Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница6/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   141
Глава 1. Проблема человека в современной науке

В развитии педагогики и народного образования преобладает идея системы вос­питания как направленного воздействия общества на формирование индивида, систе­мы, в которой умственное образование и обучение неразрывно связаны с нравствен­ным, эстетическим и физическим воспитанием, с одной стороны, и производственно-политехническим — с другой.

В современных условиях возросло значение педагогической организации образа и режима жизни подрастающего поколения, а также различных средств физического воспитания. Все это говорит о существенном сближении воспитания с гигиеной и про­филактикой, со всей системой охраны и укрепления здоровья и обеспечения долго­летия.

Таков объективный ход развития практики, наиболее интенсивный и быстрый в условиях социалистического общества. Этот ход связывает различные виды общественной жизни и управления, сближая науки, ранее далекие друг от друга.

Итак, не только наука, но и практика испытывает потребность в единой теории человекознания, в сближении и интеграции всех средств познания человека и ру­ководства его развитием. Естественно, основу такой общей теории должна составлять философия, для которой человек — великая, вечная и универсальная проблема.

2. Философское обобщение знаний о человеке и интеграция научных дисциплин

Современная советская философия в новых исторических условиях социалисти­ческого развития и гигантского научно-технического прогресса развивает марксист­ско-ленинское учение о человеке. Естественно, именно к современной марксистской философской литературе по проблеме человека должно быть привлечено внимание всех тех, кого интересует построение подлинно научной методологии комплексного изучения человека и общества.

Большинство современных философов-марксистов полагают, что лишь филосо­фия, а не какие-либо другие науки в отдельности или в совокупности, может осветить проблему человека в целом, т. е. стать подлинной теорией целостного человека. Эту мысль Ф. В. Константинов сформулировал следующим образом: «Антропология и психология, политическая экономия и этика, юриспруденция и история, каждая от­расль социальной науки ставит или освещает ту или иную сторону проблемы челове­ка, и только философия, опираясь на названные отрасли знания, в состоянии осветить проблему человека в целом, раскрыть его сущность, закономерность его бытия»1. Крайне усложняющаяся система изучения человека, охватившая почти весь диапазон познания (от физико-математических наук до гуманитарных), предъявляет новые



1 Константинов Ф. В. Человек и общество // Человек и эпоха: Сб. — М: Наука, 1964. — С. 8 5 . — П о з д н е е Ф. В. Константинов говорил: «Человек, личность, сознание — это прежде всего, конечно, философские, социологические и психологические проблемы. Личность — это общий предмет и философии, и психологии» (Сознание: Сб. — М., 1967. — С. 349).

Человек как предмет познания

требования к философскому учению о человеке, которые способна удовлетворить лишь марксистско-ленинская философия. Разумеется, для этого сама философия в совре­менных условиях должна «опираться» (по словам Ф. В. Константинова) на большой ряд специальных наук, многие из которых возникли лишь в последние десятилетия. Имеются в виду, конечно, не извлечения из этих наук в качестве иллюстрации того или иного философского положения, а теоретическое исследование и обобщение раз­нородных научных данных в целях открытия общих свойств и закономерностей чело­веческого развития, которые еще далеко не полностью изучены.

В сфере человекознания, как показал опыт последних десятилетий, все больше открывается глубина непознанного, недостаточность нашего знания исторической природы человека и гигантского потенциала этой природы. Поэтому создание новых дисциплин и междисциплинарных связей между науками о человеке следует расцени­вать как новый подступ к фронтальному наступлению науки на непознанные еще явле­ния и законы человеческого развития, как важнейший момент, предшествующий вели­ким открытиям в этой области.

Понимание перспектив и стратегии исследований в области человекознания, не­разрывно связанное с отчетливым осознанием нерешенности ряда ее проблем, основы­вается на фундаменте накопленных научных данных и относительном решении дру­гих проблем. Такое понимание есть вместе с тем убеждение в принципиальной познаваемости законов человеческого развития, сущности человека, исключающее всякую возможность агностицизма, вновь распространившегося в современной идеалистической философии, особенно в экзистенциализме.

Различные концепции экзистенциализма используют нерешенность ряда проблем человекознания или крайнюю сложность их решения в качестве аргумента принципи­альной непознаваемости человеческой сущности и особенно внутреннего мира человека. В этом плане представляется весьма уместным критическое замечание Т. И. Ойзермана по поводу мистификации проблемы человека экзистенциализмом, «исходным положе­нием которого является утверждение, что история общества, совокупный человеческий опыт, развитие науки о человеке не только не приблизили нас к познанию человека, но, напротив, все более удаляют нас от этой цели». Именно в этом смысле следует понимать следующие изречения Г. Марселя: «Хотя мы все более и более узнаем о человеке, его сущность, по-видимому, все менее и менее д л я нас ясна. Я даже склоняюсь к тому, чтобы поставить вопрос так: не делает ли нас в конечном счете слепыми именно это обилие знаний о частностях. Итак, экзистенциализм выступает как учение о принципиально якобы непознаваемой (все более непонятной, непостижимой) сущности человека»2.

В другой своей критической работе «Философия кризиса и кризис философии» Т. И. Ойзерман вновь подчеркивает эту агностическую позицию экзистенциализма. Он пишет: «Экзистенциализм объявляет предметом своего исследования человека, но вместе с тем считает, что человек непознаваем, многообразные знания о человеке, по мнению экзистенциалистов, все далее уводят нас от понимания человека»3.

2 Ойзерман Т.Н. Послесловие к книге Т. Шварца «От Шопенгауэра к Хейдеггеру». — М.: Прогресс, 1964. —
С. 331.

3 Ойзерман Т. И. Философия кризиса и кризис философии // Современный экзистенциализм. — М.:
Мысль, 1966.-Гл. 1,с. 38.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница