Бондаренко Сергей Васильевич, Bondarenko Serguei Vasilievich Резюме. Рассмотрены особенности формирования научного дискурса в сфере изучения «электронного правительства». Представлен краткий обзор



Скачать 231.45 Kb.
страница6/7
Дата28.07.2018
Размер231.45 Kb.
ТипКраткий обзор
1   2   3   4   5   6   7
Основная исследовательская лакуна изучения «электронного государства»

Объяснение многочисленных дисфункций дискурса «электронного государства», на наш взгляд, только одно – фрагментарность научного знания, при фактическом отсутствии теоретической базы, основу которой должны составлять как метатеории, так и теоретические концепты частного уровня. Обобщенно говоря, отсутствует научная парадигма.

Как известно, под дефиницией научная парадигма (от греч. paradeigma — пример, образец) понимается совокупность научных взглядов в предметной области, признаваемых большинством научного сообщества в тот или иной период времени и служащих основой новых научных исследований12. Необходимо различать научную парадигму, господствующую в рамках одной или нескольких стран и общемировую парадигму. Именно общемировая парадигма выступает с учетом достигнутого наукой уровня развития онтологическим инструментом изучения мира и его феноменов во всем его многообразии. Говоря иными словами, парадигма является высокообобщенной метатеоретической моделью, влияющей на когнитивный дискурс исследователей.

Применительно к изучению государства, с XIX века и до настоящего времени теоретическая структура немецкого социолога Макса Вебера де-факто была парадигмальной. Ядро парадигмы Вебера - иерархическая, профессиональная и политически нейтральная бюрократия, деятельность которой базируется на строгом соблюдении законов, принятых демократически избранным представительным органом. Реализацию законов на практике осуществляют в рамках исполнительной власти профессиональные управленцы. Как известно, в теории Вебера не было достаточно места для механизмов политического участия граждан в управлении государством. Не случайно ее рассматривали как идеализированную модель «конкурентоспособного элитизма», решавшую проблемы дефицита демократии через косвенную легитимизацию государственной службы.

Изменения в парадигме государственного и муниципального управления происходят постепенно, по мере появления альтернатив в других сферах функционирования общества, а также в ходе трансформации исследовательского дискурса. Так и произошло в конце ХХ века, когда стало очевидным несоответствие базовых положений веберовской теории практикам функционирования власти и общества. Более того, необходимо однозначно признать, что веберовская модель административного управления государством устарела и стала востребованной новая модель соответствующая реалиям компьютеризирующегося общества. Вдобавок на онтологическом уровне проявились кризисные проявления существующей модели взаимоотношений людей с окружающим миром, с государством и с социумом.

В этом, а не в технологическом детерминизме необходимо искать и находить причины востребованности феномена «электронного государства», как и просчеты, успехи и детерминанты. Без понимания сложности социально-технических систем научные исследования так и останутся свидетельствами позитивистского подхода, а их ограниченная рациональность и предсказуемость результатов, не позволит понять причинно-следственные связи между отдельными элементами системы, как и выявить детерминанты эволюционных изменений.

Как верно подметил Петер Чекланд13, определение структуры идей важно, чтобы исследование было корректно с научной точки зрения, а также способствовало выявлению объективно существующих закономерностей. Такой методологический подход помогает дифференцировать научные исследования от консультирования14. Сегодня нередко не основанное на фундаментальных знаниях консультирование выдается за «научный подход» и на его основе создаются государственные программы и концепции развития «информационного общества», со всеми вытекающими для развития науки и практики негативными последствиями.

Отличить «зерна» от «плевел» - мало кто способен, поскольку в стране так и не была создана система подготовки кадров в сфере «электронного правительства» и иных широко используемых в «электронном государстве» технологий, таких как геоинформационные системы, системы дополненной реальности, виртуальные миры и многое-многое другое. Россия просто вынуждена применять зарубежные технологии, делая это с запозданием, что однозначно неприемлемо в условиях модернизации и без понимания неоднозначности онтологических свойств инноваций затрагивающих значительную часть населения страны.



А завершим мы статью словами человека, придумавшего термин «киберпространство» - американского писателя Уильяма Гибсона, верно подметившего: «Будущее - уже здесь. Оно только не очень равномерно распределено»...



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница