Бытие идеального спб 2003 предисловие



страница7/13
Дата31.01.2018
Размер1.41 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13
2.3 Идеальное и энергия

В 60-е годы многим казалось, что информационный подход наконец-то позволяет раскрыть тайну сознания, увидеть его корни в общеприродных процессах. Но древние представления об энергетической природе сознания в широком смысле оказались очень живучими, и, более того, наметилась тенденция к их объединению с представлениями информационными. Сравним для начала взгляды Эпикура и современного исследователя Б.И. Искакова.



Эпикур: «…Существуют очертания Б.И. Искаков: Вокруг всех тел существуют

(отпечатки, оттиски), подобные по «стоячие лептонные волны» – «квантовые

виду плотным телам,…истечения, голограммы,…копирующие геометрию и

сохраняющие соответствующее структуру тел». Эти «информационные

положение и порядок, которые они двойники» и есть душа.19

имели в плотных телах. Эти

очертания мы называем образами.


  1. Подробнее об этом, в частности о соотношении информационной реакции и объективного закона см. в наших работах, указанных в примечании 11.

  2. См.: Лептонная концепция мироздания – синтез науки и религии? // Наука и религия, 1992. № 4-5.

…Образы имеют непревосходимую тонкость…непревосходимую быстроту». «…Душа есть состоящее из тонких частиц тело».20

Постараемся показать, что информационный подход не «отменяет» подход энергетический, поскольку последний претендует на решение проблем, не решаемых с информационно-структурных позиций. Продемонстрированная выше перекличка через века не случайна. Представления такого рода являются не только правдоподобной натурфилософской гипотезой (в древности), но и попыткой выхода из проблемной ситуации, которая задается эмпирическими фактами, требующими объяснения, и определенными теоретическими соображениями. Я имею в виду с одной стороны факты непосредственной (не знаковой) передачи знания о состоянии чужой субъективной реальности, а с другой – неудовлетворенность сведением бытия идеального к системе отношений, утратой его субстанциальности, что порождает определенные противоречия.

Факты, необъяснимые со струтурно-информационных позиций, относятся, как правило, к жизни народов, далеких от современного «информационного общества», либо к области парапсихологии. Например, бушмены могут на расстоянии воспроизводить в своем сознании состояние другого человека. Сын узнаёт о приближении отца, ощутив в своем теле боль от его старой раны; а о возвращении из соседней деревни жены, - почувствовав на своих плечах натянувшиеся ремни, на которых она несла за спиной ребенка. О близости антилопы охотнику говорит ощущение жесткой шерсти, «вырастающей» на его ребрах. Приведя факты такого рода, И.А.Бескова замечает, что это воспроизведение другого есть «не знание в современном смысле слова, а состояние психики субъекта некоторой иной модальности, которой трудно подобрать аналог в нашем языке и в нашей культуре».21 Но я думаю, что для обозначения этого феномена хорошо подходит термин, предложенный в свое время В.А.Лефевром: «размножение состояний».

С точки зрения этого автора кибернетический подход обладает не только известными преимуществами, но и несет с собой «колоссальное сужение



  1. Антология мировой философии. Т. 1.Ч. 1. М., 1969. С. 349, 351.

  2. Бескова И.А. О природе трансперсонального опыта // В.Ф.,1994. № 2. С. 44.

«онтологического поля», ибо он игнорирует такой – принципиально не знаковый – способ получения знаний как непосредственное сопереживание. В естественных науках знание предстает как «выражение одного в другом». 22 Получение же знаний «посредством сопереживания» имеет не знаковую природу. Это не выражение одного в другом, а репродуцирование состояний. Состояние одной души репродуцируется в другой душе. Познание в этом случае выступает как результат «размножения состояний». Сопереживающий обладает…копией, в точном смысле этого слова».23

Но как можно положительно охарактеризовать не знаковую природу «размножения состояний»? К вполне определенной гипотезе приводит истолкование фактов парапсихологии. В.И.Сафонов, обладающий одновременно экстрасенсорными способностями (и соответствующей практикой) и трезвым мышлением инженера, пытается непредвзято разобраться в фактах такого рода (убедительно показывая, что имеются в виду именно о факты, а не домыслы и мистификации), речь идет о попытке как-то объяснить предсказания будущего (феномен Ванги и др.) и диагностику состояния человека по его фотографии или иным предметам, связанным с его жизнью. В.И.Сафонов приходит к выводу, что приходится «Невольно признавать, что существует нечто, в котором воплощено или находит отражение всё материальное, земное, и которое постоянно воздействует на человека, влияет на его психику, чувства, весь его организм».24

Таким нечто он считает «иной мир вселенской информации», «всеобъемлющий «банк памяти», «информационное поле» или «психобиофизическую реальность», содержащие в себе «психограммы», которые позволяют восстанавливать облик любого объекта, поскольку в этом «ином мире» «слитно присутствуют прошлое, настоящее, будущее». Непосредственное знание объясняется возможностью доступа к этому миру вселенской информации, бытие которой имеет энергетическую природу.25


  1. Лефевр В.А. Системы, нарисованные на системах // Системный подход и современная наука. Новосибирск, 1971. С. 43.

  2. Там же. С. 44.

  3. Сафонов В.И. Несусветная реальность. М., «Наука», 1990. С. 7.

  4. См.: Там же. С. 10, 20, 29-31, 36-37, 43, 60, 66-67, 106-107 и др.

Идея энергетического бытия информации26, не опосредованного знаковыми системами, достаточно широко распространена в современной литературе. Хотя исторически мысль о, говоря современным языком, «информационно-энергетическом поле», о единстве отражательной и энергетической природы сознания буквально пронизывает индийскую философию. Вот некоторые из высказываний Сатпрема, излагающего учение Ауробиндо Гхоша, в котором полностью воспроизводятся эти традиционные установки: «Основная субстанция вселенной: Сознание-Сила, Чит-Агни.…В зависимости от уровня она несет более или менее интенсивный свет, более или менее тяжелые вибрации». Человеческий разум – лишь одна из форм такого сознания: «Если бы кусок дерева не обладал сознанием, никакой йогин не смог бы его сдвинуть с помощью концентрации, ибо отсутствовала бы возможность контакта между ними».27 «Мы познаем некую вещь постольку, поскольку мы сами уже и есть та вещь».28 (Сравните с идеей «размножения состояний).

Теперь такой подход проник в западную культуру29 и науку. В.И.Вернадский недвусмысленно понимал под ноосферой особую биогеохимическую энергию («культурную энергию») как результат работы человеческого разума30. П.А. Флоренский говорил о «пневматосфере» как об особой форме вещества в космосе, проработанной духом.31


  1. Понятно, что в таком контексте термин «информация» понимается не в смысле данного выше структурного определения, но имеется в виду любое знание в самом широком смысле (в том числе сопереживание).

  2. Сатпрем. Ауробиндо Гхош или Путешествие сознания. СПб, 1995. С. 74.

  3. Там же. С. 162.

  4. Вот пример его реализации в понимании поэтического сознания у бельгийского писателя Ж.Роденбаха: «Поэт открывает таинственные соотношения между идеями, и передает их с помощью ритма. Этот ритм одинаков во всей вселенной. Ветер в деревьях, морской прилив на песчаном берегу, биение женской груди происходят, следуя одному и тому же ритму» (Зарубежная литература ХХ века. М., 1981. С. 134).

  5. См.: Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. С. 251; его же. Размышления натуралиста: научная мысль как планетное явление. М., 1977. С. 61-62.

  6. См.: Флоренский П.А. Макрокосм и микрокосм // Богословские труды. Т. 24. М., 1983. С. 237.

В настоящее время оригинальную концепцию мироустройства развивает физик Г.И.Шипов. С его точки зрения четырем основным формам физического бытия (твердое тело, жидкость, газ, плазма) предшествует состояние вакуума, которое, в свою очередь, порождается из абсолютного ничто благодаря деятельности первичного торсионного поля, имеющего место при инерционном движении с вращением и являющегося носителем «поля сознания». Это первичное «сверхсознание» способно осознать абсолютное ничто и сделать его упорядоченным.32 П.П.Гаряев, раскрывая волновой характер передачи информации, регулирующей процессы жизнедеятельности, замечает: «Кто или Что является в живой клетке субъектом генерации нуклеиновых «текстов» с последующей трансляцией в белковые, а затем их «чтения»? Такое использование специфической терминологии – следствие молчаливо принимаемой работы генома как биокомпьютера с присущим ему квази-сознанием».33 В.А.Лефевр развивает гипотезу (и строит соответствующую формальную модель) о существовании наделенных сознанием гигантских космических существ – плазмоидов, материальной основой которых являются магнитно-плазменные образования, родственные магнитосферам звезд и планет. Относительно же человеческого сознания утверждается, «что ментальные феномены есть вид существования термодинамических характеристик нейронных сетей, проводящих вычислительные процессы» и «наш внутренний опыт есть вид существования термодинамических процессов».34

Я не берусь обсуждать степень обоснованности такого рода гипотез. Важно другое: они получают широкое распространение, в них предпринимаются попытки выявить энергетические основы структурно-информационных процессов35 и показывается универсальный характер организующего начала любых процессов во вселенной, частным случаем которых является человеческое сознание.




  1. См.: Шипов Г.И. Теория физического вакуума. Ч. 1.М., 1992 (репринт).

  2. Гаряев П.П. Волновой геном. М., «Общественная польза». 1994. С. 253.

  3. Лефевр В.А. Космический субъект. М., «Ин-кварта». 1996. С. 97, 98.

  4. На мой взгляд, к примеру, сама идея «размножения состояний» выглядит у Лефевра куда убедительнее, чем её физическая интерпретация, но, повторяю, обсуждение такого специального уровня разработки выходит за пределы философского интереса и реальной компетенции философа.

Гипотеза об энергетической основе бытия идеального позволяет не только найти подход к объяснению нетрадиционного эмпирического опыта, но и может послужить – опять-таки, гипотетически – ответом на определенные теоретические затруднения, без разрешения которых не удается построить целостную концепцию идеального. Речь идет о субстанциальной36 основе информационных структур. Поскольку ХХ столетие есть в определенном смысле век философии языка, уместно посмотреть, как эта проблема осознается в истории учений о языке. С античных времен в решении вопроса о природе наметились две тенденции: 1) буквы и слова – свойства самих вещей; 2) слова естественного языка возникли по соглашению (Демокрит, Аристотель). В новое время делается заявка на третий путь: существует независимая от соглашения «органическая азбука» - естественные зародыши звуковой речи (Ш. Де Бросс, ХУ11 в.).37 Первая тенденция абсолютно преобладала в Средние века, а в Новое время наиболее ярко проявилась в ямеславии – учении, согласно которому слова и имена естественным образом выражают сущность своих денотатов; Вселенная говорит с нами на языке этих символов, в которых кристаллизуются её смыслы. 38 Вторая тенденция находит свое последовательное выражение в структурно-информационном подходе.

Первый подход, если распространять его на все значения, представляется мне совершенно безосновательным, хотя вызывающий его мистический настрой можно, конечно, понять. Второй подход ведет к регрессу в бесконечность: условные знаки должны опираться на что-то безусловное, значимое само по себе, подобно тому, как нельзя выработать условные рефлексы, если не опираться на безусловные. Поэтому я предпочитаю поиски на третьем пути: найти естественное внеструктурное основание (но только основание!) искусственных структур. Это основание должно задать исходные смыслы всей


  1. Следует пояснить, что под субстанцией я понимаю не обязательно «вещь», на которую «навешиваются» свойства, но именно основу, существующую безотносительно к фундируемым ей отношениям. По своей природе (субстрату) она равно может быть статичной (атомы Демокрита) и подвижной (Гераклитовский огонь).

  2. См.: Маковский М.М. Лингвистическая генетика. М., 1991. С. 3-10.

  3. См., например: Флоренский П.А. Имеславие как философская предпосылка // Соч. в 2-х т.т. Т.2. М., 1990; Лосев А.Ф. Из ранних произведений. М., 1990. С. 48-50.

последующей информации, которая действительно сводится к цепочке отношений.39

В поисках самодостаточного основания субъективной реальности Е.М.Иванов приходит к выводу, общую направленность которого я разделяю: «Таким (субстанциальным – В.С.) элементом является совокупность актуально переживаемых ощущений, взятых в «чистом виде» (вне их интерпретации), которые объединены в единое целостное «феноменальное поле» актуальных переживаний. Эту целостную совокупность актуально переживаемых ощущений мы будем далее называть «субъективная реальность».40В этой формулировке надо, однако. уточнить и раскрыть два существенных момента.

Во-первых, речь идет скорее о необъективируемой части субъективной реальности, о её ядре, превращающим объективируемые информационные структуры именно в субъективную реальность, задающим неповторимый контекст формализуемым текстам. Во-вторых, вряд ли стоит называть неинтерпретируемую основу всех последующих интерпретаций «переживаемыми ощущениями». Природа этого феномена значительно сложнее.

Да, исходное переживание есть некое состояние (с точки зрения Е.М.Иванова – это физическое состояние мозга, данное субъекту «изнутри»; субстрат субъективной реальности имеет квантовомеханическую основу). Энергетический подход достаточен лишь для того, чтобы сделать следующее заключение: если базовое переживание носит не знаковый характер, то оно имеет особую энергетическую природу, ибо именно энергия и информация лежат в основе всех других физических состояний. Стало быть, идеальное имеет


  1. Приведем в качестве примера, поясняющего отношение искусственной информационной системы и системы, в основе которой лежат определенные смыслы, следующим высказыванием: «Система, состоящая из магнитотрона и магнитной ленты, - это фиксированная (курсив мой – В.С.), неодушевленная, т.е. мертвая система….Лента с записями…, которые я слушаю,….будет играть одну и ту же музыку. Иначе обстоит дело с «лентой» мозга. Поскольку я – живой организм, существующий в мире смысла, а не просто информации, те же записи…иногда могут волновать, а иногда печалить меня». (Роуз С. Устройство памяти. От молекул к сознанию. М., «Мир». 1995. С. 361.

  2. Иванов Е.М. Проблема поиска субстрата субъективной реальности. М., «Патент». 1993. С. 19.

Информационно-энергетическую природу. Не вырвавшись из плена физикалистских установок, дальше этого не пойдешь. Но такой вывод в качестве конечного столь же неприемлем для философа, как и отождествление идеального с информационными структурами.

Дело в том, что сведение базового переживания вскрывает лишь его субстрат, но не его функцию в рамках идеального как целого. Чтобы увидеть специфику последней, надо выйти за пределы физического бытия и постараться более отчетливо представить то, что в формулировке Е.М.Иванова скрывается за «данностью изнутри». Но это можно сделать, только введя третий тип отношения – не информационный и не энергетический. Первый есть нечто направляемое, второй – обеспечивает «бытие направленности», но не является тождественным направленности как таковой. Это отличие иногда угадывается и декларируется. Например: «Когда мы говорим «вибрация», то имеем в виду не безжизненные волны квантовой физики, а движения света, полные невыразимой радости, любви и знания, красоты и всех тех качеств, которыми озарены высочайшие проявления человеческого сознания».41 Но что представляют собой эти эмоционально направленные «вибрации», выражающие «отношение к…»?

Поясним проблему простым примером. Человек загорел на солнце. Во-первых, это следствие определенного физического и физиологического взаимодействия. Во-вторых, это может служить информационным репрезентантом (загар -–знак здорового образа жизни, или моды, или недавнего отдыха). В-третьих, само переживание состояния загара есть некий энергетический процесс. Но ведь не энергия же сама по себе определяет отношение данного человека к собственному загару и загару вообще (их значимость в его жизни, смысл этого состояния).А без этого «в-четвертых» нет ни направленности поведения, ни оценки, характерных именно для данного субъекта. Если направленность и оценка сполна детерминированы внушенной информацией и человек сводится к «функции дискурсивных практик», то это их манипулятивный эрзац; если они суть прямые следствия внутреннего энергетического состояния, то мы имеем натуралистический подход к человеку.

Иначе говоря, информационно-энергетический подход ничего не может


  1. Сатпрем. Указ. Соч. С. 186.

сказать о личностной природе сознания. Или, воспользовавшись терминологией Тейяра де Шардена, - осознать, что идеальное как «радиальная энергия» и как «сокровенное внутреннее вещей» – разные уровни постижения этого феномена. В рамках индуистско-буддистской традиции легче: там личность объявляется иллюзией и всё можно представить себе как волны сознания-силы. Но христианская традиция не позволяет свести персону к информационному тезаурусу или иформационно-энергетическому полю.

Так, может быть, вернуться к идеализму в его чистом виде и не заниматься ни формализацией, ни натурализацией идеального? В следующем параграфе мы попытаемся выявить разрешающую способность этого – «энергийного» - подхода.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница