Беляева елена Валериевна историческая динамика систем нравственности


В четвертой главе «Система нравственности модерна и ее историческая динамика»



страница10/15
Дата31.12.2017
Размер0.69 Mb.
ТипАвтореферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
В четвертой главе «Система нравственности модерна и ее историческая динамика» проанализированы механизмы моральных изменений в эпоху модерна, выявлены их современные тенденции.

Нравственность модерна является второй после традиционной большой системой нравственности, ее возникновение означало переход к новому типу моральной самоорганизации. В отличие от традиционной нравственности, в эпоху модерна она достигается за счет активности нравственно самоценной личности, заинтересованной в стабильном развитии общества. Таким образом, нравственность модерна может рассматриваться как второе стационарное состояние морали, при котором она способна осуществлять свои функции.

Способ моральной регуляции в культуре модерна стал опираться на самоопределение индивидуальных субъектов, объединенных в социальные классы и национальные государства, которые функционировали как коллективные субъекты нравственности.

Систему нравственности раннего модерна отличала специфическая конфигурация нормативно-ценностной структуры. Принцип индивидуализма, заняв в ней господствующее положение, изменил содержательное наполнение нравственных ценностей, заимствованных из традиционной нравственности. Так, трудолюбие было дополнено профессионализмом, локальный патриотизм – гражданским, коллективизм традиционных сообществ отошел на второй план, но сложились формы коллективизма, реализуемого индивидуалистами.

Поскольку процессы модернизации были исторически разделены в пространстве и во времени, сложилось множество обществ модерна и соответствующие разновидности систем нравственности. Во-первых, это общества раннего модерна и общества «догоняющей модернизации», каждое из которых характеризуется специфическим способом сохранения традиционного наследия. Во-вторых, опыт Советского Союза свидетельствует о возможности существования не-буржуазной модерной системы нравственности. В-третьих, в различных регионах сложились этнополитические разновидности модерно-традиционной системы нравственности, обладающие культурной спецификой. В-четвертых, система нравственности постмодерна, статус которой остается неустойчивым, может оказаться, как отрицанием морали модерна, так и еще одной ее разновидностью.

Постепенно процессы диверсификации привели к дестабилизации модерной системы нравственности, которая на раннем этапе функционировала внутри национального государства и была ориентирована на существование единственно верного образца морали. Для сохранения системы в условиях нарастающего разнообразия ее разновидностей, произошло укрупнение системы до глобальных масштабов. Если для отдельной разновидности морали модерна существование иных разновидностей означало деструкцию ее нормативно-ценностной структуры, то для постмодерной системы нравственности в условиях глобализации это многообразие становится внутренним и повышает ее жизнеспособность.

Устойчивость системы нравственности модерна обеспечивается привлекательностью идеи индивидуализма для каждого индивидуального субъекта морали, статус которого поддерживается экономической мощью и социальной инфраструктурой капитализма. Флуктуации, происходящие за счет нарастающей активности индивидуальных субъектов, приводят постепенно к формированию гипериндивидуального субъекта постмодерна, т.е. динамика системы ведет к укреплению ее ценностного ядра.

Статус нравственности постмодерна определится в момент выбора этой системой определенного варианта из возможных перспектив развития. С синергетической точки зрения будущее системы нравственности определяется не суммой ее элементов или воздействием внешних факторов, но способностью произвести идеал-аттрактор своего развития. В этом плане главная проблема системы нравственности постмодерна – это неясность образа будущего, вернее, множественность таких образов.



В разделе 4.1 «Нравственность раннего модерна» показано, что новизна способа регуляции в нравственности модерна связана с формированием автономного индивидуального субъекта, обладающего рациональной мотивацией поведения, системой нравственных принципов и целостным моральным мировоззрением, базирующемся на представлении об общечеловеческих ценностях. Взаимодействие индивида с коллективными субъектами морали опосредовано моральной идеологией больших социальных групп: классов и национальных государств.

Специфика нормативно-ценностной структуры нравственности раннего модерна задается принципом индивидуализма, в контексте которого традиционное трудолюбие переосмысливается как профессионализм, органический патриотизм дополняется гражданским, идея равноправия моральных субъектов способствует постепенному отказу от патриархальной иерархии, на смену добродетелям воинского этоса приходят бережливость и честность.

Характеристики способа регуляции, а также первичной нормативно-ценностной структуры морали модерна позволяют сделать вывод о том, что эта система нравственности обладает не просто качественной новизной по сравнению с традиционной системой нравственности, но и новым типом самоорганизации за счет способности автономного индивидуального субъекта к обоснованию на базе рационального дискурса нравственных принципов, включенных в нормативно-ценностную структуру. Конфигурация основных отношений, подлежащих моральной регуляции: к семье, к своей деятельности, к сообществу и обществу – центрируется этим субъектом.

В разделе 4.2 «Статус модерно-традиционной системы в исторической динамике нравственности» сделан вывод, что возникновение модерного способа регуляции не предполагает полного отказа от нормативно-ценностной структуры традиционной нравственности. В обществах модерна последняя сохраняется в составе различных нравственных образцов, латентные или периферийные элементы традиционной нравственности перемещаются в центр системы и вовлекаются в новую систему регуляции, происходит аккумуляция нормативно-ценностного содержания морали.

При первичном историческом столкновении нормативно-ценностных структур модерной нравственности с многовековым содержанием нравственности традиционной эти системы выступали как антагонистические, однако с течением времени их взаимодействие дало эффект синергии: противостояние модернизации привело к укреплению традиционных ценностей, а нравственность модерна сама образовала определенную традицию. В результате сложились этнополитически диверсифицированные модерно-традиционные системы нравственности, статус которых определен как синкретический. Расширение географии модерна и увеличение разнообразия модерных нравственных образцов представляют собой взаимосвязанные тенденции, способствующие устойчивости этой системы нравственности.

Во всех культурных регионах модернизация способствовала формированию индивидуального субъекта нравственной регуляции, но не обязательно приводила к господству принципа индивидуализма. Вопрос о рационализации нравственного мира также был решен повсеместно, причем оказалось, что новоевропейский тип рациональности отнюдь не является единственно возможным. Наконец, мышление в терминах общечеловеческого стало общепринятой формой морального дискурса. Таким образом, не ценности раннего модерна, а новый способ регуляции может считаться основным достижением данной культуры.

В разделе 4.3 «Советская система нравственности» выявлено ее историческое место среди других систем. Советская история представляет собой вариант осуществления модернизации в незападном обществе, характеризующийся модерными формами самопрезентации при сохранении внутреннего традиционализма. Советская система нравственности сложилась в результате взаимодействия коммунистического морального модерн-проекта с традиционной нравственностью. Способ моральной регуляции советского общества обладал большинством признаков, присущих нравственности модерна: индивидуальным субъектом регуляции, рационально организованным целостным моральным мировоззрением, позиционированием своих ценностей в качестве общечеловеческих; при этом локальные сообщества сохраняли традиционалистский характер регуляции. Нормативно-ценностная структура советской нравственности включала в себя принципы, содержание которых оформилось в результате интерференции традиционных ценностей с ценностями модерна: модерный коллективизм, практикуемый индивидуальными субъектами; трудолюбие на основе внеутилитарных мотивов и воинского этоса; патриотизм, включающий как традиционные, так и гражданские аспекты; интернационализм. В постсоветских обществах, столкнувшихся с внешним влиянием модерной и постмодерной нравственности, элементы советской морали стали восприниматься как традиционные и функционально сливаться с собственно традиционной нравственностью.

В разделе 4.4 «Параметры нравственности постмодерна» выявлены особенности способа регуляции и нормативно-ценностной структуры, которые позволяют выделить нравственность постмодерна в самостоятельную систему нравственности. Особенности ее способа регуляции связаны с формированием гипериндивидуального субъекта, обладающего модульной мультигрупповой рефлексивной идентичностью; доминированием сообщества как коллективного субъекта морали; установлением сетевой (а не иерархической) организации нравственного взаимодействия; отказом от метафизического обоснования морали и утверждением ответственности индивидуальных и коллективных субъектов морали в качестве основания нравственного деяния.

В постмодерной системе изменяется содержательное наполнение ценностей традиционной нравственности: коллективизм эволюционирует в коммунитаризм; патриархальность сменяется равенством моральных статусов людей любого пола и возраста; креативность предпочитается трудолюбию и профессионализму; космополитизм дополняется формами локального патриотизма; гражданский патриотизм сменяется культурным, национальный – локальным, изолирующий – открытым; воинский этос окончательно вытеснен на периферию нравственных отношений. Изменяется статус и содержательное наполнение ценностей модерна: индивидуализм автономной личности замещается гипериндивидуализмом модульного субъекта морали; свобода как автономия превращается в свободу выбора; усиливаются постматериалистические ценностные ориентации; распространяется новый принцип гуманизма, согласно которому ценностью является не человек как родовое понятие, а каждый отдельный индивид.

Нормативно-ценностная структура нравственности постмодерна плюралистична, такое увеличение внутреннего многообразия системы способствует повышению ее глобальной устойчивости. Нормативно-ценностный хаос выступает как креативная среда для нового универсализма: все системы нравственности репрезентируют себя в едином дискурсивном поле, параметры которого определяются глобальными функциями нравственности на современном этапе. Универсализация предполагает, с одной стороны, определение минимума морали, объединяющего все современные системы нравственных представлений, а с другой – сетевую мораль диалога, обеспечивающую взаимодействие всех разновидностей систем нравственности на основе толерантности.

В разделе 4.5 «Система нравственности современного белорусского общества» статус данной системы определен как неотрадиционный. В процессе взаимодействия с многообразными системами моральных представлений современного мира нравственная самоорганизация белорусского социума произошла за счет устойчивости ядра (традиционные ценности) и креативности периферии (ценности модерна и постмодерна).

В современном белорусском обществе нормативно-ценностные представления и способ моральной регуляции образуют целостную систему со сложной конфигурацией. Ее параметры сложились в результате взаимодействия модерной и постмодерной систем нравственности с традиционным, христианским и советским моральным наследием, устойчивость которого позволила легитимировать новые нравственные феномены в качестве неотрадиционных.

Способ регуляции в системе нравственности современного белорусского общества характеризуется доминированием сообществ общинного типа, основанных на личном знакомстве и позитивных межличностных отношениях, выступающих ее главными коллективными субъектами. Индивидуальный субъект самоутверждается в стремлении к независимости от социальных институтов и осуществляет моральную саморегуляцию на базе контрольно-императивного механизма совести.

В процессе современной социальной трансформации в нормативно-ценностной структуре нравственности современного белорусского общества сложились нравственные концепты, адекватные историческим вызовам эпохи, а также менталитету и социокультурным особенностям белорусского народа: свобода как ценность модерна была ассимилирована в религиозно-традиционном контексте и интерпретирована как личная духовная независимость; в качестве реакции на процессы модернизации и постмодернизации произошло укрепление локальных типов патриотизма и коллективизма; устойчивая ценность низовых аффиляционных сообществ стала предпосылкой эволюции коллективизма в постмодерный коммунитаризм; Добродетель терпимости, сложившаяся в религиозно-традиционной нравственности, и постмодерная толерантность образовали единый концепт; экологические ценности постматериалистической культуры были освоены на идейной платформе модерна; трудолюбие в различных вариантах утвердилось как универсальное нравственное качество для решения социальных проблем.

Параметры системы нравственности белорусского общества свидетельствуют, что тенденцией современного нравственного развития становится реставрация традиционных ценностей внутри нравственности модерна и постмодерна. По отношению к исходной традиционной нравственности такой феномен определяется как неотрадиционализм




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница