Бытие идеального спб 2003 предисловие



страница12/13
Дата31.01.2018
Размер1.41 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Выражение имеет дело с соотношением интерпретирующего и интерпретируемого компонентов идеальной деятельности. Тезаурус субъекта содержит в себе образцы, которые являются основанием узнавания предъявляемой информации, т.е. её интерпретации именно с точки зрения данных образцов. Соответствие образа отражения образцу тезауруса есть правильность. Общим по отношению ко всем уровням бытия здесь является


  1. Открытие Индии. М., 1986. С. 546.

  2. Башляр Г. Мгновение поэтическое и мгновение метафизическое // Новый рационализм. М., 1987. С. 347.

  3. Франк С.Л. Непостижимое.// Франк С.Л. Соч., М., 1990. С. 450.

инверсия направленности в установлении соответствия: не образа с предметом, но образа с образцом. Выяснение своеобразия и степени применимости критерия правильности к познанию, пониманию и глубинному общению требует специальных исследований.

В воображении имеет место соответствие, во-первых, проекта как образа возможностям его реализации, и, во-вторых, как образца предстоящей деятельности по получению проектируемого результата – нормативному образцу, содержащемуся в тезаурусе субъекта. В зависимости от степени новизны проекта в соответствии образцу может превалировать правильность, либо - если создается принципиально новый проект – смыслосообразность (соответствие ценностному идеалу). Соответствие возможностям реализации (реализуемость) выступает как частный случай истинностного соответствия. Намеченная здесь схема, разумеется, также требует проведения детальных исследований.

В заражении (идеальных основах реализации проекта) речь идет, во-первых, о соответствии средств и процесса поставленным целям (проекту), т.е. о целесообразности (которая, видимо, может быть понята как вид правильности). Во-вторых, - о соответствии полученного результата конкретному проекту и стоящим за ним идеалам, т.е. также о целесообразности и смыслосообразности. Характер целе- и смыслосообразности за пределами познания объективной реальности имеет свою специфику, серьезное осознание которой ещё предстоит.

Представим выделенные типы соответствия в виде таблицы.


Тип соответствия

Характер соответствия

Истина

Соответствие образа объективной

реальности





Правда

Соответствие образа субъективной

реальности



Откровение

Соответствие образа трансцендентной

реальности



Правильность

Соответствие образа образцу (основанию оценки-интерпретации: смыслу, или ценности, цели, норме)

Такой ход мысли, видимо, носится в воздухе. Сравните, к примеру, проведенный выше анализ со следующими рассуждениями Г.Л.Тульчинского: «Следует различать как минимум три вида семантического соответствия.

  1. Адекватность целям, которая оценивается как соответствие данного описания описанию желаемого результата (нормативно-ценностная оценка и соответствие).

  2. Адекватность реальности как истинность или ложность описания (истинностная оценка и соответствие).

  3. Адекватность имеющимся средствам и возможностям (оценка на реализуемость).

В принципе можно выделить также четвертый вид соответствия: установление адекватности реализованной идеи предполагавшейся ценностной форме (результативная оценка)».29 Г.Л.Тульчинский оценивает такую трактовку как «переход от двухмерной, плоскостной семантики, рассматривающей знание только в терминах «истинно – ложно», к семантике стереоскопической».30

В нашем подходе «стереоскопичным» оказывается не только знание, но представление идеальной деятельности в целом. Образно это можно пояснить на примере многообразия вопросов, которые могут быть заданы относительно такого объекта как звезды, и соответственно – выделенных предметов и способов идеального освоения. «Почему звезды светятся?» - путь к формированию понятия, теории. «Ах, как светятся звезды…» («вопрос», ответом на который будет соответствующая душевная реакция) – путь к созданию метафоры, символа. «Открылась бездна, звезд полна…» – путь к переживанию присутствия духа, к «мудрости молчания». «Можно ли по этим звездам сориентироваться?» - путь к проекту. «Если звезды зажигают, значит это кому-то нужно…» (В.Маяковский) – путь к сопоставлению образа явления с неким образцом, позволяющим его интерпретировать (в данном случае – с позиций представлений об осмысленности мирового и человеческого бытия). Истина, правда, откровение, правильность интерпретации предстают, таким образом, как координаты многомерного пространства идеальной деятельности.

Но на каком основании мы утверждаем, что образ действительно, так или иначе, соответствует предмету? Можно ли это проверить или остается принимать на веру? Осуществленный выше дифференцированный подход к


  1. Тульчинский Г.Л. О существенном // Актуальные проблемы исследования сознания: онтология и гносеология. Иваново, 1997. С. 78-79.

  2. Там же. С. 80.

идеальному освоению различных уровней бытия позволяет, как мне представляется, продвинуться и в ответе на эти извечные вопросы. Назовем состояния субъекта, допускающего, что между имеющимся у него образом и предметом действительно существует соответствие, уверенностью – по отношению к объективной реальности, доверием – по отношению к субъективной реальности, и верой – по отношению к реальности трансцендентной. В чем же различия этих состояний, которые затушевываются, когда к ним применяется один и тот же термин «вера»?

Основанием уверенности является гипотетическая экстраполяция имеющегося опыта на новую ситуацию, оценка её по аналогии с задачами, которые данный субъект в похожих обстоятельствах решал успешно. Если задача четко сформулирована по отношению к выделенному конечному предмету, то уверенность в том, что определенное знание оказывается необходимым и достаточным для её решения, однозначно проверяется решением этой задачи. На уровне идеального мы во всех случаях имеем дело с образами (в том числе с образом решенной задачи). Уверенность в том, что задача решена в самой реальности, обосновывается регулярностью повторения ситуаций, их воспроизводимостью (если есть знание А и предмет Б, то при сохранении константности или контроля за условиями и наличия средств Г, задача Д решается). В общем плане проблема доказательства существования объективной реальности была рассмотрена в 1 главе. Отметим лишь, что наличие объективной неопределенности в самом бытии делает нашу уверенность в полной аналогии прошлых и настоящей ситуации, в неизменности или контроле за условиями относительной и гипотетичной, как и всякое заключение по аналогии. Но, повторяю, если конечный предмет (не объект «вообще»!) остается неизменным в отношении определенного качества (вспомним пример с «квантовой лестницей»), то уверенность оказывается абсолютно проверяемой.

Совершенно иначе обстоит дело с доверием (верой на уровне субъективной реальности). «Отношение доверия, - утверждает М.Бубер, - основано на состоянии соприкосновения: соприкосновения моей целостности с тем, к чему я испытываю доверие».31 Нетрудно видеть, что речь идет о «размножении




  1. Бубер М. Два образа веры. М., 1995. С. 234.

состояний», т.е. о проникновении в субъективную реальность, начало которой является уникальным. «Парадокс веры, - подчеркивал С.Кьеркегор, - состоит в том, что единичное выше общего…Речь идет каждый раз о личном и неповторимом акте…Невыразимость акта веры есть его изначальное свойство».32 Хотя в этом отрывке смешивается неповторимость субъективного и абсолютная невыразимость трансцендентного, доверие, действительно, есть такой личностный акт, относительно которого не действует житейская «мудрость» «доверяй, но проверяй». Это правило справедливо относительно объективируемой части субъекта, той части человека, где он выступает как рабочая сила, как исполнитель роли и может быть заменен роботом. На уровне доверия сущее признается в его самоценности. Сказанное поэтом о любимом городе «В целом мире нет, нет красивее Ленинграда моего» может быть отнесено к другому городу или к любимой женщине, и, естественно не может быть истолковано буквально. Смысл подобных высказываний - в подчеркивании самоценности неповторимого и именно мной принимаемого в таком качестве.

Но в субъективности другого может быть как нечто синтонное для данного субъекта, так и неприемлемое для него. К тому же субъективность всегда погружена в контекст объективности. «Чистейшей прелести чистейший образец» может проявить «прелести» эгоцентризма, а любимый город – стать непригодным для жизни из-за загазованности воздуха и роста преступности. Столкнувшись с такой парадоксальностью, человек, требующий от жизни абсолютных гарантий, может разочароваться и заявить, что он «никому и ничему не верит», а то и заняться «экспериментальной проверкой» на достойность доверия. Но тем самым он дает согласие на жизнь в мире, в котором субъективность редуцируется к «разложимой по полочкам» объективности (некоторые даже не видят в этом никакой трагедии). Доверие может быть обмануто, ибо трагичность и риск имманентны бытию. Но сам по себе этот акт неверифицируем: совесть и вкус говорят либо «да», либо «нет». Проверке поддаются лишь объективные условия, в которых проявляется субъективность. Так, тяжелое заболевание (в том числе психическое) любимого человека не обязательно убивает любовь (высшую форму доверия), но требует соответствующих коррекций в повседневных с ним отношениях. Доверие



  1. Цит.по: Шрейдер Ю. В поисках сознания // Знание – сила.1988. № 11. С. 501.

рождается не в результате просчета объективных оснований (как уверенность), но свободно. Можно объективно обосновать, почему данный человек недостаточно квалифицирован для выполнения той или иной работы (или быть уверенным, что он справится с ней, на основании прошлого опыта); но доверие, оказываемое (или не оказываемое) на основе субъективной очевидности, принятие правды не поддается непосредственной проверке на истинность.

Надо подчеркнуть, что если доверие непосредственно не проверяемо, то реальные последствия доверия и принятия той или иной правды могут и должны быть проверены на истинность и на правильность. Насколько это принятие соответствует реальным возможностям – проверка на истинность в плане реализуемости (не исключено, однако, что субъект предпочтет поражение и гибель на пути следования правде, чем приспособление к «реальным возможностям» ценой отказа от правды). Насколько объективные следствия действительно вытекают из субъективной правды и доверия к ней – проверка на правильность. Таким образом, проверка и доверие дополняют друг друга.



Вера в наиболее глубоком смысле этого слова имеет место в отношении трансцендентной реальности. Разумеется, она не поддается проверке, как и доверие. Но последствия её присутствия (благодатные) или отсутствия (опустошающие) точно также могут и должны быть объективно фиксированы и прослежены в связи со своими духовно-душевными основаниями. Вера представляет собой самоочевидность присутствия духа в душе: дух ЕСТЬ. И не более того. Нелепо на основании переживания присутствия самодостаточного (и в этом смысле абсолютного) бытия приписывать ему конкретные предикаты (дух творит, требует, оценивает, гневается, демонстрирует себя и т.п.) и верить в предписываемые им конкретные действия. Это уже будет не вера, но самоутешающее (а для кого-то выгодное) суеверие.

Подлинная мудрость, обеспечивающая целостность человеческого поведения, зиждется на взаимодополнительности всех рассмотренных выше форм и аспектов идеальной деятельности и на соблюдении меры в каждой из форм и в их взаимодействии друг с другом. По отношению к объективной реальности эта мера вполне определенно фиксируется в понятиях интервала адекватности знания предмету и проверяемости истины. По отношению к субъективной и трансцендентной реальности мера предстает, во-первых, в понимании возможностей и сферы действия правды, откровения, доверия и веры и, во- вторых, в интуитивной ответственности за неизбежный риск следования субъективной правде и чувству доверия, в устойчивости против соблазна «натурализации абсолюта» (приписывании конкретных предикатов трансцендентной реальности). По отношению к идеальной деятельности в целом – в рационально-интуитивном обеспечении такого положения дел, когда каждый из компонентов этой деятельности вносит свой необходимый вклад, а вместе они оказываются достаточными, чтобы бытие идеального обладало внутренней целостностью самоценного бытия-для-себя и целостностью в качестве программы, управляющей человеческой деятельностью в целом. Должно быть, правильность межпарадигмальной рефлексии как раз и состоит в её соответствии образцу меры.





    1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница