Блаватская Е. П. Астральные тела и двойники



страница5/188
Дата29.05.2018
Размер6.32 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   188
Дж. Хантер. 30 апреля 1888 г.

Примечание редакторов

Похоже, автор путает различные понятия. В од­ном месте он проявляет словесный пантеизм, а в другом — излагает весьма причудливые антропо­морфические концепции. Бог, например, описывается как «выдыхающий Самое Себя в бесконечное пространство», как «вся субстанция — в том, что касается Бытия; и как все формы и все движение — в том, что касается Истины». Далее «Он» описы­вается как подобие некоего гигантского организма: «Его форма... является человеческой, вернее — фор­мой двойного человека». «Все формы» и состояния — это что, просто огромный гермафродит? А почему не обезьяна, или слон, или, что еще лучше, огром­ная мозаика, собранная из всех различных органи­ческих типов? Возможно, это вполне теологично — называть существо, воспроизводящее едино лишь человеческую структуру, «Всеми формами», но зато никоим образом не философично.

Далее автор говорит об этом аномальном суще­стве — «Отце-Матери» — как о «невообразимом». После ссылок на функционирование его органических клеток, человеческую структуру, субстанцию, отношение ко Вселенной и т.д. данный эпитет выглядит довольно странно. Нас также убеждают, что «то, что мы называем проявленной Вселенной, есть Божество в своей последней или конечной форме». Следует ли понимать это так, что Божество имеет несколько форм или состояний? Судя по всему, именно так нам и следует считать, коль скоро наш критик идентифицирует Божество с каждым из последовательно сменяющих друг друга уровней. Од­нако подобная интерпретация способна подорвать авторитет большого гермафродита — единственной формы, которой, следуя мнению его нынешнего биографа, покровительствует Божество.

Все аргументы, основанные на идее присвоения Божеству таких качеств, как «форма, размер, чис­ло, движение» и т.д., заведомо не представляют никакой ценности, поскольку игнорируют разницу между сущностью и атрибутом. На ум приходят также следующие очевидные возражения: 1) Если Божество это форма, оно никак не может быть Бес­конечным, ведь форма по необходимости должна иметь где-то ограничительный контур. 2) Если Божество может быть исчислено, то политеизм следу­ет признать истиной. 3) А если у него есть размер, то оно уже не является Абсолютом, ибо размер есть относительное понятие, возникшее благодаря фе­номенам. 4) Движение, опять-таки, предусматривает ограничение, так как означает прохождение некое­го объекта сквозь пространство. Но если Божество бесконечно, значит, оно должно быть свободно от всех ограничений, несовершенств и противоречий.

Нашему критику не хотелось бы, чтобы его при­числили к материалистическим мыслителям, но, к сожалению для него, его обличает собственное же письмо. Ибо Божество, имеющее форму, со всей очевидностью обладает и всеми качествами, присущими материи, а именно — протяженностью в про­странстве, размерами и т.п. Оно также должно иметь цвет, чтобы отличаться от прочих объектов восприятия! Полагаем, этого уже достаточно?

По правде говоря, концепции м-ра Хантера на­столько явно недуховны, что в своем «материализ­ме» они превосходят даже высказывания наиболее «продвинутых» агностиков, которые, по крайней мере, понимают, что царство материи и царство ра­зума не следует смешивать наобум.
НЕБОЛЬШИЕ ЗАМЕТКИ

Были опубликованы в журнале «Lucifer», vol. II, № 11, July, 1888, p. 393, 415; vol. II, № 12, August, 1888, p. 472, 497; vol. Ill, № 16, December, 1888, p. 288-290, 339-341.

Абхинна1 — шесть приобретаемых йогами или архатами трансцендентальных способностей, сле­дом за которыми идут иддхи2 , сверхъестественные силы.

[относительно высказывания автора о том, что состояние дэвакхана — «...это состояние чистого блаженства, в котором человек получает компенса­цию за все незаслуженные страдания, перенесен­ные в прошлой жизни».]

Совершенно верно, но причинами этих «незас­луженных страданий» становятся не ошибки или не­справедливость кармы, но иные причины, незави­симые от прошедшей кармы как создающего эти причины, так и безвинной жертвы их последствий; это новые действия, вызванные греховностью лю­дей и превратностью обстоятельств и побуждающие кармический закон к дальнейшему функциониро­ванию, а именно — к наказанию тех, кто создал эти новые ниданы (или причинные связи), и компенса­ции тем, кто незаслуженно от них пострадал.

[...свет творческой мысли из Того, вместилища всех мыслей...]

В индийской философии об этом абсолютном Божестве всегда говорят «То» или «Оно». Это «вместилище всех мыслей», поскольку оно — абсолют­ная мысль. Оно не имеет ничего общего с конеч­ным и обусловленным, и потому не может рассмат­риваться как нечто индивидуальное или отдельное от вселенского разума и от всех прочих умов. Это беспричинная причина всякой проявленной мысли, вечный Источник всего.

[Логос мыслит]



Потому что Логос проявлен; но вечно скрытое Божество не мыслит, поскольку Оно — абсолют­ная мысль, и о Нем нельзя говорить как о каком-то индивидуальном, личном мыслителе. На Востоке Логос воспринимается как синтез, коллективная совокупность всех Богов или Сил в проявленной Вселенной.

[эта мысль, в своей грубой форме именуемая эфиром]



А в своей высшей форме — акашей.

Преп. Т.Г. Хедли пишет о доктрине искупления, неверной концепции, лежащей в основе мессы, и о продажности священников. По его мнению, имя Иисуса нуждается в реабилитации. Е.П. Блаватская прилагает к статье следующее редакторское приме­чание.]

Аминь! И таких нелогичных субъектов, которые пытаются свергнуть католицизм и протестантизм, уничтожив их безвинную причину — Иисуса, сей­час довольно много. Но теософы — не из их чис­ла. Теософы — даже те, которые уже не считают себя христианами (или же вовсе никогда ими не были), — все-таки считают Иисуса, или Иеошуа, одним из Посвященных. Следовательно, они про­тестуют не против самого «носителя» этого имени, в котором они видят одного из Учителей Мудрости, но против искажения этого имени псевдохристианской фантазией, облачающей его в языческие одежды, позаимствованные у дохристианских бо­гов, которых христиане впустили в свои сердца. Только против тех «священников», которых наш преподобный корреспондент изобличает как «убийц» и «дьяволов» (рискуя при этом оказаться с ними в одной безбожной компании, поскольку он сам к ней официально принадлежит), каждый истинный теософ должен быть всегда готов возвысить свой голос. Мало кто из них отказывается признать в Иисусе одного из Сыновей Божьих, равно как и Хрестоса, который достиг через страдания состоя­ния Христоса. Все, против чего они возражают, это современная пародия на очень, очень древнюю догму о Сыне, который стал единым целым с От­цом; или же против утверждения, будто этот «отец» имеет или когда-либо имел что-то общее с еврей­ским андрогином по имени Иегова. Отец Иисуса, ищущий «милости, а не жертвы», вряд ли стал бы наслаждаться запахом даже животной крови, про­ливаемой во время жертвенного всесожжения. Как же в таком случае следует воспринимать человече­ское жертвоприношение, на которое обрек сам себя аллегорический Христос и которое описывается в «Послании к Ефесянам» (V, 2) как «приятное бла­гоухание», если не с ужасом? Как видите, теософы тоже способны распознавать истину — причем, даже по самым скромным оценкам, ничуть не ху­же, чем преподобный джентльмен, подписавший­ся именем Т.Г. Хедли.

[синий]


Символический цвет магнетизма и его силы.

[светильник... в форме... напоминающей неглу­бокий соусник]






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   188


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница