Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница89/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   85   86   87   88   89   90   91   92   ...   141
Глава 5. Соотношение возрастно-половых и нейродинамических свойств человека...

Для выявления действия этого фактора в онтогенезе человека необходимы сопо­ставления не только факторов возраста, пола и неиродинамического типа, но также специфических связей между центральной нервной и эндокринной системами. Такая сложная задача решается современной наукой различными путями, в том числе сопо­ставлением состояний, существенно отличных в нервно-соматическом отношении, но сходных в эндокринных характеристиках.

Весьма интересное исследование в этом направлении было осуществлено И. Т. Бжа-лавой, который дал глубокий психологический анализ инволюционной меланхолии пу­тем сопоставления собственных экспериментальных данных об особенностях фиксиро­ванной установки у глубоких стариков с данными об аналогичных особенностях у жен­щин в период климакса и патофизиологических изменениях при кастрации животных. Таким образом, путем более или менее допустимой аналогии можно было выявить вли­яние на нервно-психическую деятельность эндокринных преобразований организма.

Собственное экспериментально-психологическое исследование глубоких стари­ков И. Т. Бжалава провел над 14 мужчинами в возрасте от 89 до 120 лет. Предвари­тельное неврологическое обследование этих глубоких стариков, большинству из ко­торых было выше 100 лет, показало, что выраженных патологических изменений нет, имеется лишь повышение сухожильных рефлексов, тремор пальцев и век. Одновре­менно наблюдение за их поведением показало, что «наряду с ослаблением психиче­ской потенции ясно видны грубость, неловкость психомоторных актов, затруднение переключения с привычных актов»49.

Субъективные показания в форме жалоб таковы: снижение физической и психи­ческой энергии, ослабление памяти, потеря трудоспособности и легкая утомляемость. Из эмоционально-волевых состояний наиболее распространены беспричинная печаль, трудность сдерживания импульсов, замедление процесса восприятия, слабость кри­тики и осмысления происходящего.

На этом фоне особенно выразительны экспериментальные данные о выработке И угасании установки. Оказалось, что у всех испытуемых без исключения быстро вы­рабатывалась фиксированная установка. И. Т. Бжалава пишет, что «в период глубо­кой старости выработка установки не встречает никаких трудностей, установка характеризуется легкой возбудимостью и фиксацией»30. После 30-40 повторений опы­тов картина образовавшейся фиксированной установки не изменилась, что фактиче­ски означает чрезвычайную стойкость иллюзорного восприятия и слабость перцеп­тивно-логической критики. По этому поводу И. Т. Бжалава пишет, что «картина уга­сания установки... говорит об инертности или статичности течения установки. В 13 случаях из 14 — установка оказалась инертной»51.

Как видим, данные экспериментов по методу установки вполне совпадают с ре­зультатами ранее рассмотренных экспериментов по методу условных рефлексов.

Эксперименты И. Т. Бжалавы также свидетельствуют об инертности возбудитель­ного процесса как возрастной особенности позднего периода онтогенеза человека.



49 Бжалава И. Т. К психологии инволюционной меланхолии // Эксперим. исслед. по психологии установ­
ки: Сб. - Т. 2. - Тбилиси: Изд. АН Груз. ССР, 1963. - С. 318.

50 Там же.

51 Там же. - С. 319.

Человек как предмет познания

Однако и среди глубоких стариков оказались значительными типологические раз­личия в отношении переключаемости при критических опытах с установкой. У одних (42 % испытуемых) обнаружилась косность установки, у других (58 %) в критических опытах были получены контрастные и ассимилятивные фазы в динамике установки. Эта смена фаз установки обычно свидетельствует о ее пластичности. Таким образом, легкая возбудимость и подвижность фиксированной установки как возрастные явле­ния накладываются в одном случае на косность, т. е. иррадированность, а в другом — на пластичность, т. е. переключаемость, установки, которые можно рассматривать в качестве определенных нейродинамических типовых модификаций возраста.

Сопоставляя свои данные с данными физиологии высшей нервной деятельности, И. Т. Бжалава пишет, что «даже поверхностного рассмотрения вышеназванных фактов достаточно, чтобы увидеть, что между церебральными механизмами человека в период физиологического сениума и действием его фиксированной установки имеется пол­ное соответствие. Инертность фиксированной установки... имеет физиологический механизм той же природы, поэтому она может быть использована как симптом, харак­теризующий снижение кортикального тонуса пожилого человека. Из снижения кор­тикального тонуса вытекает понижение психической и физической энергии, легкая утомляемость, потеря трудоспособности, трудность сдерживания импульсов, замед­ление темпа восприятия, грубость психомоторных актов и сонливость. От инертности фиксированной установки зависят также стереотипия, персеверации и трафареты вся­ких видов, избавиться от которых не так-то легко для людей этого возраста»52.

Это весьма важная комплексная психофизиологическая характеристика глубокой старости. Ядром этой характеристики является инертность возбудительного проце­сса, выражающаяся в снижении кортикального тонуса. Что же является причиной, а что следствием в этой картине? Какие из этих двух феноменов имеют более общий характер? Разобраться в этом, конечно, трудно, поскольку кортикальный тонус опре­деляется деятельностью не только самой коры головного мозга, но и общими суборди­национными отношениями между большими полушариями в целом и нижележащи­ми отделами центральной нервной системы, особенно ретикулярной формации моз­гового ствола. Следовательно, несмотря на особую важность явления инертности возбудительного процесса, все же вряд ли можно именно его рассматривать как при­чину снижения кортикального тонуса.

В этом убеждает дальнейший ход рассуждений И. Т. Бжалавы. Он привлек экспе­риментальные данные об особенностях фиксированной установки у 60 женщин, нахо­дящихся в состоянии климакса, но по возрасту, конечно, очень далеких от глубокой старости, изученной самим И. Т. Бжалавой. Тем не менее, сопоставляя свои данные с данными Н. Л. Элиава о фиксированной установке при климаксе, И. Т. Бжалава об­ратил особое внимание на то, что «инертность и иррадиация фиксированной установ­ки одинаково характеризуют климакс и глубокую старость: оба признака представле­ны в пределах 90 %. Что же касается косности установки, здесь она выражена гораздо заметнее: в период глубокой старости этот признак представлен в пределах 42,6 %, а во время осложненного неврозом климакса — в 95 %»53.

52 Бжалава И. Т. К психологии инволюционной меланхолии // Эксперим. исслед. по психологии установ
ки: Сб. - Т. 2. - Тбилиси: Изд. АН Груз. ССР, 1963. - С. 323.

53 Там же. - С. 324.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   85   86   87   88   89   90   91   92   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница