Биография: силуэт на фоне humanities (Методология анализа биографии в социогуманитарном знании) Монография Одесса 2008


Филипп Лежен: «Домашние словечки», «дорогие имена»



страница59/63
Дата30.12.2017
Размер1.87 Mb.
ТипБиография
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   63
Филипп Лежен: «Домашние словечки», «дорогие имена»
Филипп Лежён (род. в 1938 г.) - французский культуролог, литературовед, писатель, один из самых известных в мире исследователей жанра автобиографии. Он –инициатор конкурсов автобиографий и дневников, один из учредителей Национальной Ассоциации в защиту автобиографии и автобиографического наследия, которая на нынешний момент располагает гигантским рукописным и медиа-архивом, выпускает журнал «Все беды от Руссо»
«Итак, мне было четырнадцать. Надолго и в первый раз оторванный от семьи, я оказался в туберкулезном профилактории для детей и подростков. В этом возрасте жалости не знают. Для начала меня слегка поколотили, но куда тяжелей было слышать и переносить бесконечные пакости в свой адрес. Я отгораживался: вспоминал первую любовь, сочинял стихи и письма родным, которые мне ежедневно писали. Однажды вечером произошло неожиданное. Меня, как обычно, дразнили по всем коридорам, но теперь мои обидчики запели по-другому. Они выкрикивали... словечки, которыми начинались письма моих родных! Они добрались до моего шкафа! “Дорогой..., дорогой...”! Ласковые домашние имена, нежные детские прозвища — из пасти этих подонков. Я был раздавлен… Даже сейчас, здесь, я не в силах написать ни одно из тех прозвищ… Напиши я их, вы все равно ничего не поймете. А я только попусту опозорюсь. Для вас те сокровища — медяки. Вы — чужие. А каждое такое прозвище — только между нами, моими родными и мной. Оно принадлежит им, как же я могу его выдать? Ведь у вас тоже есть свои прозвища, и я на них не зарюсь».

(Лежён Ф. «Домашние словечки»)

Мальчик пережил шок, один из самых сильных в своей жизни. Самые сокровенные, интимные, драгоценные детские «имена собственные» стали достоянием чужих, и не просто чужих, а «подонков», оскверняющих их, выкрикивая с издевательской интонацией. Ласковые прозвища обернулись чуть ли не грубейшим ругательством.

Много позже взрослый и маститый Филипп Лежён выступит с идеей автобиографического соглашения, столь необходимого, по его мнению, современному западному миру. В 1980 его книга “Автобиографическое соглашение” наделала много шума. Он поставил свой проект в один ряд с Декларацией независимости, заявив, что автобиография, право писать о себе и своей жизни — одно из неотъемлемых прав человека. Однако тот же Лежён показал, что в «пространстве автобиографии» существует множество опасностей. Одна из них - вторжение в частную жизнь. Ведь создатель автобиографического текста неизбежно вовлекает в свое личное пространство множество людей, которые вовсе не хотят, чтобы их тайны, секреты, да и просто «мелочи жизни» стали всеобщим достоянием. А когда такое происходит, то каждый чувствует себя тем самым маленьким мальчиком, чьи «домашние словечки» и «сокровенные имена» выкрикивают в коридоре казенного заведения и они, растиражированные колдовской силой масс-медиа, отзываются бесконечным эхом, эхом, подобным самой жестокой пытке. Помня об этом мучительной и болезненной памятью детства, Ф.Лежен не переставал говорить о том, что автобиографическое соглашение подразумевает не только право на публичную исповедь, но и высочайшую ответственность. И это не только ответственность по Гражданскому или Уголовному кодексу, которой, как показывает опыт, не так трудно избежать.

«С автобиографическим соглашением не шутят. Оно включает текст в данность человеческих отношений, приводит во взаимодействие внутренний суд (совесть) и суд внешний (правосудие), задушевное и социальное, опирается на понятие правды (понятие свидетельства), связывает между собой права и обязанности. Индивид — не химера, а реальность, хоть и очень хрупкая» (Филипп Лежён «В защиту автобиографии»).

Тем не менее, пожалуй, никто в современной культуре не выступал так яростно и последовательно «в защиту автобиографии», называя ее актом мужества и взросления, «кесаревым сечением» мысли. Лежен вновь и вновь обращался к тому головокружительному мгновению, когда в человеке пробуждается мысль, что он может с интересом смотреть на себя со стороны. Перед тобой проходит череда событий и ситуаций, ты предстаешь в них самых разных ролях и с самыми разными именами. Сначала детские ласковые прозвища, которыми наделяют тебя родители, затем приятельские и не-приятельские клички, ярлыки, которые навешивают на тебя учителя, начальники, коллеги, знакомые, псевдонимы, которые избираешь себе сам - правда, с годами их становится все меньше и меньше.

Все письма с детскими домашними именами – все до одного - Филипп Лежен сохранил. «Только что перечитал их снова. Как меня только не называли! …Мне даже жарко стало, голова пошла кругом, я взял листок и начал их выписывать: для каждого из родных — в свой столбик. Дошел до середины и вдруг — глазам не поверил! — вижу, что на обратной стороне одного из конвертов красуется выведенный моим прежним почерком список, который я только что составил. Ничего не изменилось... Я и тогда, если хотел успокоиться, перебирал, как игрушечные шарики, свои прозвища. До какого возраста они сопровождают человека?»




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   63


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница