Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница68/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   64   65   66   67   68   69   70   71   ...   141
Глава 4. Половой диморфизм и психофизиологическая эволюция человека.

ми механизмами регулирования жизненных процессов. Онтогенез человека раскрыва­ется как последовательная смена возрастов, одной из характеристик которых является своеобразный половой метаморфоз: постепенное развертывание и усиление полового диморфизма в периоды роста и созревания, затем стабилизация этого диморфизма, по которой определяется половозрелость, наконец ослабление и угасание полового ди­морфизма в процессе старения.

Капитальнейшими фактами онтогенетической эволюции являются латентное со­стояние и постепенное развертывание главнейших феноменов полового созревания, весьма лабильное и многофазное изменение половозрелого состояния, многообразие явлений полового увядания, составляющего один из центральных компонентов старе­ния. Возрастные метаморфозы созревания, зрелости и старения представляют комп­лексы общесоматических и специфически половых характеристик. Хотя не существу­ет полного параллелизма между общесоматическими и сексуальными (соматоэндо-кринными) изменениями, с одной стороны, и нервно-психическими, с другой, однако они всегда причинно и функционально взаимосвязаны.

Для понимания интимных взаимосвязей между специфическими (половыми) и общими (соматическими) структурно-динамическими характеристиками организма может оказаться полезной схема системы взаимозависимостей в развивающемся орга­низме, предложенная известным советским биологом акад. И. И. Шмальгаузеном. Ис­ходя из того, что основным элементом высших формообразовательных механизмов является индукционная система из двух взаимодействующих систем, из которых одна выделяется активностью в своем воздействии на другую (индуктор), а вторая — реактивностью, т. е. высвобождением внутренних запасов энергии (реактор), И. И. Шмальгаузен пришел к выводу, что отношения между активирующей и реаги­рующей тканью составляют один из основных контуров биологического регулирова­ния. По генетическому порядку он является вторым в эмбриогенезе, непосредственно связанным с первым контуром регулирования связей между ядром и плазмой. В свою очередь, второй контур (индуктор—реактор) прямыми и обратными связями включа­ется в обширный третий контур регулирования (эндокринная—нервная система).

Примечательно, что, говоря об индукторе и реакторе, И. И. Шмальгаузен пишет об их условном подразделении, так как «в процессе взаимодействия они постоянно меняются своими местами. Всегда реагирующая часть оказывает и обратное влияние на индуктор, да, кроме того, и сама приобретает значение индуктора для других час-тей»1. В этом свете получают объяснение взаимосвязи между специфическими и об­щими функциями целостного организма. Вот что пишет по этому поводу И. И. Шмаль-гаузен: «Развитие половых признаков контролируется у позвоночных в большей или меньшей мере эндокринной системой... Непосредственная детерминация определяет­ся количественными соотношениями между мужскими и женскими гормонами при установлении пороговых уровней нормальной реактивности тканей. Между всеми органами внутренней секреции имеются сложные взаимодействия, ведущие к регули­рованию их функций. В случае половых желез выявляется, кроме гипофиза, также влияние щитовидной железы и надпочечников. С другой стороны, на деятельность

1 Шмальгаузен И. И. Регуляция формообразования в индивидуальном развитии. — М.: Наука, 1964. — С. 123.

Человек как предмет познания

эндокринной системы, прежде всего гипофиза, влияют и факторы внешней среды. В некоторых случаях установлено и наличие обратной связи между развивающимся вторичнополовым признаком и половыми железами»2 (курсив наш. — Б. А.).

Представление о многоконтурной системе биологического регулирования и изме­нении взаимоотношений между индукторами и реакторами позволяет понять изме­няющееся взаимодействие между специфически половыми и общесоматическими яв­лениями развития, носящее характер саморегулирования. Благодаря многообразным обратным связям от реактора к индуктору, посредством которых замыкаются конту­ры биологического регулирования, явления полового диморфизма, очевидно, и не мо­гут быть связаны только с метаморфозом половых функций в процессе онтогенетиче­ской эволюции.

Не вызывает никакого сомнения, что половая дифференциация онтогенеза чело­века является эффектом и постоянным условием регулирования всех процессов внут­ренней среды организма. Но в каком отношении находится эта дифференциация к ре­гулированию процессов взаимодействия организма с внешней средой?

Несомненно, что этот род взаимодействия регулируется непосредственно нервной системой и только через нервную систему проявляется участие эндокринной системы в динамике связей организма со средой обитания. Заметим, кстати, что в своей трехкон-турной схеме регулирования процесса формообразования в онтогенезе И. И. Шмаль-гаузен поместил нервную систему во внешнем контуре, у входа и выхода системы регу­лирования взаимосвязей организма со средой. Это не значит, конечно, что нервная сис­тема не регулирует состояния внутренней среды. Против этого говорят все факты, свидетельствующие о рефлекторной природе гомеостаза. Тем более это не означает, что нервная система, стоящая «у выхода» во внешнюю среду, т. е. организующая деятель­ность организма в окружающем мире, не испытывает влияния колебаний внутренней среды.

Из общей теории биорегулирования известно, что иерархический, многоуровне­вый принцип построения рефлекторно-кольцевых механизмов регулирования выпол­няет с высокой надежностью задачи взаимоувязывания внешней и внутренней среды организма. Благодаря центроэнцефалической системе большие полушария головного мозга многообразно используют для регулирования внешней деятельности, поведе­ния мощные энергетические и информационные потоки, генерируемые всеми систе­мами и тканями организма.

Вероятно, что именно через нервную систему, а не непосредственно через эндо­кринные аппараты на большие полушария могут влиять специфически половые ха­рактеристики организма3. Вместе с тем их влияние на центроэнцефалическую систе­му и через нее на подкорковые аппараты больших полушарий, несомненно, всегда зна­чительно. Кора больших полушарий, непосредственно являющаяся субстратом временных связей организма с внешней средой, испытывает «снизу», из всех нижеле-

2 Шмалыаузен И. И. Регуляция формообразования в индивидуальном развитии. — М.: Наука, 1964. —
С. 125-126.

3 Возможно, что этот механизм определяет общность «ростовой, сексуальной и интеллектуальной акселе­
рации», их параллелизм в подростковом возрасте. Ряд психофизических корреляций в этом возрасте
описан в кн.: Гримм Г. Основы конституциональной биологии и антропометрии. — М.: Медицина, 1967.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   64   65   66   67   68   69   70   71   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница