Античная философия



страница14/20
Дата03.06.2018
Размер2.16 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20
ГЛАВА 1: СКЕПТИКИ
§ 1 Пиррон

Среди блестящей свиты, сопровождавшей Алексан­дра Македонского во время его похода в Индию, нахо­дился один задумчивый человек, принявший участие в походе исключительно из философских побужде­ний, - это был Пиррон, основатель скептицизма, как самостоятельного философского направления. Впечат­ления, полученные в ходе этого похода, а в особенно­сти образ жизни и религиозно-философское учение так называемых индийских гимнософистов, заставили его серьезно задуматься над вопросом о сущности веры. Правда, еще ранее (до похода), находясь, по-ви­димому, под влиянием философии Демокрита, Пиррон интересовался проблемой происхождения знания и высказывал сомнение в его истинности. Теперь же эхо сомнение стало неодолимо.

Вернувшись в Грецию, Пиррон поселился в Элиде и вскоре приобрел там известность своим простым образом жизни и своей практической философией. Скептическое отношение ко всем метафизическим по­строениям он выражал точно так же, как и Сократ: сосредоточивая все внимание на нравственных прин­ципах. Известно, что Пиррон отличался уступчивым и спокойным нравом; принимал жизнь такой, какой ее находил, и следовал в ней тем общим правилам, кото­рые диктует человеку здравый смысл. Сократ же, на­против, имел беспокойный характер и неутомимо те­ребил себя и других, ревностно отыскивая истину. Неудовлетворенный предпринятыми до него попытка­ми разрешения великих проблем, Пиррон сделал вы­вод, что эти проблемы не имеют решения. У Сократа, который испытывал сходное чувство и утверждал, что он ничего не знает, сомнение, в отличие от Пиррона, носило деятельный, страстный, пытливый характер и служило стимулом к новым поискам, а не конечным результатом. Можно сказать, что в сомнении Пирро­на, выразилось осуждение всей философии, а сомне­ние Сократа привело к созданию новой философии. Даже жизненный путь каждого из них завершился в соответствии с их учениями. Пиррон, великий ж^>ец Элиды, прожил около девяноста лет и умер (прибли­зительно в 270 г. до Р. X.) в счастье и мире, окру­женный всеобщим почетом. Жизнь же Сократа, про­шедшая в непрерывной борьбе, в которой он был не понят и осмеян, как софист, завершилась осуждением 33 богохульство и насильственной смертью.

Бесполезно пытаться восстановить в точности учение Пиррона. Даже в древности его идеи всегда смешивались со взглядами его последователей и не мог- ли быть выделены в самостоятельное целое. Поэтому при изложении основ скептицизма придется опираться, главным образом, на свидетельства Секста Эмпирика, чьи философские произведения и являются основным источником сведений об античном скепти­цизме.

Основа скептицизма незыблема и заключается в следующем: нет критерия, позволяющего установить истину. Так, Платон создал теорию идей, а Аристотель доказал, что она вполне субъективна и тем совершен­но разрушил ее. Но, спрашивается, не была ли столь же субъективна и теория доказательства, предложен­ная вместо нее Аристотелем? Что такое хваленая ло­гика Аристотеля, как не приведение в порядок идей, полученных первоначально с помощью чувств? Ведь Аристотель полагал, что знание может быть только знанием феноменов, хотя все же он и намеревался создать науку причин. А что такое феномены? Фено­мены - это видимые образы явлений. Но где крите­рий истинности этих образов? Из чего можно убедиться, что эти образы в точности соответствуют предме­там? Хорошо известно, что предметы представляются различными в разное время, равно как и то, что они воспринимаются по разному разными людьми и раз­ными животными. Существуют ли среди этих обра­зов какие-либо истинные? Если да, то каковы они и каким образом можно узнать о том, что они истин­ные?

Обратим внимание на то, что у человека пять чувств, каждое из которых указывает ему на особое качество "предмета. Так, имея перед собой яблоко, можно видеть его, обонять, осязать, попробовать на вкус и услышать звук, раздающийся при его разламывании. Следова­тельно, зрение, обоняние, осязание, вкус и слух - это все пять различных проявлений предмета, пять раз­личных сторон, которыми он предстает перед нами. Если бы у нас было тремя чувствами более, то и у предмета было бы еще три лишних свойства и три лишних проявления, ну и равным образом, если бы у нас было тремя чувствами менее, то и предмет лишился бы трех качеств. Но зависят ли всецело эти качества от наших чувств, или же они принадлежат самому предмету? И все ли они, или только некоторые из них принадлежат ему? Различие впечатлений, производимых одним и тем же предметом, по всей видимости, доказывает, что восприятие его качеств зависит от чувств. Во всяком случае, это различие свидетельствует о том, что предмет не всегда дает один и тот же ряд проявлений.

Единственное, что можно утверждать со всей опре­деленностью, это то, что предметы представляются нам такими-то. То, что у нас есть некое ощущение, - это верно, но вряд ли оправдано принимать наши ощуще­ния за истинные образы предмета. Говоря, что находя­щееся перед нами яблоко имеет блестящую красную поверхность, что оно круглое, источает медовый запах и сладкое на вкус, мы будем совершенно правы, если только желаем этим выразить, что данное яблоко именно таким воспринимается нашим чувствам. При ином состоянии зрения, обоняния, осязания и вкуса яблоко может показаться бледного цвета, шерохова­тым, с неприятным запахом и отвратительным при­вкусом.

Философы утверждали, что среди этой путаницы чувственных впечатлений они могут отличить истин­ное от ложного, по их мнению разум должен служить тем критерием истины, с помощью которого возмож­но находить различие между предметами. В этом были согласны между собой и Платон, и Аристотель. Вступая в полемику с ними, скептики требовали доказа­тельства того, что разум способен правильно распознавать предметы. Почему, спрашивали они, предполагается, что разум никогда не заблуждается, где доказательства того, что он всегда судит правильно? И отвечали, что для такого критерия как разум всегда будет недоставать еще какого-то критерия, ну и так далее - до бесконечности.

С точки зрения скептиков наше знание есть толь­ко знание феноменов1, а не ноуменов2 (ибо мы знаем предметы только такими, какими они кажутся нам, а не такими, какие они есть на самом деле), следовательно, все попытки овладеть тайной бытия напрасны, речь может идти только об изучении ее проявлений.

¹Феномен - термин, обозначающий явление, в котором обна­руживается сущность чего-либо.

²Ноумен - термин, служащий для обозначения сущности, недоступной непосредственному познанию, но о которой можно судить по доступным восприятию проявлениям (феноменам).

Однако, хотя человек не в состоянии овладеть абсо­лютной истиной и создать науку бытия, но зато им вполне может быть создана наука о проявлениях. Ведь феномены, по утверждению самих скептики, истинны как таковые. Поэтому все, что нам остается делать, это наблюдать и группировать феномены, замечать законономерность их проявления и чередования и отыс­кивать связь между причиной и следствием. Таким путем и возможно создать науку о проявлениях, соот­ветствующую нашим потребностям. Но век, когда жили скептики, не созрел для подобного взгляда. Доказав невозможность науки о бытии, скептики решили, что этим самым они доказали невозможность всякой на­уки и разрушили основы всякой достоверности. Ин­тересно заметить, что скептики Нового времени не сказали ничего, чего уже бы не заключалось во взгля­дах Пиррона. Аргументы Юма, с помощью которых он отрицал саму возможность хоть какой-либо досто­верности, отличаются от аргументов Пиррона только изложению, но по сути они такие же, и, следовательно, ответ на них может быть дан тот же.

Учение скептиков носившее отрицательный характер и оказывавшее отрицательное влияние на умы, было, вероятно, некоторым противовесом стремлению философов античности считать свои выводы точным отражением реальных фактов. Деятельность скептиков сдерживала стремительность метафизического духа и демонстрировала то, что философия того времени, не­смотря на все ее притязания, покоилась вовсе не на такой прочной основе, как казалось многим. В самом деле, любопытно видеть, как Сократ, Платон и Аристо­тель, каждый по-своему, усиленно стремились к воз­рождению разрушенной софистами философии и как затем безжалостная логика скептицизма подводит под­коп под это сооруженное с таким трудом здание и обращает его в груду развалин. Следует отметить, что скептики не только отрицали возможность познания бытия посредством познания явлений, считая, что ощу­щение обманчиво по самой своей природе, а суждение разума недостоверно, но они подвергли критике и прак­тически разрушили тот метод, который служил осно­ванием достоверности, - метод индукции и определе­ний.

Секст Эмпирик так изложил взгляды скептиков на индукцию во второй книге "Трех книг Пирроновых положений": "Индукция есть заключение о всеобщем, выведенное из частного. Но такая индукция может быть правильной лишь настолько, насколько частное согласуется со всеобщим. Это всеобщее должно быть поэтому проверено, прежде чем приступать к индукции; единственный случай, не подходящий к этому все­общему, подорвет истину индукции".

Поясним это примером. Предположим, что речь идет о том, что лебеди белые. Утверждение, что все лебеди белые, основывается на том, что отдельные лебеди которых видел утверждающий, белые. Таким образом общее (белизна) выведено путем индукции из частных фактов, и индукция эта верна постольку, поскольку все отдельные лебеди белые. Однако, существуют пусть и в небольшом количестве, черные лебеди, и достаточно увидеть одного такого лебедя, чтобы прежняя индукция утратила свою истинность. Поэтому согласно Сексту Эмпирику, если нет возможности проверить, согласуется ли все общее с каждым частным фактом, то есть если нельзя доказать, например, что нет черных лебедей, то и сама индукция не может счи­таться верной и точной. Но очевидно, что подобная проверка невозможна.

В той же второй книге "Трех книг Пирроновых положений" содержится и утверждение о совершен­ной бесполезности определений. С точки зрения Сек­ста Эмпирика: "Прежде всего, не знающий определяе­мого не может определить неизвестного ему, а знаю­щий и потом определяющий воспринял определяемое не из определения, но составил определение на осно­вании этого воспринятого ранее; в таком случае оп­ределение не является необходимым для воспринимания вещей".

Но подорвав доверие к догматической философии своих предшественников, скептики, однако, не замени­ли ее своим собственным догматизмом. Секст Эмпи­рик довольно удачно охарактеризовал скептицизм, срав­нив взгляды скептиков с соответствующими взгля­дами Демокрита и Протагора. Так утверждая (как и скептики) недостоверность чувственного знания, Де­мокрит, однако, заключал из этого, что объекты имеют совершенно не те свойства, которые воспринимаются человеком через посредство ощущения. Скептики же, отказывая в доверии чувственному знанию, не выска­зались определенно о том, существуют ли объективно предметов или нет. Протагор, также не доверявший чувственному знанию и считавший человека мерилом истины, предполагал наличие определен­ных соотношений между изменениями материи и пе­ременами в ощущении. Предположение это, казавше­еся Протагору непреложной истиной, выглядело очень сомнительным для скептиков.

В своем стремлении сомневаться во всем и воз­держиваться от любых суждений скептики не знали меры, так они говорили: "Мы ничего не утверждаем, даже и того, что мы ничего не утверждаем". Отрица­ние достоверности во всем зачастую ставило скепти­ков в забавное положение, о чем свидетельствуют многочисленные рассказы античных авторов и более современные литературные произведения. Достаточ­но указать на Мольера, который в своем "Браке по­неволе" (действие 1, явление 8) остроумно высмеял объяснение скептиками различия между предметом кажущимся и предметом существующим. Но оставим все подобные нелепости и обратим внимание на бо­лее замечательные усилия человеческого ума.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница