Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница88/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   84   85   86   87   88   89   90   91   ...   141
Глава 5. Соотношение возрастно-половыхи нейродинамических свойств

применила методики условно-сосудистых рефлексов, условно-мигательных и слюнно-секреторную методику. Путем сопоставления данных по всем трем методикам А. Сам-цова подтвердила положение о том, что «у лиц старше 55 лет имеет место ослабление процессов торможения и возбуждения»41.

По методике условно-мигательных рефлексов автор наблюдала «длительные по­следствия, свидетельствующие об инертности раздражительного процесса»*2 (курс наш. — Б. А.).

Учитывая снижение активности половых желез в этом возрасте и возможное вли­яние его на ослабление нервных процессов и возрастающую инертность возбудитель­ного процесса, А. Самцова вводила своим испытуемым внутримышечно лечебные дозы тестостерона-пропионата. Автор замечает, что «отметить улучшения условных рефлексов не удалось, хотя улучшение общего состояния всех испытуемых наступило через две недели после начала операций»43.

Сравнительные эксперименты на белых крысах — самцах различного возраста, в том числе и старых, показали, что введение тестостерона значительно повышало их половую активность, но не оказало заметного влияния на их высшую нервную дея­тельность. А. Самцова отмечает с полным основанием, что все полученные факты «по­зволяют считать эти изменения возрастными. А тот факт, что эти изменения не подда­ются влиянию тестостерона-пропионата, является дополнительным доказательством первичного центрального, а не первичного полового генезиса этих изменений»44.

Следует признать основательным отрицание А. Самцовой полового генезиса тех нейродинамических изменений, которые она считает специфически возрастными.

Имеются и другие доказательства специфически типологической природы под­вижности нервных процессов у половозрелых животных. На основании этих доказа­тельств делаются выводы о том, что половой диморфизм ни в какой мере не является фактором, определяющим подвижность нервных процессов. Эти доказательства при­водит Викт. К. Федоров, исследовавший в генетических целях большую группу жи­вотных обоего пола (мышей). «Анализ всего материала, — пишет автор, — в отноше­нии половых различий в степени подвижности нервных процессов показал, что между самками и самцами нет существенных различий: средняя скорость переделки у 163 са­мок составила 10,4±0,50 опытов при 53,5±1,66 ошибочных реакциях, а у 159 самцов — соответственно 11,8±0,39 опытов и 52,8 ± 2,10 ошибок. Это дало основание рассмат­ривать полученный материал без учета пола животных»45.

Из этого заключения следует, что фактор полового диморфизма в отношении под­вижности нервных процессов может быть полностью исключен. Однако с этим факто­ром пришлось столкнуться при исследовании порядка наследования свойств нервной системы. Сам Викт. К. Федоров указывает, что начатые в последнее время исследова-41 Самцова А. Некоторые вопросы взаимоотношения высшей нервной деятельности и половых гормонов. // Пробл. долголетия: Сб. - М.: Изд. АН СССР, 1962. - С. 116.



42 Там же.

43 Там же.-С. 117.

44 Там же.

45 Федоров, Викт. К. Обоснование некоторых критериев оценки подвижности нервных процессов // Ме­
тодики изуч. типология, особенностей высш. нервн. деятельности: Сб. — М: Наука, 1964. — С. 226.

Человек как предмет познания

ния по гибридному анализу наследования этих свойств привели к интересным заклю­чениям. Показано, что «при прямом и обратном скрещивании двух пород кур домини­рует материнская наследственность в отношении силы раздражительного процесса, в то время как по подвижности и силе тормозного процесса гибриды первого поколения заняли промежуточное положение между обоими разделами (Пономаренко)»46 (кур­сив наш. — Б. А.).

По поводу собственного опыта шестидесяти скрещиваний беспородных мышей с разной подвижностью нервных процессов Викт. К. Федоров заметил, что «между подвижностью обоих родителей и средней величиной подвижности в пометах имеет­ся достоверная корреляция»47. Однако отцовская наследственность в отношении под­вижности проявилась в большей степени, чем материнская.

В более позднем сообщении этот вывод становится вполне категоричным. Досто­верность корреляционной связи между подвижностью нервных процессов у родителей и их потомков бесспорна. Но что особенно важно, так это то, что «из сравнения корреля­ционного отношения между подвижностью потомков и каждого из родителей видно, что эта связь более выражена в отношении самца, нежели самки, т. е. в данном случае роль отцовской наследственности оказалась выше материнской»48 (курсив наш. — Б. А.).

Применение методов экспериментальной генетики к исследованию типологии высшей нервной деятельности животных открывает новые пути не только в познании законов наследования ее свойств, но и в понимании генетической природы полового диморфизма.

Уже в настоящее время очевидно различие в эффектах передачи материнских и отцовских свойств у разных видов и пород животных. Но еще более интересно, что это различие проявляется в пределах одного и того же вида, одной и той же популяции в зависимости от того, какое именно свойство типа нервной системы наследуется (на­пример, преимущественное наследование силы раздражительного процесса у кур). Преобладание отцовской наследственности у мышей в отношении подвижности не­рвных процессов также свидетельствует об очень тонком и многозначном действии фактора полового диморфизма в нейродинамике. То, что этот фактор в ряде случаев проявляет себя не непосредственно, а опосредованно, в том числе путем детермина­ции порядка наследования типологических свойств нервной системы, доказывает лишь, что его воздействие осуществляется также в виде дальних эффектов, програм­мирующих развитие не только особи, но и ее потомков.

Этим и объясняются противоречия в интересном исследовании Викт. К. Федоро­ва, на которые мы обратили внимание: отсутствие половых различий по подвижности между самками и самцами, с одной стороны, и решающее значение различия между самками и самцами в порядке передачи свойств подвижности своим потомкам, с дру­гой. При более детальном анализе данных это противоречие становится кажущимся, если правильно понимать половой диморфизм как общий для филогенетического и он­тогенетического развития фактор.

46 Федоров, Викт. К. Некоторые вопросы физиологии типа высшей нервной деятельности животных //
Тез. докл. на II съезде психологов. — Вып. 5. — М: Изд. АПН РСФСР, 1963. — С. 52.

47 Там же.

48 Федоров, Викт. К. Обоснование некоторых критериев оценки подвижности нервных процессов // Ме­
тодики изуч. типологии, особенностей высш. нервн. деятельности: Сб. — С. 228.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   84   85   86   87   88   89   90   91   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница