Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница8/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   141
Глава 1. Проблема человека в современной пауке

ческий материализм не мог противопоставить ничего, кроме антропологического принципа, в свое время сыгравшего прогрессивную роль, но не вскрывшего сложную диалектику естественного и общественного в развитии человека.

Одной из причин отхода от антропологического принципа как целостного подхо­да к изучению человека являлась все большая дифференциация научных знаний в об­ласти как естествознания, так и общественных наук. Создание философских основ единой теории развития человека стало возможным лишь на основе марксистского диалектического метода, общего для естествознания и наук об обществе.

В современной советской науке созданы все необходимые предпосылки для объ­единения естествознания и общественных наук на основе целостного познания человека. Наступило то время, которое предвидели К. Маркс и Ф. Энгельс, предска­завшие, что естествознание и общественно-исторические науки сольются в единую науку об исторической природе человека.

Некоторые области советской науки — антропология, археология, эксперимен­тальная фонетика, психология, физиология высшей нервной деятельности — суще­ственно продвинулись в построении такой теории развития человека.

Советская антропология с помощью археологии и сравнительной анатомии, а ча­стично сравнительной этнографии и языкознания, привела к дальнейшему развитию марксистской теории антропогенеза, основы которой заложил Ф. Энгельс. Принци­пиальное значение для построения будущего исторического естествознания человека имеет созданное в советские годы учение И. П. Павлова о двух сигнальных системах высшей нервной деятельности человека.

И. П. Павлов считал бесспорным социальный генезис второй сигнальной систе­мы, порожденной языком как особым общественным явлением. Уже доказано прямое влияние общественно-трудовой практики людей на высшую нервную деятельность человека в целом, начиная с ее первой сигнальной системы. Исторический подход к рефлекторной деятельности головного мозга человека, являющегося органом созна­ния, приобретает признание все большего числа естествоиспытателей в области ана­томии, морфологии, физиологии, клинической неврологии. Благодаря такому подхо­ду естествознание сближается с общественно-историческими науками, что открывает новые пути целостного научного познания человека, которому в современных услови­ях должна соответствовать система наук о человеке, объединяющая различные обла­сти естествознания и общественных наук.

Именно классики марксизма предвидели воссоединение истории и естествозна­ния в изучении человека, образование в будущем исторического естествознания чело­века. Все развитие общественных и естественных наук осуществлялось в этом направ­лении, и современное человекознание по существу своему есть историческое есте­ствознание человека.

Не отделение человека как субъекта и объекта истории от природы, не игнориро­вание человеческой природы как биологического начала в человеческой организации, а диалектическое единство истории и природы, преобразование природы историче­ским развитием — такова традиция марксизма. К этому следует добавить, что в марк­систской теории познания сознание рассматривается как историческая категория и продукт общественного развития человека, хотя, разумеется, оно есть функция моз­га, т. е. особым образом организованной материи. Вместе с тем сознание субъективно

Человек как предмет познания

и не отделимо от субъекта, которым является сам человек как общественный и есте­ственный индивид. Единство истории и природы в развитии человека — таково мони­стическое понимание человека, ставшее одним из величайших завоеваний науки. Именно из этих монистических позиций, впервые радикально устранивших дуализм в понимании человека (социобиологический и психофизиологический), следует ис­ходить как при позитивном решении проблем человекознания, так и при критике со­временной буржуазной философии, в том числе и экзистенциализма. Различные кон­цепции идеалистической философской антропологии мистифицируют проблемы лич­ности, индивидуальности, «я» путем их обособления от социальной и физической жизни индивидов, как это делал в свое время Макс Штирнер, критика которого осно­воположниками марксизма общеизвестна. Именно в этом обособлении заключен гно­сеологический смысл игнорирования так называемой философской антропологией достижений современного естествознания, психологии, общественных наук в изуче­нии человека . Дело в том, что из современной научной картины человеческого разви­тия никак не следует вывод о природных истоках отчуждения.

В одной из своих работ Т. И. Ойзерман, критикуя экзистенциалистскую концеп­цию, согласно которой источником отчуждения является антропологическая природа человека, пишет: «Эта концепция увековечивает отчуждение, изображая его незави­симым от каких-либо исторических условий и социально-экономической структуры общества. Речь идет о противоположности полов, о возрастных различиях и, в особен­ности, о неповторимости каждого отдельного человеческого существования, о чело­веческой смертности, которая-де определяет характер индивидуальной жизни и со­ставляет ее основной тон.

Само собой разумеется, что марксизм-ленинизм ни в малейшей мере не отрицает существенности антропологической характеристики личности, значения антрополо­гических, в частности половых и возрастных, различий; все это, как известно, учитыва­ется марксизмом не только теоретически, но и практически в политике социалистиче­ского государства и т. д.»5.

Как видим, к «антропологическим характеристикам личности» автор относит воз­раст, пол, состояние здоровья, продолжительность жизни — в общем, человеческий организм и его жизнедеятельность, правильно указывая, что все эти характеристики так или иначе социально обусловлены и в связи с этим исторически преобразуются. Однако их обратное влияние на общественные функции человека и реальный процесс его жизни в обществе не подчеркивается.

Впрочем, такая позиция до недавнего времени была достаточно распространена среди наших философов и социологов. Поэтому игнорировался конкретный демо­графический состав общества и возрастно-половая структура народонаселения не счи­талась важной социальной проблемой. В этой структуре возраст и пол выступают уже не только в качестве антропологических характеристик человеческого индивида, а в качестве социальных факторов, оказывающих влияние на общий объем трудоспособ­ности («экономической активности»), на его потенциал, не говоря уже о воспроизвод­стве населения. Над всеми этими проблемами работают и практически их решают раз-1 См.: Современная идеалистическая гносеология. — М: Мысль, 1968. 5 Ойзерман Т. И. Человек и его отчуждение // Человек и эпоха: Сб. — М.: Наука, 1964. — С. 114.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница