Ананьев Борис Герасимович человек как предмет познания 3-е издание Серия «Мастера психологии»



страница42/141
Дата30.07.2018
Размер5.73 Mb.
ТипКнига
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   141
Глава 2. Становление системы человекознания

В общей картине ожидаемых научных открытий американские ученые из упоми­навшейся организации «Рэнд корпорейшн» наметили превращение обучения в при­ятное времяпрепровождение еще до конца семидесятых годов нашего века. Основа­ний для такого прогноза у них было достаточно: широкое применение в процессе обу­чения новых технических средств массовой коммуникации (кино, радио, телевидения, звукотехнических аппаратов), программированного обучения и обучающих машин133, усиливающих обратные связи и индивидуализацию обучения, и т. д. Вполне возмож­но, что в семидесятых годах будет достигнуто всеобщее применение обучающих ма­шин, созданы автоматизированные библиотеки, общедоступные устройства для ско­ростного автоматического перевода и т. д. Все это обеспечит, по мнению американ­ских ученых, превращение обучения из долгого и трудного процесса умственной работы в приятное времяпрепровождение.

Имеется в виду далее не только автоматизация средств обучения, но и разработка различных способов непосредственной передачи в мозг обучающихся обобщенной и обработанной информации, ввода и закрепления информации в памяти человека во время естественного сна — так называемой гипнопедии — и т. д. Заметим, кстати, что опыт обучения иностранным языкам методом гипнопедии проводится в ряде совет­ских лабораторий и оказывается результативным при соблюдении некоторых усло-вий134. Допускается также использование более эффективных методов подкрепления и у с и л е н и я мотивации процесса у ч е н и я с помощью психотропных фармакологических веществ и т. д.

Надо признать, что теоретически вполне допустимо изобретение множества по­добных средств, благодаря которым станут возможными обучение грамоте чуть ли не с двухлетнего возраста и ликвидация разрыва между сроками становления письмен­ной и устной речи. Теоретически допустима возможность использования в целях обучения биохимических и психофармакологических средств, поскольку имеются важ­ные экспериментальные данные о молекулярных основах памяти135. Все это, повторяем, возможно и как будто бы обеспечивает прием человеком возрастающих масс информа­ции, устраняя вместе с тем долгий и трудоемкий процесс усвоения знаний.

Некоторые ученые полагают, что таким путем будет наиболее полно использован гигантский потенциал человеческого мозга — прием и переработка около миллиона миллиардов единиц информации.

В общем, человек как потребитель информации, вырабатываемой современным человечеством, может быть обучен сравнительно быстро с помощью чудесных дости­жений радиоэлектроники и молекулярной биологии. Однако все становится куда бо­лее сложным, когда мы рассматриваем воспитательные проблемы обучения как сред­ства формирования человека в качестве субъекта познания, производителя новой ин-



133 Некоторые ученые усматривают в этом начало новой эры образования и выход из кризиса систем обра­
зования, основанных на письменности (см., например: Miller, NealE. Graphic Communication and the Crisis
in Education // Audio-Visual Communication Review. — Waschington, 1957).

134 См., например: Близниченко Л. Д. Ввод и закрепление информации в памяти человека во время есте­
ственного сна. — Киев: Наукова думка, 1966.

135 Биологическая основа следов памяти. Симпозиум № 20/Под ред. К. Прибрама//Материалы XVIII
Междунар. психол. конгр. — Вып. 20. — М., 1966.

Человек как предмет познания

формации, способного созидать новые ценности культуры и техники. Это тем более необходимо, что ученые (например, У. Р. Эшби, Прайс и др.), обсуждающие проблему будущего науки, исходят из постоянства кривой распределения интеллекта и полага­ют, что, хотя цивилизация стремительно прогрессирует, сила воспитательного воздей­ствия на интеллект человека остается неизменной.

Определение меры полезности для развития человека того или иного средства обу­чения возможно только при учете целостной системы воспитания, взаимозависимо­стей между умственной, физической, нравственной и другими частями воспитания. Особенное значение имеет взаимосогласование в процессе воспитания умственного и физического развития. Следует предусматривать, вводя те или иные средства ум­ственного образования, не только их прямые влияния на умственное развитие, но и косвенные — на физическое развитие.

Определение меры полезности вновь вводимого средства обучения неразрывно связано с более общим определением оптимального сочетания различных средств вос­питания в целях формирования человека. Умственные способности, необходимые для усвоения знаний, формируются не только в процессе обучения, но и в общем процессе психофизического развития, накопления индивидуального опыта и упражнения всех сенсомоторных систем. Вместе с тем, как известно из современной психофизиологии и геронтологии, постоянная тренируемостъ интеллектуальных функций составляет главнейший фактор сохранения жизнестойкости и жизнеспособности, общего долголе­тия человека. Умственный труд, обеспеченный необходимым образованием и культу­рой учения, является ведущей силой, противостоящей инволюционным процессам. Современная геронтология как медико-биологическая дисциплина показала, что фи­зическое долголетие есть интегральный результат многих обстоятельств жизни, форм воспитания и видов деятельности самого человека, но в этом интегральном эффекте для современного человека воспитанность интеллекта и способность к постоянному интеллектуальному напряжению занимают центральное место. Так воспитание и обу­чение сливаются с гигиеной и профилактикой преждевременного старения, а педаго­гические задачи становятся неотделимыми от медицинских в широком смысле слова. Как видим, определение полезности того или иного фактора для человеческого разви­тия может быть лишь комплексным. В системе человекознания подобные комплекс­ные прогнозы станут вполне возможными. Взаимодействие медицинских, педагоги­ческих и технических наук будет способствовать осуществлению этих прогнозов на практике.

Глава 3


Онтогенез

и жизненный путь

человека

1. Противоречия индивидуального развития и его гетерохронность

Индивидуальное развитие человека, как и вся­кого другого организма, есть онтогенез с зало­женной в нем филогенетической программой. Нормальная продолжительность человеческой жизни и последовательная смена стадий или фаз индивидуального развития строго определены этой программой и видовыми особенностями Homo sapiens. Зачатие, рождение, созревание, зрелость, старение, старость составляют основ­ные моменты становления целостности челове­ческого организма. В онтогенезе человека возни­кают и преодолеваются многие противоречия между наследственностью и средой, различны­ми регуляторами жизнедеятельности (гумораль­ными и нервными, кортико-ретикулярными и кортикальными, первосигнальными и второсиг-нальными), разными системами, органами и тка­нями в целостной структуре организма. Одним из существенных проявлений внутренних про­тиворечий онтогенетической эволюции следует считать неравномерность развития различных систем и их регуляторов.

Естествознание, психология, медицина и пе­дагогика накопили огромный фонд знаний о не­равномерности и гетерохронности роста и диф-ференцировки тканей, костной и мышечной сис­тем, различных желез внутренней секреции, основных отделов центральной нервной систе­мы, анализаторных систем детей и подростков.


Человек как предмет познания

В деталях известны явления гетерохронности общесоматического, полового и нервно-психического созревания. Даты каждой из этих форм созревания расходятся весьма значительно, и вариативность их возрастает по мере приближения к зрелости.

Первоначально полагали, что неравномерность изменений и гетерохронность фаз развития — явления, специфические только для процессов роста и созревания. Одна­ко опыт морфофизиологического, биохимического и психофизиологического иссле­дования процессов старения показал, что гетерохронность инволюционных процес­сов и неравномерность старения отдельных систем — капитальные явления позднего онтогенеза человека, имеющие не меньшее значение для онтогенеза в целом, чем гете-рохронность созревания.

Становление целостности организма и стабилизация его на определенном опти­мальном для вида уровне в состоянии зрелости, зависящие от общих эффектов созре­вания, сами определяют инволюционные процессы. Известно, что одним из важных факторов долголетия является наследственность, обнаруживаемая у нескольких по­колений долгожителей, однояйцевых близнецов и т. д. Однако этот фактор не един­ственный, и всегда его действие так или иначе опосредуется изменчивостью функций различных органов в зависимости от условий существования организма в среде оби­тания, от характера воспитания и деятельности. Наибольшей индивидуальной измен­чивостью под влиянием этих факторов обладают мозговые функции, особенно функ­ции коры головного мозга человека. Среди этих функций, в свою очередь, самыми ва­риабельными являются вербальные функции больших полушарий головного мозга, инволюция которых относится к числу наиболее поздних. Общее развитие жизнедея­тельности связано с такими характеристиками использования, накопления и воспро­изведения ресурсов организма, которые определяют долголетие и общую продолжи­тельность жизни человека. Неравномерность процессов и гетерохронность смены со­стояний индивида, выражающие внутренние противоречия развития, следовательно, содержат различные возможности жизни — от преждевременного старения в одних случаях до долголетия в других.

Исследование этих возможностей составляет одну из главных задач геронтологии как науки о старении, старости и долголетии человека. Эта новая наука всесторонне изучает геронтогенез и обнаруживает явления старения одних органов и функций в глубокой старости, а некоторых не только в зрелом возрасте, но и в юности. Далеко не всегда, как мы увидим несколько позже, можно объяснить подобную гетерохронность инволюционных процессов генетическими и вообще биологическими причинами. Поэтому геронтология уделяет большое внимание исследованию образа жизни и ре­жима долгожителей, Нравственных привычек (привязанностей и вкусов), взаимоот­ношений в семье и в других общностях, трудового опыта, профессий и т. д. Все это, конечно, выходит далеко за пределы самого онтогенеза как реализации филогенети­ческой программы в развитии индивида. Можно сказать, что геронтология, хотя и яв­ляется медико-биологической дисциплиной, принуждена изучать не только онтоге­нез, но и жизненный путь человека, печать которого накладывается на онтогенетиче­ские фазы, особенно на фазы зрелости, старения и старости.

Жизненный путь человека — это история формирования и развития личности в оп­ределенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определенного поколения. Вместе с тем фазы жизненного пути датируются историческими события-




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   141


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница