, может, для него Еще не пробил этот час.

А может, просто оттого,

Что кто-то выбирает нас.

Я там узнал, что впереди Лежит и ждет моих шагов В страданьях боли и любви

Страна Нетронутых Снегов.

Но не спеши туда бежать,

Пока не властен над собой.

Ведь только безупречный шаг Способен выиграть этот бой.

Татьяна Уварова В судьбу я верю.

И коль с реальностью по жизни я иду,

То постараюсь отыскать в душе своей,

Я место сокровенное, туда я поселю свою мечту.

Возьму листок бумаги белой и птицей в ярком опереньи, Стремящуюся вдаль — судьбу, я нарисую и буду любоваться ею.

Но раз в году все птицы, в природе так заведено, меняют оперенье, и лишь от помыслов твоих зависеть будет,

с каким пером окажется та птица — все так же с ярким, иль темное проникнет в тело и болью отзовется в ней.

Могу себе представить судьбу свою я маяком, сияющим надеждой в бурлящем море жизни.

А может быть, она на небе поселилась — мерцающей звездой?

Зовет с собою в космос голубой, указывая путь.

Тогда я руки протяну и обращусь к ней со словами: «Судьба моя, ко мне ты будь немного милосердна, из родника любви и счастья дай напиться твоего.

Спаси меня от бед,

не дай сомнению в меня вселиться.

Песчинка я во всей Вселенной, но ты услышь меня, не позволяя сбиться с дороги главной, будь путеводной для меня всегда.

Но вот закончена картина.

И, если все в мечтах возможно,

пусть оживет она в таких же ярких красках,

в каких ее нарисовала я.

  • * *

Однажды, гуляя по тропам лесным,

Я вышел на горный утес.

Старика там увидел сидящим, и казалось, что думает он, а может быть, отдыхает.

Но странен был вид его.

«Одинок он», — подумалось мне, что даже птица зерна не клюет из торбы дырявой его.

И ближе я подошел к старику.

И взор он поднял свой ко мне и сказал:

«Есть у меня для тебя совет».

Я удивился, оглядывая рваную торбу его и балахон.

Он же, смотря все с печалью, сказал:

«Избавь себя юноша от гордыни, а если просят тебя — отдай без сомненья и с чистой душой.

Взамен же получишь любовь и покой».

Я же подумал тогда, видя убогость его: «Глупец».

И, отойдя от него, обернулся.

Увидев его глаза, содрогнулся от страха.

Так это же я.

И руки к нему протянул,

но старец исчез, оставив на месте своем

горькую правду и Пустоту...

  • * *

Однажды ночью, оставшись наедине с собой, закрой глаза, пофантазируй, представь себя парящим в облаках и свет увидишь чудный, пройдя хрустальный коридор.

И столько радости, блаженства, счастья

получишь ты от света,

что мир духовный обогатишь.

Вернувшись же в реальность этой жизни, захочется нести добро и радость людям.

Да будет так.


Маргарита Магнели

ВЕНЕЦИЯ

Бирюзовая поступь канала,

И мосты словно кошки в прыжке, Гондольеры стоят у причала,

И гондолы плывут вдалеке.

Так и хочется прыгнуть в гондолу, Унестись в водяной лабиринт,

Где соленые теплые волны Языками ласкают гранит.

Штукатурка облезла и краски, Погружаются в воду дома,

А в витринах веселые маски Клоун может свести с ума.

Эти маски—немые судьи И свидетели, и молва,

От восторга и многолюдья Так и кружится голова...

Но пора возвращаться к причалу. Гондольер опускает весло,

Чтобы путь свой начать сначала. Ветром шляпу мою унесло.


АЛЕКСЕЙ БУДЗА

ХРАМ ТИШИНЫ

Всю жизнь ища дорогу к храму,

На склоне лет придя к нему,

Мы видим «Там» лишь «Пустоту»,

Которая всегда нас окружала

Благословением невидимых Небес.

О, бесконечный миг счастливого Прозренья,

Шум водопада в русле ледяном,

Звеняшем в тишине звучащего Молчанья.


МГНОВЕНЬЕ БЫТИЯ

Осколок льда — замерзшее пространство,

В котором время спит, не видя сновидений.

Его я растопил рукою теплой и отпустил

В просторы мирозданья мгновенье Бытия,

Плененное ночным оцепененьем

В кристалле ледяного заточенья.


ВОСПОМИНАНИЕ

Сквозь крышу чердака

Пробился Солнца луч

И высветил в забытом полумраке

Старинный гобелен.

Лицо прелестницы младой,

Сокрытое вуалью паутины,

Навеяло печальные мечты

О прошлом, о начале века,

О букве ять, о смехе девичьем

На пляже Сестрорецкого курорта.

Все водами Забвения реки

Унесено во мрак Небытия..


АЛЬБОМ




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница