Будьте милосердны «Господь простил меня и возвратил мне душу!»



страница9/17
Дата04.05.2018
Размер0.6 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17
Звездность и трагедия судьбы Рудольфа Нуриева

 

«До появления на сцене Рудольфа Нуриева мужчины в балете исполняли вторые роли, выступая в качестве поддержки для балерин, исполняющих сложные па.



Вслед за Вацлавом Нежинским Нуриев стал танцевать сольные партии и заставлял зал смотреть только на себя.

Высокие скулы, приплюснутый нос с яростно раздувающимися ноздрями. Короткие ноги. Он скорее напоминал степного скакуна, чем воздушного принца.

Талант и хам.

Нищий татарский мальчик и американский миллионер.

Кумир женщин и гомосексуалист, ставший одной из первых жертв СПИДа.

Он легко совмещал в себе гениальность и злодейство.

Главным в его жизни была жажда свободы. Свободы от всех государственных границ, от общественной морали, от привязанностей и приличий.

Как непослушный мальчик, он добивался высшей свободы любой ценой, преодолевая все запреты и ограничения.

Казалось, он был начисто лишен инстинкта самосохранения.

В результате жизнь Нуриева превратилась в дымящие руины.

Он умело изображал из себя дикаря, шокируя просвещенный Запад.

Но в то же время он и был дикарем. Страстным, беспощадным, опасным и все-таки беспомощным перед цивилизацией.

Вот короткие биографические зарисовки.

Закончив школу, Нуриев отправился в Ленинград, где поступил в хореографическое училище при Мариинском театре.

Уже на вступительных экзаменах один из педагогов сказал ему: «Или вы станете блестящим танцовщиком, или полным неудачником».

Сработало первое пророчество.

Рудольф быстро делал серьезные успехи в работе. У него появились первые поклонницы, хотя он совершенно не обращал внимания на женщин.

В 1958 году Нуриев стал солистом балета в театре им. Кирова (ныне вновь Мариинский театр).

Несмотря на все выходки Нуриева, ему все-таки разрешали ездить на гастроли, и в 1961 году Рудольф вместе с труппой Кировского театра оказался в Париже.

Председатель КГБ Шелепин докладывал в ЦК: «Из Парижа поступили данные, что Нуриев нарушает правила поведения советских граждан», – и его решили вернуть на родину.

Из Парижа труппа должна была отправиться на гастроли в Лондон. Еще в гостинице у танцовщиков начали собирать билеты, обещая выдать обратно перед поездкой. Рудольф сразу заподозрил неладное. И в баре к нему подошел руководитель группы и предупредил, что его пытаются вернуть на родину.

Рудольф был ошарашен этим известием: «Меня высылают, и я никогда не смогу танцевать! Спасите меня! Я чувствую, что меня пошлют в Сибирь» – кричал он окружающим людям.

И заподозрив неладное, сотрудники Госбезопасности начали оттеснять Нуриева, но ему дали совет, что он должен попросить политического убежища. Что он и сделал.

И он остался во Франции.

В кармане Нуриева было всего 36 франков, а его багаж отправился в СССР.

Французский дебют Нуриева состоялся 23 июня 1961 года. В день, когда они должны были выступать в Лондоне.

На Западе Нуриев неожиданно влюбился в Эрика Брюна, статного датского танцовщика, бисексуала.

Между двумя знаменитостями начался тяжелый, изматывающий роман. Одновременно любовь и соперничество.

Рудольф – неотесанный страстный выскочка, Эрик – холодный блондин с аристократическими повадками.

Скоро Рудольф стал зарабатывать свои первые большие гонорары.

В 1962 году в его жизни появился новый друг – Марго Фонтейн, легендарная прима британского балета. Фонтейн был за 40, а Нуриеву 24 года.

Его всегда влекло к зрелым женщинам. Они отчасти заменяли ему мать.

Марго и Рудольф вместе дебютировали в балете «Жизель». Это выступление принесло славу обоим и дало начало многолетнему сценическому партнерству.

Нуриева, скандально известного танцовщика, все чаще приглашают на великосветские приемы. Он начинает осваиваться в высшем обществе. Но и тут не оставляет своих привычек злобного «звездного мальчика».

Нуриев грубо отвергает саму Марлен Дитрих.

А когда его представляют Джону Кеннеди, Рудольф не может устоять перед соблазном и усаживается прямо в президентское кресло в овальном кабинете.

«Друзей не существует», – говорил он. – «Самое важное – любить самого себя».



Он пересыпает свою речь русским и английским матом. Кричит Фонтейн: «Твой танец – дерьмо!»

На званом обеде он разбивает бокал с вином о стену, когда ему просто предложили положить себе еще спагетти:

«Нуриев сам себя не обслуживает, его все обслуживают!»

В театре его боятся балерины: он просто может ударить и т.д.

При встрече с писателем и актером Нуэлем Куардом, который как-то сказал, что Рудольф непредсказуемый дикий зверь, Нуриев оправдал эти слова, укусив писателя за палец.

После нищего детства Нуриева обуревала непонятная страсть к деньгам. Он требовал выплачивать свои гонорары наличными и всегда ездил с огромным чемоданом, полным денег.

К началу 80-х Нуриев уже достиг пика славы. В 1963 году он стал директором балетной группы парижской «Гранд-Опера».

У Рудольфа миллионы поклонников и еще больше поклонниц. Девушки ходили по улицам в костюмах «а-ля Нуриев».

Его знал уже весь мир. Газеты писали о начале «рудомании».

И вместе с тем звезда Нуриева стала уже остывать.

В 1986 году Рудольфа впервые освистали на сцене.

И в том же году происходит трагедия – от СПИДа умер его бой-френд Эрик Брюн.

Нуриев снова обратился к врачу, попросив прощения за пренебрежительные рекомендации. Доктор был искренне удивлен: «Неужели господин Нуриев извиняется?!»

Рудольф начал бояться смерти, потому что она ходила по пятам.

Умирал то один друг, то другой. И от одной и той же проблемы: СПИДа. Болезнь, которая в то время была еще неизвестна.

Ему было страшно оставаться одному. Как-то он даже предложил своему бывшему бой-френду, недавно женившемуся: «Давайте поселимся вместе. Ты, я, твоя жена, дети и собаки».

Тот в ужасе отказался.

Тогда Нуриев, уткнувшись в живот его беременной жены, обратился к малышу, который был во чреве: «Малыш, ты будешь меня помнить, когда я буду старым и все забудут меня? Правда же, ты меня будешь помнить?!»

Нуриев никому не говорил о своей болезни, но окружающие постепенно начали о ней догадываться.

Даже в 52 года, умирая от СПИДа, Нуриев продолжал танцевать.

В том числе в балете «Смерть Венеции» о мужчине, влюбившемся в подростка. История, финалом которой стала смерть.

В 1991 году умерла Марго Фонтейн, подруга и партнерша Нуриева. А сам Рудольф отправился в свое последнее турне.

В Будапеште с Нуриевым случился приступ почечной колики, и ему сделали операцию. Через несколько дней Рудольф снова танцевал. Прямо с катетером, превозмогая боль!

В последний раз он вышел на сцену 28 января 1992 года в роли Ангела.

Какое-то время он еще работал в качестве директора, не собираясь сдаваться.

Но весной 1992 болезнь вступила в свою финальную стадию.

На какое-то время Нуриев прекратил лечение и отправился на свою виллу на берегу Карибского моря, где отдыхал в одиночестве и купался голышом.

20 ноября его госпитализировали. К тому времени он уже почти не мог говорить, и питание ему вводили внутривенно.

6 января 1993 года в канун православного Рождества Рудольф Нуриев умер.

Похоронили его на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа. Там же, где находятся могилы многих известных русских поэтов.

Нуриев лежал в гробу в вечернем костюме, в чалме.

Когда его опускали в могилу, друзья бросили туда его балетные туфли и белые розы, которые он любил получать от публики, выходя на поклоны.

Родственники и друзья Рудольфа Нуриева устроили ему панихиду и по мусульманскому, и по православному обряду. Нуриев был мусульманином, но незадолго до смерти принял православие.

Он всегда считал себя поклонником мира и гражданином мира, свободным от всех ограничений. У него не было родины, он считал себя вечным кочевником.

У него не было семьи: «А что, если мои дети будут хуже меня? Что мне делать с такими придурками и идиотами?!» Ответ у него был короткий.

У него не было даже пола. Нуриев считал себя и мужчиной, и женщиной.

Он мечтал о свободе, но так и не смог стать свободным от самого себя, своих страстей, своих желаний и своей разрушительной жажды свободы».

52 года. Умирал от СПИДа в одиночестве на далекой вилле. Рядом никого не было.

Не было любимой женщины, потому что он их не признавал.

Не было рядом любимых мужчин, потому что они умирали от той же самой болезни.

Трагично даже не то обстоятельство, как умирают богатые.

Трагедия разворачивается после похоронной процессии.

Евангелие открывает эту завесу.

Я убежден, что дальнейшее повествование о Рудольфе может точно так же сочитываться с историей того богача, который уже в аде, будучи в мучениях, вдруг начинает что-то осмысливать…

А рядом было так много Лазарей!

Богач…

Счастье заключается не в богатстве и не в земной славе.

Были ли у него встречи, пересекались ли с этим человеком Божьи люди? Уверен, да.

Бог любит этого человека так же, как и любого другого. И вероятно, стучался и в его сердце.

«Кто будет веровать, спасен будет. Кто не будет веровать, осужден будет».

Грустная судьба богатых, которые отвергли Господа.

Грустная судьба тех, которые будут стоять в левой колонне отвергнутых, потерявших свои шансы на спасение людей.

 

 

 




Каталог: files -> text
text -> Теоретические основы изучения внутрикорпоративных коммуникаций
text -> На заседании Ученого Совета философского факультета
text -> Анализ рисков пространственных структур социального в глобальном информационном обществе
text -> Разговоры о жизни 2
text -> Материалы международной научно-практической конференции дыльновские чтения «повседневная жизнь россиян: социологический дизайн»
text -> Геополитика Большой Игры
text -> Николай Стариков 16 февраля 2016
text -> Постпозитивизм в международных отношениях


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница