Биоэтика нетрадиционный источник медицинского права



Скачать 50.65 Kb.
Дата10.05.2018
Размер50.65 Kb.

"Медицинское право", 2007, N 2


БИОЭТИКА - НЕТРАДИЦИОННЫЙ ИСТОЧНИК МЕДИЦИНСКОГО ПРАВА
Бесспорно, что право, биоэтика и деонтология являются важнейшими нормативными

системами регулирования отношений в сфере здравоохранения. Общеизвестно и то, что

главенствующее положение в этой триаде занимает право, и в первую очередь медицинское право.
Вместе с тем при исследовании проблемы об источниках правового регулирования

медицинской деятельности на повестку дня встает вопрос о месте и роли биоэтических норм

(которые имеют ту же предметную направленность), а также об их влиянии на право,

законодательство и правоприменительную практику. Для его разрешения вначале необходимо

определиться с взаимными соотношениями морали, права и биоэтики.
Мораль - правила нравственности, а также сама нравственность [1].
Нравственность - правила, определяющие поведение, а также духовные и душевные качества,

необходимые человеку в обществе [2].


Этика - это учение о морали, ее значении, принципах, нормах и роли в обществе, а также

совокупность норм поведения, мораль какой-нибудь общественной группы, профессии [3].


Иными словами, мораль, согласно общепринятому пониманию, - это представления людей о

добре и зле, о должном и недолжном поведении. На их основе формируются нормы общежития.


Биоэтика - научная дисциплина и сфера практической деятельности по неформальной

регуляции отношений в области медицинского обслуживания [4].


Биоэтика - весьма емкое понятие. Ее предметом в настоящее время является нравственное

отношение ко всему живому. Биоэтика "выросла" из медицинской этики и в этом "разрезе" ее можно

понимать как раздел профессиональной этики в области медицины.
Современная биоэтика представлена тремя уровнями: теоретическим, практическим и

прикладным.


Теоретическая биоэтика - это совокупность знаний об отношении человека к живому,

представленная в виде аксиологического дискурса.


Практическая биоэтика - институционально оформленная нормативная регуляция и ценностная

экспертиза отношения человека к живому. Соответствующие предписания оформляются в виде клятв,

хартий, деклараций, не являющихся юридическими по своей сути.
Прикладная биоэтика - описание конкретных ситуаций поведения человека по отношению к

живому [5].


Несмотря на происходящий процесс расширения горизонтов новой науки, для нас важно для

целей нашего исследования следующее: биоэтика - это часть этики (морали, нравственности); эта

часть определяется по предметному признаку - профессии, профессиональной деятельности.
Нормы морали - один из широко известных общественных регуляторов, что сближает их с
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
правовыми нормами. В то же время право - это система порядка в обществе, наделенная

государством принудительной силой, а мораль - система представлений, не обладающая такой силой.


Сопоставление права и морали позволяет глубже раскрыть содержание этих феноменов.
По сфере действия право и мораль не совпадают. Мораль охватывает все сферы человеческого

поведения, а право - только важнейшие общественные отношения, где существует необходимость

потенциального принуждения [6]. Следовательно, сфера морального (нравственного, этического,

биоэтического) воздействия на поведение индивидов шире, чем сфера правового регулирования.


По объекту воздействия мораль и право в целом совпадают. И право, и мораль охватывают все

общество, все группы и слои населения. В то же время различные группы, как мы знаем, могут

руководствоваться разными представлениями о морали. Биоэтика как часть этики в этом плане

призвана изучать и подчеркивать особенности моральной составляющей в системе "медицинский

работник - пациент".
По содержанию нормы права и морали чаще всего совпадают. Право - это часть морали, но

обладающая принудительной силой. В то же время в принципе не исключается принятие не вполне

правовых (неконституционных) законов. Об этом со всей очевидностью свидетельствует богатая

практика Конституционного Суда Российской Федерации. Право и его нормы моральны только

тогда, когда оно (право) есть результат общественного компромисса. Поэтому между нормами морали

(этики) могут быть противоречия, которые со временем преодолеваются либо в пользу морали, либо

в пользу права (нормы закона), формирующего новые ценности, установки.
По форме выражения нормы морали и права могут существенно различаться. Правовые нормы

проводятся через решения и акты органов власти, управления, суды. Государственное оформление -

признак правовых норм. Нормы морали не имеют такого оформления.
Применительно к биоэтическим нормам следует отметить следующее. Часть таких норм также

не имеет специального оформления (наиболее общие нормы-установления), другая (специальная)

часть - имеет. Так, Этический кодекс российского врача был принят Ассоциацией врачей России на

основе документов Всемирной медицинской ассоциации по этике и действующего законодательства

Российской Федерации, причем с санкции законодателя. Статья 62 Основ законодательства

Российской Федерации об охране здоровья граждан, гласит: "Профессиональные медицинские и

фармацевтические ассоциации принимают участие в разработке норм медицинской этики и решении

вопросов, связанных с нарушением этих норм".


Проследим, каким образом нормы биоэтики влияют на правовое регулирование отношений в

сфере здравоохранения, которое, как известно, состоит из ряда стадий.


Первая стадия - регламентация общественных отношений. Данная стадия включает в себя

разработку и принятие юридических норм. Нормы морали, этики могут выступать в качестве

предмета изучения правовой науки с целью определения интересов определенных общностей,

профессиональных групп, формирования на их основе правовых идей, правовых формулировок.

Нормы биоэтики, таким образом, прямо или косвенно, с той или иной степенью выраженности,

могут оказывать влияние на том или ином этапе исторического развития общественных отношений в

системе "врач-пациент" на содержание писаного права (т.е. законодательства).
Статья 1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан гласит:

"Охрана здоровья граждан - это совокупность мер политического, экономического, правого,

социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и

противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и

психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни,

предоставления ему медицинской помощи в случае утраты здоровья".


Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
В этой норме определены, пусть и не всегда четко, взаимосвязи между медициной и правом,

медициной и биоэтикой, медициной как элементом системы по охране здоровья граждан и всей

системой в целом.
Примером прямой инкорпорации этической нормы является ст. 60 Основ законодательства

Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которой лица, окончившие высшие

медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома врача

дают клятву врача. Анализ текста ст. 60 Основ позволяет выявить его соответствие известной не

одно столетие врачам всего мира клятве Гиппократа.
Более того, в соответствии с отмеченной нами статьей врачи за нарушение клятвы врача несут

ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.


Следует также заметить, что ряд биоэтических документов обладают юридической силой на

международном уровне. Например, нормы Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи

с использованием достижений биологии и медицины; Конвенции о правах человека и биомедицине

Совета Европы в случае присоединения к ней России, становятся юридически обязательными для

нашего государства.
Напомним, что еще в 1993 г. странами, входящими в ЮНЕСКО, был организован

международный Комитет этики биологических исследований (IBC), который вырабатывает

рекомендации мировому сообществу по самым актуальным и острым биоэтическим проблемам. В

2006 г. в России при государственной Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО был

создан и успешно работает национальный Российский комитет по биоэтике (РКБ).
Принципы биоэтики есть результат обобщения многолетнего опыта поколений, которые

используются правовой доктриной и законодателем и в этом качестве выступают в качестве особых

источников. Н.Н.Седова по этому поводу отмечает, что, с одной стороны, принципы биоэтики

выступают по отношению к пунктам закона как правовые обычаи, с другой - положения закона

очерчивают рамки, в которых действуют принципы биоэтики [7].
В качестве примера можно привести биоэтический принцип - принцип автономии воли

пациента. В самом общем виде он заключается в том, что пациент сам должен дать согласие на

лечение, причем оно должно быть информированным, т.е. врач должен предложить больному все

варианты помощи, которую он может оказать с обоснованием и прогнозом последствий. Например,

применительно к медикаментозному лечению этот принцип действует следующим образом: врач не

может просто назначить лекарство, он должен предложить варианты медикаментозной терапии,

охарактеризовать лекарственные средства предлагаемой к терапии группы с позиций их

эффективности, побочных эффектов, способа введения и проч. (в зависимости от индивидуальных

особенностей пациента).
Принцип автономии воли пациента является и правовым принципом, а именно принципом

медицинского права [8]. Он получил законодательное закрепление в ст. 32 Основ законодательства

Российской Федерации об охране здоровья граждан: "Необходимым предварительным условием

медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина"

(детально об этом см. работы Ю.Д.Сергеева, 1995, 1997, 2001).
В свою очередь, данный принцип является специальным по отношению к принципу автономии

воли, характерному для гражданского права и получившему законодательное закрепление в

Гражданском кодексе РФ. Часть 1 ст. 1 ГК РФ гласит: "Гражданское законодательство основывается

на признании равенства участников регулируемых отношений, неприкосновенности собственности,

свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела..."
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
В соответствии с ч. 2 ст. 1 ГК РФ: "Граждане (физические лица) и юридические лица

приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе..."


К одному из источников этической регуляции поведения медицинского корпуса следует отнести

Этический кодекс Российского врача [9]. В соответствии со ст. 3 Этического кодекса врач обязан

сопоставить потенциальную пользу с возможными осложнениями от вмешательства, особенно если

обследование или лечение сопряжены с болью, применением мер принуждения и другими

тягостными для пациента факторами.
Статья 13 Этического кодекса закрепляет право пациента на соблюдение медицинской тайны.
Еще одним интересующим нас для целей иллюстрации источником является Международный

кодекс по маркетингу заменителей грудного молока [10], который имеет целью всемерно

способствовать обеспечению грудных детей безопасным и доброкачественным питанием,

пропагандируя грудное вскармливание и правильное использование высококачественных

заменителей грудного молока.
В соответствии со ст. 6 Кодекса по маркетингу заменителей грудного молока органы

здравоохранения стран-участников должны принимать соответствующие меры по поддержке и

защите грудного вскармливания, способствовать внедрению настоящего Кодекса, а также

предоставлять информацию и оказывать содействие работникам системы медицинского

обслуживания в том, что касается их обязанностей и т.д. Не разрешается использовать объекты

системы медицинского обслуживания с целью стимулирования сбыта детских формул и других

продуктов, подпадающих под действие настоящего Кодекса.
В соответствии с п. 4 ст. 7 Кодекса по маркетингу заменителей грудного молока работники

системы медицинского обслуживания не должны передавать образцы детских формул беременным

женщинам, матерям, имеющим грудных детей или детей младшего возраста, или членам их семей.
Соблюдение этих норм обеспечивается в настоящее время административными органами

системы здравоохранения. Не исключено, что потребность в обеспечении их соблюдения на

должном уровне потребует в перспективе законодательной регуляции.
Как можно убедиться, нормы этики оказывают влияние на правовую доктрину и

законодательство. Ряд таких норм инкорпорируется в правовые нормы, приобретая, таким образом,

общеобязательность и иные качества, присущие правовой норме.
Следовательно, первый уровень взаимодействия биоэтики и права - теоретический уровень

(использование существующих идей, концепций, теорий).


Вторая стадия - возникновение правоотношений. Предписания проявляются в этой стадии в

формировании определенного (должного) варианта поведения.


В этой стадии, как можно убедиться, нормы права и этики действуют параллельно, формируя

социально полезный, оптимальный вариант поведения, отношений в системе здравоохранения. Они

в целом обеспечивают реализацию прав и соблюдение обязанностей пациентов, медицинских

работников. При этом пространство этической оценки оказывается шире правового пространства, так

как право регулирует не все, а лишь часть отношений этой функциональной системы, что позволяет

ей одновременно быть и своеобразной лабораторией права.


При этом в связи с формированием партнерских отношений между врачом и пациентом,

распространением норм ГК РФ об услуге на медицинские услуги появилась принципиальная

возможность фиксации в условиях договора по согласованию сторон этической нормы. Такая норма,

получая "прописку" в условиях договора по оказанию медицинской услуги, уже не может


Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
рассматриваться как исключительно этическая, в силу приобретения ею статуса обязательной для

сторон возникшего обязательства.


Третья стадия - реализация норм. Эта стадия проявляется в реализации лицами избранной на

основе норм права и биоэтики модели поведения и "безразлична" для права, если не происходит

отклонений от избранной модели поведения.
Четвертая стадия - применение права. Данная стадия не является обязательной, но именно она

характеризует право как особый, специфический регулятор общественных отношений. Применение

права связано с применением мер государственного принуждения и выражается в индивидуальных

предписаниях [11].


Во-первых, возникает закономерный вопрос о возможности применения этической нормы в

правоприменительной практике, т.е. в деятельности определенных субъектов по принятию решений

правового содержания [12].
Властная правореализация проявляет себя посредством применения правовой нормы к

конкретному случаю, иного здесь не дано. Такой взгляд на содержание процесса применения права

был доминирующим как в дореволюционной России, так и в советский период развития права.

Изменение социальной действительности, внедрение диспозитивных начал в пореформенное

законодательство изменили и взгляды на правоприменительную практику. Перед юрисдикционными

органами (в особенности судами) появились новые проблемы: восполнение пробелов в

законодательстве путем применения аналогий (аналогии закона и аналогии права); разрешение

коллизий между существующими нормами; уяснение смысла новой нормы, подлежащей

применению; правильное использование "оценочных" понятий.
В случаях коллизий правовых норм, пробельности и противоречивости права (его текстуального

представления) правоприменитель вынужден решать возникающие проблемы, прибегая к

специальному правовому инструментарию [13]. В этом случае задействуется доктринальный аппарат

соответствующей отрасли права и других областей человеческого знания. Биоэтика также может быть

использована для уяснения смысла отдельных норм. Могут привлекаться эксперты и специалисты

для разрешения возникающих вопросов. Следует, правда заметить, что в специальной литературе

традиционно отмечается, что по вопросам права экспертиза не может быть назначена, хотя

законодательных запретов на сей счет нет, более того, имеются нормы, свидетельствующие о

противном (ч. 2 ст. 1191 ГК РФ) [14].
Интересным и требующим отдельного рассмотрения является практика Этических комитетов

России, дающих от своего имени заключения. Несмотря на то что п. 19 ст. 5 Основ законодательства

Российской Федерации об охране здоровья граждан отнес вопросы установления порядка создания и

деятельности комитетов (комиссий) по вопросам этики в области охраны здоровья граждан к

полномочиям федеральных органов государственной власти еще в 1993 г., их статус до настоящего

времени является неопределенным. Поэтому соотнести их деятельность с уже известными и

поддающимися классифицированию видами деятельности не представляется возможным.
Во-вторых, возникает вопрос о соотношении юридической ответственности и ответственности

этической. Может ли наступать юридическая ответственность за нарушение этической нормы? Если

нарушено правило, предписание, закрепленное и нормой права, и нормой биоэтики (например,

нарушено право пациента на медицинскую тайну [15]), то ответ очевиден. Если же право "молчит",

но имеется нарушение биоэтической нормы, то поставленный вопрос сохраняет свою значимость.

Если рассматривать правило, закрепленное в биоэтическом акте, в качестве обычая или

обыкновения, то следует отметить, что они являются регулятором поведения со строго

определенным местом в вертикальной структуре [16] и иногда используются правоприменителем для

определения прав и обязанностей сторон. Так, в силу п. 5 ст. 421 ГК РФ они играют роль
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
договорного условия, если иное не предусмотрено договором или диспозитивной нормой. Поэтому

по общему правилу в исследуемом случае речь о привлечении лица, нарушившего этическую норму, к

юридической ответственности идти не может.
Можно представить себе ситуацию, когда "необязательная" с позиций действующего

законодательства биоэтическая норма получает "прописку" в тексте договора на оказание

медицинской услуги, на что нами уже указывалось. Тогда юридическая ответственность в случае

нарушения этической нормы наступает, но уже в силу принятых на себя контрагентом повышенных

обязательств по договору (ст. 401 ГК РФ). Иными словами, наступает договорная ответственность за

причиненный неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора вред.


Следовательно, второй уровень взаимодействия биоэтики и права - уровень практический

(использование биоэтических норм в договорной работе и в правоприменительной практике).


Биоэтика, как можно убедиться, по своему содержанию и механизму нормативной регуляции

ближе к позитивному праву, чем другие области этики [17], что позволяет отдельным ученым

относить нормы биоэтики к одному из источников правового регулирования медицинской

деятельности.


Может ли биоэтика не только взаимодействовать с правом на теоретическом и практическом

уровнях, но и выступать в качестве источника права?


Если придерживаться традиционного подхода к понятию "источник права", то ответ будет

отрицательным [18].


В последние годы уделяется внимание феномену, который в литературе получили

наименование "нетрадиционный источник права".


Под нетрадиционным источником права можно понимать систему нормативных предписаний,

создаваемых, как правило, в процессе правоприменительной деятельности не уполномоченными на

то органами или хотя и уполномоченными органами, но при безусловном субсидиарном характере

применения таких предписаний для урегулирования общественных отношений по сравнению с

нормативно-правовыми актами, возникающими в практике правового регулирования без прямого

государственного вмешательства, но при последующем государственном одобрении [19].


Признаками таких источников права являются: нехарактерность источника для права

конкретной правовой семьи; субсидиарный характер применения такого источника для

урегулирования общественных отношений; отсутствие четких правотворческих процедур,

направленных на конструирование таких источников; "незаметный" характер создания (появления)

данного источника.
При этом система нетрадиционных источников права выглядит следующим образом: правовой

обычай; нормативный договор; нормативные акты общественных объединений; правовая доктрина;

правоприменительная практика [20].
Обычаи определяются в литературе как "более или менее устойчивые, исторически

сложившиеся правила (нормы) общественного поведения людей, их образа жизни, быта, которые

устанавливаются в обществе в результате многократного применения этих правил людьми,

передаются ими от поколения к поколению и охраняются силой общественного мнения" [21].


Данное определение в полной мере может быть отнесено к нормам медицинской этики: эти

нормы являются устойчивыми, многократно применяются и передаются внутри медицинского

сообщества; охраняются силой общественного мнения.
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
История медицины - это с позиций нормативной регламентации в первую очередь история

медицинской этики, и только с развитием зрелых форм государства - история законодательства об

охране здоровья граждан.
Правовой обычай, в отличие от обычая вообще, санкционируется и поддерживается

государством (через механизм государственного принуждения). Четкое государственное

санкционирование обычая находит отражение в уже упомянутой нами ст. 62 Основ законодательства

Российской Федерации об охране здоровья граждан, а также в ст. 5 ГК РФ. Следует при этом

заметить, что ГК РФ указывает только на обычай делового оборота, сужая сферу его применения

областью предпринимательства. Медицина же включает в свой состав и те направления, которые ни

при каких условиях не могут быть отнесены к предпринимательству.
Правовой обычай в России является субсидиарным источником права, следовательно, и

биоэтические нормы можно считать таковыми по отношению к нормам специального

законодательства. Законодательство отдельных стран пошло дальше, признав обычай как основной

источник права, который по своей силе равен закону [22].


Нормативный договор - весьма емкое понятие. Различают международно-правовые договоры,

договоры между субъектами Российской Федерации, гражданско-правовые договоры и проч.


Нас с позиций заявленной темы интересуют также международные договоры и гражданско-

правовые договоры.


Отношение к международно-правовому договору как источнику права в специальной

литературе неоднозначно [23]. Как отмечается в литературе, абстрактное содержание международных

договоров и общепризнанных принципов и норм международного права наполняется конкретикой

путем исследования судебных решений, доктрин, решений международных организаций и т.п.

Иными словами, речь идет в основном о судебной практике, причем практике высших судебных

инстанций Российской Федерации.


В то же время после присоединения России к Европейской конвенции по правам человека

толкования этой конвенции, которые Европейский Суд по правам человека дает в своих решениях по

конкретным делам, признаются обязательными [24]. Следовательно, не только сами нормы

конвенции, но даже и их официальное толкование, являются обязательными и выступают в качестве

источника права.
Гражданско-правовой оборот как выражение товарно-денежных отношений, складывается из

актов отчуждения и присвоения имущества (товара), совершаемых владельцами или собственниками.

Договор в условиях развитого общества становится одним из основных способов регулирования

экономических взаимосвязей участников гражданского оборота, действующих в своем интересе.

Условия договоров в большинстве случаев формируются самими сторонами и отражают баланс их

интересов. Однако договорное саморегулирование опирается на силу допустившего их закона,

определяющего границы свободы.
Как нами отмечалось выше, биоэтические нормы могут содержаться и в международных актах, и

в гражданско-правовых договорах, которые выступают в этом качестве также как особые источники

права.
Правовые акты общественных объединений относились и в советский период к числу

источников права [25]. Обосновывался такой подход передачей некоторых функций органов

государственного управления общественным объединениям и их участии в правотворчестве. В

настоящее время в силу противоречивости и непоследовательности законодательства об

общественных объединениях вопрос об их роли в правотворчестве, несмотря на все призывы к

построению гражданского общества, остается открытым.


Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
Доказательством того, что правовая доктрина является источником права, является современная

судебная практика. Многие дефиниции не имеют легального закрепления в действующем

законодательстве. Однако практика является в целом единообразной, исходя из правильного

понимания применяемых правовых категорий. Возникающая иногда неопределенность "новых"

дефиниций преодолевается за счет теоретических наработок правоведов. В отдельных случаях

видные ученые привлекаются для производства правовых экспертиз, дачи заключений, разъяснений

по правовым вопросам. Об этом со всей очевидностью свидетельствует как практика органов

исполнительной власти (в первую очередь Министерства юстиции РФ), так и Конституционного

Суда Российской Федерации.
Резюмируя, можно сделать аргументированные выводы:
1). нормы биоэтики обоснованно могут рассматриваться в качестве нетрадиционных

источников медицинского права;


2). назрела практическая необходимость продуманного, взвешенного перевода ряда наиболее

острых, социально значимых биоэтических проблем (например, правила использования стволовых

клеток, клонирования, применения нанотехнологий и т.п.) в русло медицинского права.
1. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю.Шведовой. М., 1989. С. 291.
2. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю.Шведовой. М., 1989. С. 339.
3. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю.Шведовой. М., 1989. С. 744.
4. Седова Н.Н. Правовой статус биоэтики в современной России // Медицинское право. 2005. N

1. С. 12.


5. Петров В.И., Седова Н.Н. Практическая биоэтика: этические комитеты в России. М., 2002. С.

11-12.
6. Лившиц Р.З. Теория права: Учебник. М., 2001. С. 87.


7. См.: Седова Н.Н. Правовые основы биоэтики. М., 2004. С. 66.
8. См.: Сальников В.П., Стеценко С.Г. Право и медицина: доктрина информированного согласия

// Новая правовая мысль. 2002. N 1. С. 39-41.


9. См.: Этический кодекс российского врача (утвержден 4-й Конференцией Ассоциации врачей

России. Москва, ноябрь, 1994 г.).


10. Международный кодекс Всемирной организации здравоохранения по маркетингу

заменителей грудного молока (ВОЗ, Женева, май 1981 г.).


11. См.: Общая теория права: Академический курс в 2 т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998.

С. 439.
12. См.: Леушин В.И. Юридическая практика в системе социалистических общественных

отношений. Красноярск, 1987. С. 26.
13. См.: Абушенко Д.Б. Судебное усмотрение в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002;

Боннер А.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М., 2000. С. 86-106; Мохов А.А. Теория и

практика использования медицинских знаний в гражданском судопроизводстве России. СПб., 2003.
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
С. 375-377.
14. См.: Мохов А.А. К вопросу о применении правовых знаний в качестве специальных в

судопроизводстве России // Право и политика. 2003. N 4.


15. См.: ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан; ст.

13 Этического кодекса российского врача.


16. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.,

2001. С. 74.


17. См.: Седова Н.Н. Правовые основы биоэтики. М., 2004. С. 38.
18. См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н.Марченко. М., 1998. С. 336-

368.
19. Вопленко Н.Н., Рожнов А.П. Правоприменительная практика: понятие, основные черты и

функции. Волгоград, 2004. С. 38.
20. Вопленко Н.Н., Рожнов А.П. Правоприменительная практика: понятие, основные черты и

функции. Волгоград, 2004. С. 38.


21. Шебанов А.Ф. Форма советского права. М., 1968. С. 46.
22. См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992. С. 29.
23. См.: Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред.

Б.Н.Топорнина. М., 1997. С. 162-163; Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М.Колосов,

В.И.Кузнецов. М., 1994. С. 22-24; Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права:

Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 2002. С. 5.


24. См.: Боннер А.Т., Ястржембский И.А. Рецензия на книгу "Судебная практика как источник

права" // Государство и право. 2001. N 9. С. 120.


25. Тихомиров Ю.А. Общественные организации в системе социального управления // Вопросы

теории общественных организаций / Отв. ред. И.А.Азовкин. М., 1977. С. 9.


Член-корреспондент РАМН,
Заслуженный юрист РФ,
доктор медицинских наук,
профессор, заведующий кафедрой
медицинского права Московской
медицинской академии
им. И.М. Сеченова,
вице-председатель Российского
комитета по биоэтике
при Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
Ю.Д.СЕРГЕЕВ
Доктор юридических наук,
ведущий научный сотрудник
Научно-исследовательского
Института современного права
ГОУ ВПО "Волгоградская академия
государственной службы"
А.А.МОХОВ
Не является официальной версией, бесплатно предоставляется членам Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья – www.alppp.ru. Постоянно действующий третейский суд.
Каталог: law -> osnovy-gosudarstvennogo-upravlenija -> administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost
law -> Пояснительная записка Статус документа
law -> Обществознание
law -> Профессионально-этические основы социальной работы
law -> Темы курсовых и дипломных работ
law -> Люди. Эпохи. События
administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost -> Патернализм и информированное согласие: проблема совместимости
administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost -> Суррогатное материнство: правовое и нравственное измерение проблемы
administrativnye-pravonarushenija-i-administrativnaja-otvetstvennost -> Анализ неблагоприятных исходов при оказании дерматовенерологической помощи в рамках правовой реформы, начиная с 1992 год


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница