Азовцев валерий сергеевич правовая охрана секретных изобретений



Скачать 398.46 Kb.
страница5/6
Дата25.08.2018
Размер398.46 Kb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6
В § 4.2.Правовые отношения, связанные с секретными изобретениями раскрываются отношения между обладателем патента на секретное изобретение, органами защиты государственной тайны и третьими лицами, желающими использовать секретное изобретение. Подробно рассматриваются и анализируются ограничения реализации исключительного права, налагаемые на обладателя патента на секретное изобретение.

Также в этом параграфе рассматриваются комментарии к Гражданскому кодексу РФ, касающиеся использования исключительного права обладателя патента на секретное изобретение:

«Установлено, что не являются нарушением исключительного права обладателя патента на секретное изобретение действия, предусмотренные ст. 1359 ГК РФ, а также использование секретного изобретения лицом, которое не знало и не могло на законных основаниях знать о наличии патента на данное изобретение.

Особенно искусственной выглядит конструкция исключительного права на секретное изобретение в свете отсылки к ст. 1359 ГК РФ, в которой приведен перечень изъятий из действия исключительного права на обычное изобретение. Например, выходят за рамки разумного восприятия положения об использовании секретного изобретения для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд либо о разовом изготовлении в аптеках по рецептам врачей лекарственных средств с использованием секретного изобретения.

Законом установлена презумпция невиновности в нарушении патента на секретное изобретение лица, которое не знало и не могло на законных основаниях знать о наличии патента на данное изобретение, т.е. по общему правилу не имело доступа к секретному изобретению.

Следовательно, исходя из смысла комментируемого пункта, до момента рассекречивания изобретения контрафакторами (т.е. нарушителями патента) могут признаваться только те лица, которые имели доступ к секретному изобретению и без разрешения патентообладателя его использовали, как это предусмотрено законом.

Кроме того, следует иметь в виду, что основным видом ограничений прав обладателей секретных изобретений объективно являются акты органов государственной власти, в распоряжении которых по смыслу Закона о государственной тайне находятся сведения, составляющие государственную тайну, в том числе секретные изобретения.

После рассекречивания изобретения или уведомления указанного лица патентообладателем о наличии патента на данное изобретение указанное лицо должно прекратить использование запатентованного изобретения или заключить с патентообладателем лицензионный договор, кроме случая, когда имело место право преждепользования.

Относительно указанной нормы целесообразно высказать ряд замечаний. Во-первых, законодателем не предусмотрен механизм рассекречивания изобретений. По общему правилу, рассекречивание изобретения сопровождается преобразованием его в обычный патент, как это предусмотрено в законодательствах государств с развитым правопорядком. Во-вторых, без преобразования патента на секретное изобретение в обычный патент теряет смысл «уведомление указанного лица патентообладателем о наличии патента на данное изобретение». Вполне очевидно, что нельзя уведомлять о несуществующем факте, во всяком случае, до даты выдачи обычного патента».7

Автор считает, что проблема состоит в том, что два субъекта - патентообладатель по ГК РФ и государство по закону «О государственной тайне» в лице органа государственной власти, получившего право распоряжаться изобретением при засекречивании изобретения, одновременно наделяются правами на секретное изобретение. Специальных мер, позволяющих сбалансировать их интересы, патентное законодательство нашей страны пока не предлагает, хотя из мировой практики известно несколько вариантов разрешения данного противоречия, начиная от разделения правомочий во времени и заканчивая полной передачей исключительного права государству.

Получая патент на секретное изобретение и пытаясь реализовать вытекающие из него права в русле рыночной экономики, патентообладатель, вопреки сложившемуся в общественном сознании представлению о патенте, попадает в поле действия законодательства о государственной тайне с соответствующим репрессивным аппаратом. Роспатент не несет ответственности за дальнейшую судьбу обладателя патента на секретное изобретение. Существующим законодательством РФ не предусматривается приостановления действия исключительного права до момента рассекречивания изобретения.

Таким образом, в отношении реализации исключительного права в режиме секретности формула правового регулирования звучит так: «запрещено всё, кроме прямо разрешенного». Это означает, что участник правовых отношений подобного типа может совершить только действия, которые прямо разрешены законом, а все остальные действия запрещены. То есть в полном объеме действует разрешительный тип правового регулирования, присущий законодательству «О государственной тайне». Таким образом, в условиях соблюдения режима секретности вместо предпринимательства и конкуренции имеет место государственное распределение.

В § 4.3.Модель правового регулирования секретных изобретений предлагается, учитывая по существу фиктивность патентной охраны изобретений в режиме секретности, для достижения реальной патентной охраны и более эффективной защиты государственной тайны отказаться от патента на секретное изобретение до даты его рассекречивания. На момент засекречивания секретного изобретения будет выдаваться – авторское свидетельство, которое не закрепляет за его обладателем исключительного права и таким образом не препятствует использованию, а лишь удостоверяет авторство данного лица и приоритет изобретения. А исключительное право, будет закреплено за государством, в лице определенного государственного органа, который будет выдавать лицензии на использование секретного изобретения предприятиям, учреждениям или организациям. Поскольку экономический эффект связывается с использованием изобретения, а режим секретности может обусловить его неиспользование, то представляется целесообразным выплачивать автору вознаграждения прежде всего за факт создания изобретения, а в случае его практического применения также и за факт использования. Обязанность по выплате вознаграждения за факт создания могла бы быть возложена на орган исполнительной власти, который наделен правомочием распоряжения. Вознаграждение за использование – за предприятием-пользователем.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ отмечено, что порядок осуществления исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности регулируется гражданским законодательством, но изменения, внесённые в гражданский кодекс, не учитывают, что к имущественным отношениям, основанным на административном подчинении одной стороны другой стороне, нормы гражданского права не применяются. Необходимость иного подхода, регулирующего правоотношения в области секретного изобретательства, диктуется тем, что на период засекречивания изобретение подпадает под действие двух антагонистических правовых систем - патентной системы и системы правовой охраны государственной тайны. Первая из них направлена на стимулирование технического творчества и предусматривает оперативное информирование общественности о новом техническом решении. Система правовой охраны государственной тайны, наоборот, ограничивает доступ к сведениям, свободное распространение которых может нанести ущерб безопасности страны. Данное противоречие как раз и создает специфику правоотношений, которые должны быть урегулированы.

Рассмотрев особенности действующей правовой охраны секретных изобретений в России, а также регулирование их охраны в отдельных зарубежных странах, можно заключить следующее.

Существует противоречие между секретным характером изобретения, подпадающим в силу этого под действие норм законодательства о государственной тайне, и выдачей на него патента, закрепляющего исключительное право на использование такого изобретения за правообладателем.

Это противоречие проистекает от того, что информация, имеющая значение государственной тайны, может стать предметом неконтролируемого применения со стороны частных лиц. Таким образом, суть правого конфликта теоретически состоит в противостоянии публичного и частного интереса и необходимости найти согласованное, разумное соотношение этих двух правовых начал при решении возникшей проблемы.

Другой стороной этого конфликта служит практическая невозможность осуществить использование секретного изобретения, равно как и распоряжение правом на него, самим правообладателем, поскольку эти действия согласно ст. 1405 ГК РФ должны совершаться с соблюдением законодательства о государственной тайне.

Но в то же время такое практическое применение секретного изобретения допускается со стороны любого другого лица, при условии, что оно не знало и не могло знать о наличии патента. Последствия такого неконтролируемого использования вступают в прямое противоречие с законодательством о государственной тайне. Таким образом, не являясь нарушителем патентных прав, такой пользователь становиться нарушителем законодательства о государственной тайне.

При отыскании способа регулирования изобретательских отношений в условиях их секретности мог бы быть использован опыт некоторых зарубежных стран. Этот опыт в основном состоит в отказе от выдачи патента на секретное изобретение до момента его рассекречивания. Достоинством этого способа является отсутствие правового конфликта в регулировании этой группы отношений. Публичный интерес, проистекающий от использования информации, заключающей в себе государственную тайну, в этом случае не встречает препятствия со стороны реализации частного интереса, основанного на законном обладании исключительным правом.

Решая главную задачу регулирования – устраняя конфликт двух правовых начал, такая юридическая конструкция, однако имеет один важный правовой недостаток – она оставляет в стороне интересы автора. Не получая закрепления своих прав на основе охранного документа – ни имущественного, ни личного неимущественного, изобретатель лишается важного стимула своей творческой деятельности. Таким образом, подобная система регулирования утрачивает важную социальную роль – создание благоприятного правового режима для инновационной технической деятельности.

Исходя из существования в выявленной проблеме двух правовых начал – публичного и частного, решение ее должно равно охватывать как интересы государственные, так и лица, творческим трудом которого государственные интересы обеспечиваются.

В этой связи проделанный в работе анализ действующих норм и практических последствий их применения позволил использовать иной подход к решению проблемы.

Главной содержательной частью найденного решения является недопущение столкновения прав на секретное изобретение со стороны государства как обладателя права на государственную тайну, заключенную в секретном изобретении, и частного лица как обладателя исключительного права на него. С этой целью предлагаемая правовая конструкция не предусматривает выдачи патента на секретное изобретение и тем самым закрепления исключительного права за частным лицом.

В то же время, отводя должное место праву государства на государственную тайну, предлагаемая конструкция предусматривает закрепление исключительного права на секретное изобретение за государством, объединив, таким образом, в одном субъекте обладателя исключительного права на государственную тайну и секретное изобретение, ее содержащую. Как обладатель исключительного права государство может реализовать его, делегировав правомочия использования и распоряжения тому или иному компетентному органу.

Наделение государства исключительным правом на секретное изобретение позволит одновременно достичь соответствия правовых норм, содержащихся в разных разделах отечественного законодательства.

Что касается автора изобретения, то для обеспечения его интересов предлагается использовать ранее применявшийся в советский период институт авторского свидетельства. Этот охранный документ, выдаваемый автору после признания заявленного технического решения изобретением, не закрепляет за ним исключительного права, а лишь приоритет и авторство на изобретение. Таким образом, авторское свидетельство обеспечивает, прежде всего, охрану личных неимущественных прав автора. Следует отметить, что с выдачей такого охранного документа исключительное право на изобретение автоматически закрепляется за государством.

Но права изобретателя не ограничиваются лишь признанием первенства и возможностью именоваться автором изобретения. Предлагаемая правовая конструкция предусматривает и наделение изобретателя имущественными правами. Они могли бы быть реализованы путем выплаты автору вознаграждения, которое подразделяется на два вида. Один из видов вознаграждения предполагается к выплате после выдачи охранного документа за факт создания изобретения. Этот вид вознаграждения мог бы выплачиваться компетентным органом, которому государство делегировало реализацию своего исключительного права. Другой вид вознаграждения подлежит выплате предприятием – пользователем, которому компетентный государственный орган передает право на использование секретного изобретения.

В итоге представляется, что использованием данной правовой конструкции для решения существующей проблемы достигается желаемое равновесие публичного и частного интереса.

Государство в этом случае становиться единственным обладателем исключительного права на изобретение, содержащее государственную тайну, и соответственно оно может осуществлять использование и распоряжение им по своему усмотрению. В то же время не оставлены в стороне и интересы автора изобретения, наделяемого личными неимущественными и имущественными правами.

Таким образом, ранее применявшийся правовой институт авторского свидетельства, которым в условиях практического неиспользования патентной формы охраны достигалось обеспечение личных неимущественных и в известной мере имущественных прав изобретателя, оказывается уместным для обеспечения прав изобретателя в рамках режима правовой охраны секретных изобретений.

Список использованной литературы включает в себя перечень нормативно правовых актов и юридической литературы всего 91, включая 3 публикации статей диссертанта.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница